Информационно-аналитическое издание

Битва под Батогом: такого поражения Речь Посполита ещё не знала

Казацкий натиск. Художник А. Серебряков
Версия для печатиВерсия для печати

«Добрые наши початки – видно, нас Бог благословил» - так мог бы сказать, лишь чуть перефразируя казацкого деятеля чуть более поздней эпохи*, Богдан Хмельницкий. Не сказал: это и так было очевидно. Сугубая авантюра, если называть вещи своими именами, его восстания против власти одного из сильнейших государств того времени, Речи Посполитой, переросла в Освободительную войну, итогом которой стало достижение изначально поставленной цели – воссоединения Малороссии с Великороссией. Уже первое крупное сражение этой войны – Битва при Жёлтых Водах – было блестяще выиграно повстанцами. Корсунское сражение, Битва при Пилявцах, Осада Львова и другие, менее яркие победные военные кампании всё того же достопамятного 1648 года принесли борцу за свободу Малороссии значительные военные трофеи: только под Пилявцами им был захвачен огромный обоз – 100 тысяч подвод припасов и снаряжения, 90 пушек и очень много пороха, а также казна. Стоимость трофеев оценивалась от 7 до 10 миллионов золотых. Союзники-татары воевали, конечно, за ясырь. Но не малороссы были угоняемы тогда в неволю. «Вами расплачусь», – дерзко ответил Хмельницкий ясновельможным панам, намекавшим, что за помощь крымчаков ему придётся отдать часть Малороссии на разграбление.

Татарский ясырь. Художник Ю. Брандт, XIX век

Татарский ясырь. Художник Ю. Брандт, XIX век

Поражение в войне случилось три года спустя, когда полякам удалось выкупить из Крыма за огромные деньги гетмана коронного Николая Потоцкого, призвавшего к войне с казаками до тех пор, пока «вся земля не покраснеет от казацкой крови». Было объявлено «посполитое рушение» – всеобщая мобилизация шляхты. Польша выставила по 40 тысяч бойцов регулярной коронной армии, жолнеров (солдат-пехотинцев) и воинов шляхетского ополчения. Армии сошлись вблизи местечка Берестечко (ныне город районного значения в Гороховском районе Волынской области). Случилось это в день, который оказался для сражения неудачным: 19 июня 1651 года, на который попадал мусульманский праздник Курбан-Байрам. Понесшие большие потери татары (тогда погиб и постоянный союзник Хмельницкого Тугай-бей) восприняли это как кару Божью. Орда обратилась в бегство. Хмельницкий бросился за ней, чтобы убедить хана Ислям Герая вернуться, но и сам был задержан. Оставшийся за главного полковник Джеджалий некоторое время отбивался от поляков, но, видя войско в крайнем затруднении, решился вступить в переговоры о перемирии. Итогом стало подписание под Белой Церковью 28 сентября 1651 года мирного договора, по которому реестр уменьшался ровно вдвое, до 20 тысяч, казацкая территория урезалась до размеров Киевского воеводства, шляхте возвращались её владения, гетман обязывался отпустить татарские войска и не вступать в отношения с иностранными государствами. Определённые обязательства брала на себя и Речь Посполитая – которая, будучи опустошённой предыдущими сражениями, диктовать свои условия исключительно с позиции силы уже не могла.

Любопытно, как расправилась сама судьба с тремя победителями казаков под Берестечком. Гетман коронный (то есть главнокомандующим польскими военными силами) Николай Потоцкий по прозвищу Медвежья Лапа, на которого так потратилась Польша, выкупая его у татар, скончался через два месяца после подписания Белоцерковского договора в Хмельнике. Главный победитель в Берестецкой битве лютый Иеремия Вишневецкий внезапно умер, месяца не дожив до Белоцерковского договора в польском военном лагере под Паволочью. Причины смерти 39-летнего здоровяка до сих пор не выяснены. Более того: исчез и труп его из бенедиктинского аббатства Святого Креста близ Кельц, вместо него было обнаружено тело совершенно другого человека. Дело довершила немецкая бомбардировка монастыря 6 сентября 1939 года, когда была уничтожена и надгробная табличка, установленная его сыном, королём Михаилом Корибутом. От владельца Вишневеччины – государства в государстве Польском, не осталось даже пуговицы!

Судьба сохранила лишь третьего предводителя польской армии – черниговского воеводу и гетмана коронного Мартина Калиновского, но лишь на несколько месяцев, уготовив ему смерть в следующей победной битве Богдана Хмельницкого – под Батогом, где погиб и его сын, великий обозный коронный Самуил Ежи, «повторив судьбу отца, деда, брата и дяди».

Польские военачальники Мартин Калиновский и Стефан Чарнецкий

Польские военачальники Мартин Калиновский и Стефан Чарнецкий

Белоцерковский договор тем примечателен, что выполнять условия его не намеревалась ни одна из сторон конфликта. Сознавая это, Богдан Хмельницкий вознамерился осуществить ещё одну казацкую мечту – покорить Молдавию, на которую запорожцы положили глаз почти столетие тому назад. «Они ею чуть не овладели в 1563 г., когда ходили туда под начальством Байды-Вишневецкого. Уже тогда шла речь о возведении этого предводителя на господарский престол. Через 14 лет, в 1577 г., им удаётся взять Яссы и посадить на трон своего атамана Подкову, но… Подкова не удержался на господарстве», – пишет историк Николай Ульянов.

Богдан Хмельницкий вознамерился добыть Молдавское княжество по-иному: путём брака своего сына Тимоша с дочерью господаря Василия Лупу Розандой. Сватовство было затеяно во время громких побед гетмана Запорожского, попутно был подписан и союзный договор. Ставленник турок, при этом поддерживавший хорошие отношения с Польшей, Василь Лупу оказался между трёх огней. «Жар» от Хмельницкого был тогда наиболее жгущим. Он дал своё согласие на династический брак и военную помощь. А затем, из-за неудачи Богдана под Берестечком, отозвал его. Обманщика следовало примерно проучить, и Хмельницкий стал готовить военную экспедицию на Яссы.

Сваты: гетман Войска Запорожского Богдан Хмельницкий и молдавский господарь Василий Лупу.

Сваты: гетман Войска Запорожского Богдан Хмельницкий и молдавский господарь Василий Лупу.

Известившись об этих планах, польское правительство дало распоряжение упомянутому Мартину Калиновскому разбить казаков. У берегов Южного Буга в долине недалеко от местечка Ладыжин (ныне город областного значения в Винницкой области Украины) польный гетман расположил на пути Тимофея Хмельницкого лагерь с 20-тысячным войском, в котором было много иностранных наёмников. Перед лагерем располагалась река, на флангах находились леса и болота, за лагерем – гора Батог.

Схема боя у горы Батог.

Схема боя у горы Батог.

Богдану Хмельницкому удалось усыпить внимание польского командования сообщением о походе в Молдавию якобы небольшого отряда казаков. Сам же он тем временем собрал войско в составе Чигиринского, Черкасского, Корсунского и Переяславского полков, а также татарской конницы. Казаки окружили вражеский лагерь со всех сторон и утром 2 июня пошли на генеральный штурм. Со всех сторон шёл бой, продолжившийся и после наступления ночи. Во тьме поляки окончательно потеряли ориентацию и не знали уже, кто и откуда атакует. К следующему дню, 3 июня, армия Речи Посполитой была наголову разгромлена. Голову Мартина Калиновского принесли Хмельницкому наколотой на копьё. А после окончания сражения малороссийский гетман выкупил у Нуреддин-султана за 50 тысяч талеров всех пленных поляков и приказал их убить, объясняя такой поступок местью за проигранную Берестецкую битву. Пленников со связанными за спиной руками лишали жизни по очереди путём обезглавливания или потрошения (вырезания внутренностей). Так под Батогом была уничтожена аристократия Речи Посполитой, самый её цвет, числом от 10 до 15 тысяч человек. Здесь же и тогда же навеки исчез целый род (самый элитный!) польского войска – крылатые гусары, наводившие ужас на противника и некогда (под Кирхольмом, под Клушином, под Хотином) решавшие итоги сражений. Восстановить его (а стоимость снаряжения такого всадника составляла около 5 тысяч злотых) Польша не смогла.

Атака польской кавалерии, так называемых крылатых гусар.

Атака польской кавалерии, так называемых крылатых гусар.

Спастись от погрома удалось не более 1500 польской конницы. Точные потери казаков и татар неизвестны, но вряд ли они были больше тысячи.

Кровавая резня была наглядной демонстрацией силы и символизировала окончательный разрыв Богдана Хмельницкого с Речью Посполитой. Она давала недвусмысленный сигнал козацкой старшине, которая всё ещё видела своё место в польской сословной иерархии: вам там не бывать! Путь туда действительно был ей отрезан.

Казнь-резня польских пленников под Батогом. Старинная гравюра.

Казнь-резня польских пленников под Батогом. Старинная гравюра.

Ситуативно казаки получили союзника в лице Молдавского княжества, брак между Тимошем Хмельницким и Розандой свершился. Но молдавское боярство его не одобрило и отвернулось от господаря. Соседи – правители Валахии и Трансильвании, организовали в их среде бояр заговор и ввели войска. Василий Лупу бежал к Богдану Хмельницкому. Тот отправил в Молдавию 12-тысячную армию во главе с Тимофеем. Заговорщики и интервенты были выбиты из страны, казаки и их молдавские союзники вошли в Валахию и захватили Бухарест – но в сражении у села Финты были разбиты, отступили. Под Сучавой Тимофей был убит. Казаки заключили мир и ушли из княжества.

Тимош Хмельницкий и Розанда Лупу.

Тимош Хмельницкий и Розанда Лупу.

Смерть Богдана Хмельницкого в 1657 году окончательно похоронила малороссийско-молдавский союз. Василий Лупу волею судеб попал в Крым, оттуда его перевезли в Стамбул, где он и скончался в тюремном заключении. Розанда некоторое время жила в Чигирине, где родила двух мальчиков-близнецов, судьба которых неизвестна (сказывают, умерли во младенчестве). Потом тесть подарил ей имение Зеньковский Ключ на Полтавщине и местечко Рашков на Днестре, из окон замка которого был виден молдавский берег. Дальнейшая судьба её теряется во тьме веков. Говорят, что жила она в этом Рашкове (ныне село в Каменском районе непризнанной Приднестровской Молдавской Республики) уединённо, помогала бедным. Во время Руины в 1664 году отряд во главе с казаком Дроздом ворвался в её имение, вымогая деньги. Розанда отдала грабителям 19 тысяч дукатов – всё, что имела. Но они потребовали ещё и драгоценности, в том числе ожерелье. Женщина заявила, что ожерелье всегда было с ней и так останется навсегда. После этих слов её бросили на порог и отрубили топором голову. Вскоре Дрозд был убит. Деньги и драгоценности оказались у другого повстанца – Семёна Палия. Ожерелье Розанды он передал в Ильинскую церковь в Суботове, где оно хранилось до 1917 года.

Вторая история менее романтична. Якобы Розанда была захвачена в плен польскими жолнерами и в 1686 (по другим данным 1687) году казнена – как невестка ненавистного им Богдана Хмельницкого.

…В числе тех немногих, кому посчастливилось уцелеть в Битве под Батогом, был Стефан Чарнецкий, национальный герой Польши, его имя упоминается в государственном гимне. Финал битвы он наблюдал, спрятавшись в стогу сена. Не имея сил поквитаться с Хмельницким живым, он отомстил мёртвому: в 1664 году сжёг и разграбил хутор Суботов, ранее принадлежавший Богдану Хмельницкому, разрушил гробницы Богдана и Тимофея Хмельницких в Ильинской церкви, а их тела приказал выбросить на рынок. Так что война с теми, кто не может ответить (памятниками, кладбищами, усыпальницами) – очень древняя польская традиция, весьма живая и сейчас.

Бой Богуна с Чарнецким под Монастырищем в 1653 г. Художник Н. Самокиш. 1944 г.

Бой Богуна с Чарнецким под Монастырищем в 1653 г. Художник Н. Самокиш. 1944 г.

Успокоила разрушителя гробниц пуля, полученная им при осаде Ставища (мятежного города на правобережной Гетманщине), в котором он после взятия в феврале 1665 г. приказал вырезать всех жителей, вне зависимости от пола и возраста.

Один из памятников Битвы под Батогом и надпись на нём.

Один из памятников Битвы под Батогом и надпись на нём.

________________

* «Злые наши початки, видно Бог нас не благословил», – сказал гетман Иван Мазепа, обозревая опустошённый Батурин, где он собрал оружие, снаряжение и продовольствие для оккупационной шведской армии короля Карла XII.

Заглавное фото: Казацкий натиск. Художник А. Серебряков

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru