Информационно-аналитическое издание

Безумие вражды

Версия для печатиВерсия для печати

Сползание в системное информационное противостояние государственных властей и общественности Украины и России продолжается. По проблеме евроатлантической интеграции по линии министерств иностранных дел решили перейти к консультациям. Однако маховик информационного противостояния уже начал давать результаты на общественном уровне. Так, 19 апреля на конференции Академии наук высшей школы Украины было принято обращение к российским ученым: «нас вельми тривожить те, що упродовж останнього часу державне керівництво Російської Федерації, високопоставлені військовики дозволяють собі повчати Україну в тональності, неприпустимій для практики рівноправних міждержавних відносин, більше того – погрожують їй застосуванням сили у випадку, якщо наша держава зважиться на небажані з погляду Кремля кроки й рішення. Ми закликаємо наших російських колег усвідомити: рішення України про участь у тій або іншій системи колективної безпеки жодною мірою не загрожуватиме безпеці й інтересам Росії. Водночас розгорнута російськими правлячими елітами антиукраїнська істерія вже негативно позначається на атмосфері довіри й дружби між нашими народами. Згортаються потрібні для обох країн наукові й інноваційні проекти» (1).

Спрашивается: что такое пресловутая «истерия»: диагноз или один из первых значимых результатов сознательной информационной политики, проводимой Киевом?
 
ХХХ
 
К осени на украинской политической сцене следует ожидать еще более «значимых» сдвиговв плане изменения общественного мнения по проблеме Голодомора 1932-1933 годов и эскалации напряженности в российско-украинских отношениях.
 
Конфликтное поле формируется вокруг проблемы «геноцида» украинского народа, а не исторической оценки Голодомора. Россия, участвовавшая в свое время в подготовке официального документа 58-й сессии Генеральной ассамблеи ООН – «Совместного заявления по случаю 70-й годовщины Голодомора – Великого голода 1932-1933 годов в Украине», настаивала и настаивает на том, что для квалификации политики руководства СССР как политики «геноцида» в отношении украинского народа нет никаких оснований. Нет оснований и для претензий к России как правопреемнице СССР.
 
В середине апреля украинская делегация во главе с Ю. Тимошенко на открытии весенней сессии ПАСЕ добилась включения вопроса о Голодоморе в повестку дня Парламентской ассамблеи Совета Европы, и, соответственно, получила право готовить доклад для ПАСЕ. К осенней сессии этой организации в ноябре доклад будет готов, заслушан и введен в широкий общественный оборот. Как известно, 2008-й год в Украине объявлен «Годом памяти жертв Глодомора». Нет сомнений, что к осени проблему «геноцида украинского народа» вытащат снова: без этого нет смысла обсуждать вопрос о Голодоморе в ПАСЕ, коль скоро решение ООН по нему уже принято.
 
ХХХ
 
Такого рода деятельность не может «ушанувати пам'ять мільйонів громадян, які стали жертвами Голодомору», не может быть основой консолидации украинского общества, ибо направлена на конфликт, а не на созидание.
 
Концепцию информационной войны по проблеме Голодомора предложили еще двадцать лет назад «Выводы Специальной комиссии Конгресса США по вопросам исследования Голодомора 1932-1933 годов в Украине», когда Голодомор назвали «геноцидом против украинцев». Это экспортированное из США положение стало средством политической борьбы и идеологических спекуляций, заслоняя человеческую трагедию Голодомора. Реально – это кощунства над памятью его жертв.
 
В «Материалах Института истории Украины НАН Украины «Голодомор 1932-1933 годов – геноцид в Украине», размещенных на сайтах государственных органов власти (от Президента Украины до госадминистраций областей), предельно четко изложена политическая сторона проблемы, включая первоисточник – 16 пунктов «Выводов Специальной комиссии Конгресса США…» (1988 г.).
 
В «Материалах…» указана национальная природа Голодомора: «Українська національна свідомість до того часу набула загрозливих масштабів, розквітла національна інтелігенція, Україна намагалася проводити самостійну політику, зросло значення України в загальносоюзник процесах, причому сталося це завдяки зростанню національної свідомості українців, а не їхньому злиттю з росіянами.А опора всієї України – селянство – забезпечувало можливість національній самосвідомості розквітати й далі. І саме з цих причин було влаштовано терор голодом, щоб знищити саму українську національну ідею, підірвавши її соціальну базу, деморалізувавши інтелігенцію і зробивши з селян, що вижили після голоду, покірних колгоспників. Оскільки політичну владу було зосереджено у Москві, це вирішило долю українців. Тому Голод 1932-1933 років став відповіддю комуністичної московської влади на український культурно-політичний розвиток у межах СРСР» (Курсив и выделение в тексте документа. – В.Б.).
 
Идея «геноцида украинского народа» использовалась в свое время Л. Кравчуком и Л. Кучмой для формирования украинской государственности. В Законе Украины от 28 ноября 2006 года закреплено: «Голодомор 1932–1933 років в Україні є геноцидом Українського народу» (ст. 1); «Публічне заперечення Голодомору 1932–1933 років в Україні визнається наругою над пам'яттю мільйонів жертв Голодомору, приниженням гідності Українського народу і є протиправним».
 
А теперь проблему «геноцида» предлагается внести в область текущих украино-российских отношений.
 
ХХХ
 
К великому прискорбию, историческая правда о трагической странице жизни народов СССР в 1930-е годы, которая не должна предаваться забвению, превращается в банальный политический инструмент, хотя правда истории должна бы служить извлечению важнейшего урока - недопущению бесчеловечного отношения к личности. Подчеркну: не только со стороны власти, но и в отношениях между людьми.
 
Не хотят слушать друг друга и быть услышанными не только многие политики, но и историки. Яркий пример тому – состоявшаяся 3-5 апреля 2008 г. в Институте Европы РАН научная конференция: «Украина и Россия: история и образ истории» (2). Мнения о той поре граждан, еще здравствующих и переживших лихолетье,  используются, главным образом, для отчетов о проделанной работе, подготовки речей и выступлений при открытии памятников и установлении памятных знаков. Забота о пожилых людях – на втором плане; на первом плане - получение от них «информации».
 
И нет понимания того, что человек, которого заставляют еще раз вспоминать под запись (нужны экспонаты для создаваемого музея!) ужасающие факты, например, людоедства или транспортировки на телеге трупов (и почти умерших, чтобы лишний раз не гонять лошадь), подвергается насилию – его обрекают на преждевременный уход из земной жизни!
 
Как очевидец помню неудовольствие юной интервьюерши от общения по поводу голодомора с 85-летней гражданкой одной из центральных областей Украины (матерью четверых детей, бабушкой 11-ти внуков, прабабушкой 8 правнуков), которая ничего не могла сказать по поводу жертв Голодомора 1932-1933 годов. Встречал таких людей, которым нет еще и 70-ти, но «знающих» о Голодоморе больше тех, кто пережил то действительно голодное и трудное время. Поэтому не так уж, удивляет, что по данным социологических исследований (3) 85% жителей западных областей современной Украины, 76% - центральных, 55% – южных, 35% жителей восточных областей поддерживают признание Голодомора «геноцидом».
 
Информационная политика украинских властей все больше строится на том, что людей используют втемную для достижения злонамеренной политической цели – высевания семян ненависти, погружения в бессмысленную вражду народов суверенных Украины и России, разрыва семейных, культурных, религиозных уз, дальнейшей фрагментации единого экономического и географического пространства.
___________________
(1) http://www.anvsu.org.ua/
(2) См.: http://www.day.kiev.ua/199666/; http://www.day.kiev.ua/199748/; http://www.day.kiev.ua/200102/
(3) http://www.president.gov.ua/content/golodomor_sociology.html
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru