Информационно-аналитическое издание

Боевые побратимы с Западной Украины

16.02.2015
Версия для печатиВерсия для печати

«Я попросив бы вас собирати де-небудь в моiй тумбочцi всi мої листи, не викидайте, добре?»

Из письма сержанта Василия Кухарчука родным

15 февраля отмечали очередную годовщину вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана. Афган, как оказалось, цепляет надолго.

Вот и сегодня на Донбассе идет куда более кровавая война, которая и в страшном сне не привидится, и на этой войне, с обеих ее сторон, как когда-то в 80-х, стреляют бывшие «афганцы». Увы, такое уже было в Приднестровье, Карабахе, Чечне.

Тема афганцев в этой войне и событиях на Майдане еще ждет своих исследователей. Отчего бывшие боевые побратимы разошлись по враждебным лагерям, отчего свой дорогой (без сомнения ценный) боевой опыт они используют против своих сограждан, отчего вдруг наступила такая взаимная ненависть, еще предстоит ответить и самим афганцам, и их хронистам.

На Майдане и на полях Донбасса сцепились не только сограждане, но и однополчане. А в том, уже далеком теперь, Афгане они не делили друг друга по этническим признакам, языку, приверженности политическим постулатам.

Да, времена были иные, но люди были такими же. Но ведь еще несколько лет назад предположить подобную резню между восточными и западными украинцами можно было лишь в самых мрачных, кажущихся невозможными прогнозах. А сегодня даже траурные мероприятия афганцев хотели использовать для проведения «точечных огневых ударов» или диверсионных актов…

Выходцы из УССР воевали во многих известных боевых операциях – под Джелалабадом, в Панджшере и Герате, в кровавых боях у кишлаков Афридж, Коньяк, Шаеста, в «куфабких рейдах», в сражении на горе Яфсадж, в мармольских, ташкурганских и айбакских операциях, в «Магистрале», «Тайфуне», «Западне», в легендарном восстании в Бадабере.

Известно, что из 160375 человек, призванных военкоматами УССР и прошедших Афганистан, там погибли 2376 этнических украинцев (имевших в паспорте указанную национальность). Хотя таковые призывались не только из Советской Украины. Например, призванный из белорусского Лепеля младший сержант Игорь Нападовский, погибший 21 апреля 1985 года в Мараварском ущелье.

НАПАДОВСКИЙ Игорь Анатольевич

Этот бой называют одним из самых трагичных и самых неудачных для советского контингента. И это правда. Правда и то, как героически погибли там наши тогдашние соотечественники, герои, которых мы все до сих пор считаем нашими общими.

Под пулями и ножами моджахедов Юнуса Халеса легли 14 русских, 7 украинцев, 3 белоруса, 2 поляка, 3 таджика, 1 казах и 1 татарин. Всего 31 человек…

1 рота 334-го отдельного Асадабадского отряда особого назначения под командованием выпускника Киевского ВОКУ капитана Николая Цебрука в тот день выдвинулась в район кишлаков Сангам и Даридам в Мараварском ущелье провинции Кунар, что в 10 километрах от пакистанской границы.

Это был первый самостоятельный выход роты, боевого опыта солдаты и офицеры не имели. Они попали в хорошо организованную огневую засаду моджахедов Халеса и приняли бой. Обстрел по хорошо пристрелянным целям начался неожиданно, счет потерь начался с первых секунд боя.

Первым был убит командир Цебрук, отчего управление было потеряно. Рота была разделена на четыре группы, которые действовали самостоятельно. Группа во главе с лейтенантом Кузнецовым, находящаяся в самом кишлаке Даридам, яростно отстреливаясь, пыталась укрепляться в дувалах.

Надо сказать, что помогать им пытались сразу, но уж больно грамотно была задумана засада. Танки и БМД бронегруппы подорвались на минах, снайперские и пулеметные группы душманов прикрывали фланги. Прибывшие вертолеты не могли наносить точные удары, так как ребята рассыпались по дувалам, а их сигнальные огни для своих становились маяками для душманов.

В живых осталось несколько человек из групп прикрытия. Известно лишь то, что никто не сдался. Предполагают, что оставшиеся в живых в окружении подрывали себя гранатами, как их командир Кузнецов.

В полном составе подорвет себя и отделение сержанта Юрия Гавраша. Подвиг этот станет позже предметом постоянного обсуждения среди солдат и офицеров. Словно веря и не веря тому, что так может быть, они пересказывали его снова и снова, выискивая такие подробности, которые позволили бы поверить в происшедшее. Говорили, что о подвиге солдат отделения Гавраша стало известно из неких агентурных данных, то есть от кого-то из духов, побывавших в том бою.

Они, окруженные, расстрелявшие весь боезапас, взорвали внутри дувала мину ОЗМ-72.

Перед выходом в Сангам рота получила распоряжение приготовить эти мины в качестве гранат. Делалось это очень просто – отстреливался стакан, в котором находятся боевой заряд и начинка из роликов-осколков. Вкручивался обычный детонатор и граната большой мощности готова. Использоваться она должна была при штурме дувалов. Но ребята использовали ее для себя…

Гродненский поляк младший сержант Гавраш Юрий Чеславович (1966) и астраханец рядовой Мустафин Наиль Маратович (1965) приняли смерть со своими друзьями из Западной Украины.

ГАВРАШ Юрий Чеславович 

МУСТАФИН Наиль Маратович

Младший сержант пулеметчик Кухарчук Василий Федорович (1966) происходил из города Дубно Ровенской области, работал шофером на городском промкомбинате.

Ефрейтор Вакулюк Александр Сергеевич (1965) был родом из Львова, хотя призывался из Киева, где работал.

Рядовой Бойчук Владимир Васильевич (1966) происходил из села Писец Новоушицкого района Хмельницкой области. До Афгана работал водителем, мечтал о большой семье.

Ефрейтор Марченко Вячеслав Валентинович (1965), призывался с киевского завода «Ленинская кузня».

Пулеметчик рядовой Музыка Василий Николаевич (1965) родился в с.Лобачевка Гороховского района Волынской области. Перед Афганистаном трудился оператором-наладчиком на шарикоподшипниковом заводе.

Взрыв поставил точку их земной жизни. Вместе с ними взорвались и находящиеся рядом духи. А рядом еще разрозненно отстреливались оставшиеся в дувалах разведчики. Когда все было кончено, взбесившиеся неожиданным и мощным отпором моджахеды начали кровавую расправу и с уцелевшими, и с убитыми.

Так погиб уроженец села Раков Долинского района Ивано-Франковской области выпускник Стрыйского ПТУ ефрейтор Василий Иванович Федив (1965). Когда над ним склонился дух, чтобы добить, Василий бросился на него с ножом, перерезав горло…

ФЕДИВ Василий Иванович

Когда после ударов авиации моджахеды ушли в горы, прибывшие на подмогу однополчане и группы соседей, начали вывозить тела.

Их грузили прямо на броню, обливая соляркой от запаха и мух. Ребят невозможно было опознать – все были сильно изуродованы. Опознавали уже в расположении батальона, по наколкам, петлицам и нижнему белью. Многих везли вместе с плетеными кушетками, на которых ребят пытали.

Эта история - своеобразный срез той общей истории, тех общих трагедий и потерь, общих подвигов и героизма, которые сегодня стали предаваться сомнению или «творческому осмыслению» новой «отдельной истории отдельных трагедий и отдельных побед».

Что станет с историями, подобными мараварской, предположить сложно. Возможно, ее разотрут в памяти как историческую ненужность, возможно, препарируют, «изучат» и вынесут новый вердикт, возможно, и этого очень хочется, она останется историей, где ребята с Западной Украины прикрывали спину не только выходцам из Донбасса, Крыма и Харькова, но сражались, спасали своими жизнями русских и не русских, но СВОИХ. Потому что у них была одна своя страна. И хотели они одной своей победы. На небе все мараварцы так и остались 1-й ротой, шагнувшей в бессмертие и, надеюсь, не в беспамятство.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору