Информационно-аналитическое издание

Айвазовский: «Счастье улыбнулось мне»

Иван Константинович Айвазовский у законченной картины
Версия для печатиВерсия для печати

Звезда первой величины. Так определил место в отечественном и мировом изобразительном искусстве художника Ивана Константиновича Айвазовского, каждый день рождения которого 29 июля широко отмечается в его родной Феодосии, его современник Иван Крамской: «Айва­зовский, кто бы и что бы ни говорил, есть звезда первой величины и не только у нас, а и в истории искусства вообще». Жизнь подтвердила эти слова. С годами величие маэстро моря не только не померкло, но ещё ярче засияло.

В творческом наследии непревзойдённого мариниста более пяти тысяч картин, значительная часть которых посвящена любимому им с детства морю. Морские пейзажи так разнообразны, что остаётся только удивляться, как удавалось мастеру не повторяться, постоянно находить новые ноты в передаче природной стихии, сохраняя при этом неизменным индивидуальный неповторимый стиль. Он прочно и, пожалуй, навсегда занял определённую нишу, к которой пока никто не подступился даже на мало-мальски близкое расстояние. А всё потому, что, как признавался сам Айвазов­ский, «море – моя жизнь». А жизнь и профессия – это не одно и то же.

Айвазовский мастерски изображал не только море. Его кисть создала высочайшего уровня картины жанровые, на библейские и античные темы, портреты.

И. Айвазовский, «Сотворение мира»

И. Айвазовский, «Сотворение мира»

В совершенстве овладел художник рисунком и графикой. Ему принадлежит первенство в изображении степных пейзажей с ветряными мельницами, с жатвой, чумацкими телегами, запряжёнными волами, стадами овец в степи, другие полотна с виртуозной передачей колорита и обычаев тех мест, которые он посещал. Впечатляют не только непринуждённость, лёгкость, с которой он вникал в новые темы, но и явная симпатия к людям, попавшим в поле его зрения.

И. Айвазовский, «Обоз в степи»

И. Айвазовский, «Обоз в степи»

И всё же главным для Айвазовского было море. И он первым установил художественные каноны изо­бразительной маринистики. Критик Стасов выразился однозначно: «Айвазовский своё сделал, он двинул других по новому пути».

Это имя нынче столь известно, что вряд ли стоит перечислять достоинства художника или возвращаться к фактам его биографии. Трудно найти человека, который не назовёт хотя бы две-три знаменитые работы мариниста, скажем, «Девятый вал», «Буря на море ночью».

И. Айвазовский, «Девятый вал»

И. Айвазовский, «Девятый вал»

Во всех странах и городах, где выставлялся Айвазов­ский при жизни – Венеции, Флоренции, Риме, Неаполе, Сорренто, Париже, Лондоне, Амстердаме, – его картины привлекали внимание и вызывали восхищение взыскательной публики и строгой критики. Неудивительно, что он стал одним из самых популярных художников Европы. На церемонии награждения молодого живописца золотой медалью Парижской академии искусств французский художник-баталист Орас Верне сделал ему достойный комплимент: «Ваш талант прославляет вашу Отчизну». На родину Айвазовский вернулся академиком шести европейских академий искусств. Не поскупились на академические регалии и в Петербурге, где он становится официальным живописцем Главного морского штаба с правом ношения мундира морского министерства. Так, всего в 27 лет Айвазовский приобретает мировую славу. Ему делают заказы престижные галереи, коллекционеры, царская семья. Свой неожиданный для столичного общества отъезд в провинциальную Феодосию художник объяснил просто: «Меня тянет в Крым, к Чёрному морю». В родном городе он строит по собственному проекту недалеко от моря дом, в котором в 1865 году открывает «Общие художественные мастер­ские» – своего рода филиал академии искусств. Их окончили ставшие потом известными художниками Лев Лагорио, Михаил Латри, Константин Богаевский.

Душой города, добрым его гением нарекли феодосийцы Айвазовского за многочисленные дела, направленные на процветание города и благополучие его жителей. Земляки знали, что по завещанию художника его галерея перейдёт в собственность города, что и произошло в 1900 году. А в мае 1887 года на заседании городской думы Айвазовский объявил, что дарит Феодосии 50000 вёдер (600 кубометров) воды в сутки из источника в его Субашском имении. Как пишет в своих мемуарах, хранящихся в фондах Феодосийской картинной галереи, современник художника Юрий Андре­евич Галабутский, в Феодосии Айвазовский был «царь и Бог», без ведома которого ничего в городе не предпринималось. Мемуарист свидетельствует: «В его гостиной слагалось общественное мнение, а в его кабинете подвергались предварительному обсуждению все более или менее важные городские дела. Да и по частным делам, в особенности таким, о которых надо «похлопотать» в Петербурге, шли к нему, в уверенности, что если он отнесётся к просьбе благосклонно, то дело в шляпе. Когда Айвазовский проходил по улицам своею медленной, но бодрой походкой, всякий обыватель почтительно снимал шапку и низенько раскланивался. Нельзя сказать, чтобы это почтение воздавалось Айвазовскому как великому художнику, ибо феодосийцы отнюдь не были особыми ценителями и почитателями искусства, тут едва ли не главную роль играло обстоятельство, что Айвазовский был тайный советник, сановник и влиятельный человек».

Нынче любой феодосиец, даже юный, скажет, что именно благодаря Айвазовскому были построены железная дорога Джанкой – Феодосия, торговый порт, публичная библиотека, часовня в честь героя Кавказской войны генерала Петра Котляревского. Щедрый благотворитель открыл армянскую школу и типографию, построил новый и отремонтировал старый армянский храм, был попечителем двух городских гимназий.

За многочисленные добрые дела, которые Айвазовский сделал для родного города, признательные феодосийцы присвоили ему первому звание почётного гражданина. На улице Итальянской (теперь улице Горького) построили оригинальный фонтан-памятник, украшенный увенчанной лаврами палитрой с надписью: «Доброму гению». Во время Великой Отечественной войны памятник пропал. В 2004 году его восстановил по старым открыткам феодосий­ский скульптор Валерий Замеховский, и памятник вновь стал украшением и визитной карточкой города. От прежнего он отличается достроенной колоннадой и надписью «Великому Айвазовскому и ученикам его благодарная Феодосия».

Фонтан-памятник «Доброму гению», Феодосия

Фонтан-памятник «Доброму гению», Феодосия

А вот фонтан, построенный на средства Ивана Константиновича по его проекту в 1888 году и названный по повелению императора Александра III именем художника-благотворителя, представляет теперь лишь историческую ценность. Долгие годы к нему поступала вода по 26-километровому трубопроводу, проведённому из имения Айвазовского. Возле фонтанного крана по распоряжению художника повесили серебряную кружку, и каждый горожанин и приезжий мог бесплатно утолить жажду водой, которая была в Феодосии буквально на вес золота. Войны пощадили его, сохранив до наших дней. Вот только вода в нем больше не журчит – трубопровод нарушен при строительстве неподалёку элитной многоэтажки.

Фонтан Айвазовского, Феодосия

Фонтан Айвазовского, Феодосия

Фонтан Айвазовского, Феодосия

«Родившись смертным, оставил по себе бессмертную память» – эти слова начертаны на мраморном памятнике на могиле непревзойдённого мариниста. Художник умер 2 мая 1900 года в милой его сердцу Феодосии. Похоронили его рядом со средневековой армянской церковью Святого Саркиса. В 1903 году вдова художника Анна Саркисова установила мраморное надгробие в форме саркофага из цельного блока белого мрамора, авторство которого принадлежит итальянскому скульптору Л. Биоджоли.

А 1930 году у главного фасада дома художника был установлен бронзовый памятник работы скульптора Ильи Гинсбурга с лаконичной надписью на постаменте: «Феодосия Айвазовскому». В этой короткой фразе благодарные потомки выразили чувство восхищения, гордость и глубокое уважение своему знаменитому земляку.

Картинная галерея Айвазовского и памятник Мастеру

Картинная галерея Айвазовского и памятник Мастеру

Вряд ли в семье многодетного базарного старосты могли предположить, что из черноглазого курчавого Оника (так звали в детстве Ивана Айвазовского) вырастет мировое светило и прославит свой род на века.

Художниками стали три внука Айвазовского: Михаил Латри, Алексей Ганзен и Константин Арцеулов, больше известный широкой публике как ас лётного дела.

В Феодосийской галерее хранится самая большая в мире коллекция произведений великого мариниста – 147 работ. Наиболее известные: «Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями», «Русская эскадра на Севастопольском рейде», «Корабль «Мария» на Северном море», «Георгиевский монастырь», «Море. Коктебель», а также самое большое живописное полотно Айвазовского «Среди волн».

И. Айвазовский, «Русская эскадра на Севастопольском рейде»

И. Айвазовский, «Русская эскадра на Севастопольском рейде»

Имя Айвазовского, увенчанное мировой славой, занимает одно из первых мест в ряду известнейших художников. Его портрет украшает галерею дворца Питти во Флоренции, где собраны портреты всех знаменитых художников, начиная с великих мастеров Возрождения. До Айвазовского из русских художников такой чести удостоился лишь Орест Кипренский.

Размышляя о жизни, незадолго до своего ухода мэтр признался: «Счастье улыбнулось мне».

В результате голосования именем Айвазовского назван новый аэропорт, построенный в столице российского Крыма: не имеющее аналогов в мире грандиозное сооружение напоминает морскую волну, которой не уставал любоваться Мастер.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru