Информационно-аналитическое издание

Августовский перелом. Положит ли он начало мирным переговорам?

Версия для печатиВерсия для печати

Август выдался для ополчения Новороссии очень разнообразным и насыщенным. В начале месяца, вопреки победным реляциям украинских военспикеров и тревоге, вызванной интенсивными ротационными процессами в руководстве ДНР и ЛНР, ополченцы нанесли военным силам «АТО» несколько ощутимых ударов. Например, атака двух групп ополченцев (горловских и донецких) на большую колонну на трассе Донецк-Горловка стала полной неожиданностью для них, они потеряли несколько танков, более десятка БТР, БМП и бронированных «хаммеров».

Об этих потерях, естественно, украинская сторона предпочла промолчать – попросту разгром был не настолько громким, чтобы затмить знаменитый «южный котёл», который стал символом «военного стиля» сегодняшней Украины. Стиль, который коротко описывается украинской фразой «все до купи, і до побачення». Массированные «лобовые» атаки украинских войск оказались куда менее успешными, нежели артподготовка и бомбёжки жилых кварталов (впрочем, тут украинский «успех» измерялся сотнями жертв мирного населения).

А из «южного котла» украинские войска постепенно выбирались… в Россию. Бегство бойцов 72-й, 79-й бригад в Россию, с которой, по уверениям киевских пропагандистов, как раз и воюет Украина, ошеломляюще воздействовало на западных наблюдателей.

Да и родственники спасшихся на российской территории солдат стали задумываться и даже спрашивать у политиков и военных чиновников: как же это так получается, что «злобный агрессор» не только укрывает украинских бойцов от погибели, но ещё и лечит, кормит, и даже отпускает домой?

Западные же наблюдатели именно после «исхода» украинских военнослужащих на российскую территорию сбавили обороты, а некоторые отказались от антироссийской риторики в связи с украинской войной. Ну кроме, естественно, американцев с пресс-ширмой Джен Псаки.

Додавив «южный котёл», ополченцы резко усилили свой контроль за границей, вдвое расширив её «прозрачный» участок.

Действия командования «АТО» выдавали усиливающуюся панику. Попав в совершенно очевидную ловушку в Красном Луче, каратели получили очередной «котёл», хоть и небольшой, но зато с двумя танковыми ротами. Попытки прорыва успеха не достигли. Однако, вместо того чтобы извлекать уроки из собственного непрофессионализма и общего угнетающего (с точки зрения изначальной несопоставимости сил ополчения и украинской армии) для украинской стороны хода войны, Киев продолжил гнуть свою линию. А именно: разрушать жилые кварталы в городах. Как, например, в Шахтёрске, который украинская артиллерия «утюжила» несколько дней.

Попутно Киев не прекратил устраивать различные провокации – от омерзительных до действительно опасных. К таковым можно отнести попытки расстрелять хранилище химических отходов под Красноармейском, которые были сорваны только благодаря разведке ополченцев. Аналогичные провокации диверсионного характера планировались и в отношении предприятий Донецка и Горловки, особо опасных при разрушении. Существовала версия, что именно по ним должны были нанести удары с помощью ракет «Точка-У», о запусках которых сообщало CNN. Не обошлось и без провокации а-ля «малайзийский Боинг»: Киев обвинил ополченцев в том, что они ударами «Градов» и артиллерии уничтожили колонну с беженцами, которая двигалась под белым флагом в ЛНР. Ополченцы не признали своей вины, подчеркнув, что искомый участок обстреливать были не в состоянии. Ни документов, ни фотографий, подтверждающих обвинение, Киев не предоставил – в результате даже США заявили, что не имеют сведений, кто именно нанёс удар.

Провокации не прекратились и даже усилились, в том числе и на информационном уровне. Украинские, с позволения сказать, военспикеры, от Лысенко до Тымчука, продолжили ежедневно наращивать число «российских обстрелов украинской территории» и количество «пересекающей границу российской техники». Если верить всем сделанным в августе заявлениям (как обычно, бездоказательным), то на территории Украины находится едва ли не вся техника российской армии. Причём никаких доказательств пересечения техникой границы (кроме «прямого эфира на польском ТВ», где видно лишь, как российская техника движется по направлению к украинской границе на российской территории) украинская сторона так ни разу и не предоставила.

Попутно ленты украинских информагентств пестрили сообщениями о том, что «Луганск и Донецк окружены», «взяты в кольцо», «силы АТО штурмуют Луганск», «украинские войска вошли в Луганск и освободили какую-то часть города» (последнее сообщение от спикера СНБО Лысенко потрясало убедительным дополнением: «…какую конкретно часть, пока сказать не могу»). Между тем в Луганске действительно возникали отдельные перестрелки, которые никак не тянули на «ожесточённые бои»; показательны сообщения украинских шпионов – «весь Луганск превращён в укрепрайон». Видимо, таким образом Киев заранее пытался оправдать отсутствие каких-либо успехов в рамках «окружения и штурма» Луганска.

Тем временем ополчение продолжало наносить удары по позициям киевских войск, выбивая их из населённых пунктов. Атаки на Красный Яр, Хрящеватое и Новосветловку оказались для карателей полной неожиданностью: несмотря на их численное превосходство, ополчение практически выбило их из городов, заодно основательно «проредив» батальон «Айдар». В середине августа ополченцы разгромили украинские войска в Степановке и отбили первое массированное наступление сил АТО под Иловайском: в засаду попал карательный батальон «Шахтёрск».

Неудача этого и последующих наступлений Киева на Иловайск обусловила срыв всего южного наступления на Донецк. Образовавшиеся попутно сначала небольшие, а позже вполне внушительные «котлы» сделали потери карателей ещё более значительными: технику украинская армия начала терять десятками.

Людей… людей своих Киев не считает. Не считает людьми.

* * *

И вот внезапно (для сторонников киевской власти) Киев впал в чудовищную истерику. Случилось это формально после минских трёхсторонних переговоров, которые предсказуемо не дали никакого сразу видимого результата. Получилась двойственная ситуация: с одной стороны, истерика Киева стала закономерным следствием успешного контрнаступления ополченцев, а с другой – Порошенко и его приспешники моментально превратили эту истерику в повод для возможного отказа от дальнейших переговоров и объяснения безрезультатности первого, минского, этапа.

Содержательно истерика выразилась в навязчивом бреде российского вторжения. Буквально за два дня градус пропагандистского накала достиг даже большего уровня, чем был во время «крымской весны». Самым комичным было то, что общегосударственный вопль «Русские идут!» в Крыму имел под собой хоть какие-то основания (всё-таки военная база ЧФ), тогда как нынешняя истерика была абсолютно бездоказательной. Всё, что смогла породить пропагандистская машина киевской власти, – это телесюжеты с «захваченными» российскими десантниками, на деле оказавшимися обычным пограничным патрулём, усиленным вследствие нестабильности на границе.

Ни ОБСЕ, ни Евросоюз, ни ООН не подтвердили «вторжение» регулярной российской армии; не подтвердили даже разовые пересечения границы военной техникой. «Доказательные» спутниковые снимки НАТО, на которых непонятные колонны движутся неизвестно где, причём в абсолютно разные стороны, лишь дополнили смехотворность пропагандистской истерии.

Между тем ополчение замкнуло «котёл» под Иловайском и уничтожило его: Киев отказался обменять жизни бойцов на технику и оружие. И президент, и министр обороны торжественно пообещали подмогу – и спокойно бросили людей…

Отметим любопытную случайность: среди погибших в основном представители так называемых батальонов территориальной (террористической, как говорят жители Донбасса) обороны.

Не исключено, что это был ответ украинской армии на деятельность заградотрядов, функции которых выполняют либо «добровольческие» батальоны, либо незарегистрированные части, составленные из боевиков «Правого сектора», и которая уже не является секретом даже в украинских СМИ.

Можно констатировать, что контрнаступление, которое началось в Шахтёрске, отбившем массированную атаку киевских войск, превзошло прогнозы. Очевидно, что залогом этого стал не просто резкий рост технической мощи ополчения после «раскурочивания» «южного котла» и «котла» под Изварино, а в первую очередь – трансформация ополчения в армию с единым командованием и согласованной деятельностью.

* * *

Нельзя не отметить и потрясающее мужество простых солдат ополчения, которые в буквальном смысле «вцепились» в Красный Луч и Миусинск, дотянув до подхода резервов. Именно трансформация ополчения в армию и личное мужество бойцов сделали возможным нынешний успех контрнаступления, практически уничтожившего южный фронт киевских войск.

Уже потом был провал наступления киевских войск на Ясиноватую, провал штурмов Иловайска и Моспино, поражение на Саур-Могиле, котёл под Амвросиевкой, выход к Мариуполю (и бешеная паника участников «АТО» в новой «столице Донбасса»), взятие донецкого и луганского аэропортов. Да, для эйфории оснований нет…

Но то, что военное удушение Новороссии сорвалось, – это уже свершившийся факт. Это может положить начало мирным переговорам. 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru