Информационно-аналитическое издание

Атомная энергетика в Белоруссии и Украине – проблемы одни, подходы разные

Атомная энергетика в Белоруссии и Украине – проблемы одни, подходы разные
Версия для печатиВерсия для печати

Несмотря на множество проблем, в Белоруссии продолжается развитие атомной энергетики. В начале октября стало известно, что на строящейся в Гродненской области возле города Островец Белорусской атомной станции (БелАЭС) первый энергоблок вышел на минимально контролируемый уровень мощности. Таким образом, в активной зоне реактора была запущена самоподдерживающаяся управляемая ядерная реакция, а следующим этапом станет его энергетический пуск с включением в энергосистему страны. Это окончательно сделает Белоруссию страной, которая полноправно займёт место в клубе государств ядерной энергетики. Однако насколько этот шаг станет для республики прорывным и экономически выгодным, сегодня по-прежнему до конца не ясно. Официальный Минск считает, что введение в строй станции позволит ежегодно экономить около $500 млн «за счёт сокращения объёмов закупаемого природного газа» из России. При этом, как отмечают аналитики, это не только не снизит зависимость страны от РФ, но и, наоборот, может её повысить. Именно об этом сегодня говорят многие в Белоруссии, и именно на это указывают соседи республики, в том числе страны Прибалтики и Украина.

Считается, что строящаяся по российскому проекту и фактически за средства, предоставленные Москвой, БелАЭС будет являться своеобразным инструментом, с помощью которого Россия сможет усилить свое влияние на энергетический рынок не только Белоруссии, но и всей Восточной Европы. В Вильнюсе, который является главным противником Белорусской атомной станции, неоднократно заявляли, что она не только несёт угрозу безопасности региону, так как якобы не прошла все необходимые экспертизы, но и представляет собой чисто политический проект Москвы. Поэтому не случайно Литва продолжает делать усилия, чтобы остановить строительство, либо, если это не удастся, сделать работу БелАЭС абсолютно    неэффективной. Для этого были приняты законы, запрещающие покупку белорусской электроэнергии, а литовские власти продолжают просить поддержки по данному вопросу у ЕС и США. Кроме того, Литва фактически уговорила не покупать белорусскую электроэнергию и Украину, где за последнее время перестали обращать внимание на экономическую целесообразность своих решений, полностью подчинив их политической конъюнктуре. При этом в Киеве, в рамках общей русофобской политики, так же стали звучать голоса о том, что БелАЭС является российским инструментом влияния на Белоруссию и страны региона.

Стоит заметить, что, критикуя официальный Минск за его зависимость от России, Киев серьёзно лукавит, так как в сфере атомной энергетики Украина долгие годы не могла считать себя полностью независимой от РФ: как и в случае с Белоруссией, топливо на украинские АЭС закупалось именно в России. И эта проблема является для обеих стран действительно серьёзной.

В частности, для Белоруссии возможность альтернативных закупок ядерного топлива существует только гипотетически, так как белорусские власти, в отличие от украинских, иногда стараются не поддаваться эмоциям и не впадать в русофобскую истерию, меняя одну зависимость на другую. В данном случае речь идет о возможности закупки топливных элементов в США.

В конце 2019 года заместитель министра энергетики США Рита Барануол заявила, что Вашингтон в будущем может поставлять ядерное топливо для БелАЭС. После чего Министерство энергетики Белоруссии сообщило, что не исключает «теоретически в перспективе» использования на своей атомной станции ядерного топлива не российского производства. Однако, что важно, в Минске подчёркивали, что знают о подобном опыте, «но, по имеющейся информации, он не совсем удачный». Речь в данном случае идёт о топливных сборках производства американской компании Westinghouse, которые используются на энергоблоках ВВЭР-1000 на Украине и на атомной электростанции «Темелин» в Чехии. Как считают в Минске, замена российского топлива на американское не только экономически невыгодно, но и несёт ряд рисков для дальнейшей работы станции. Так, эксперты отмечают, что пока Westinghouse делает топливо для реакторов ВВЭР-1000, а в Белоруссии будет работать ВВЭР-1200. Таким образом, необходимо отлаживание механизма работы топлива в белорусских реакторах, а также получение решения надзорных органов по его безопасности и надёжности. 

Кроме того, как известно, США не забирает обратно использованное  ядерное топливо, в то время как Россия предоставляет такую услугу и у Белоруссии соглашение с РФ на это есть. В ином случае Минск может столкнуться с проблемами по захоронению отходов, что вызовет не только проблемы с соседями, для которых это станет ещё одной причиной для критики, но и внутри страны. Белорусское общество и сейчас довольно прохладно относится к БелАЭС, не понимая острой необходимости её появления. Проблема отходов может только усилить внутреннюю оппозицию белорусской атомной энергетики, что вполне может привести к непредсказуемым результатам с точки зрения общественно-политической обстановки в стране. И на это в Минске не могут не обращать внимания даже ценой перераспределения энергетической зависимости от России из сферы углеводородов в сферу ядерной энергетики. Чего нельзя сказать о действиях официального Киева.

Известно, что вопрос энергетической безопасности Украины находится в прямой зависимости от политической обстановки в стране и того, кто находится у власти. Немаловажное влияние на это оказывает и борьба олигархических группировок, в первую очередь Игоря Коломойского и Рината Ахметова. Последний является одним из главных лоббистов уменьшения выработки электроэнергии на АЭС и стремится увеличить выработку тепло- и электрогенерации за счёт использования традиционного топлива, в первую очередь угля. Поэтому совершенно неудивительно, что за последнее десятилетие Украина сумела растерять практически всё, что у неё оставалось в атомной энергетике после распада СССР.

Доказательством этому может служить ситуация с государственным концерном «Ядерное топливо», функционирование которого в конце сентября было признано нецелесообразным. И это притом что созданный ещё в 2008 году концерн должен был самостоятельно изготавливать данный вид топлива. Однако из-за майдана, коррупции, внутренних махинаций и позиции зарубежных партнёров Киев остался и без завода по производству тепловыделяющих сборок, и попал в новую зависимость, но уже не от России, а США.

Ещё в июне 2016 года украинские власти гордо заявили, что «впервые в истории топливо Westinghouse загружено в активную зону реактора пятого энергоблока Запорожской атомной электростанции», а «третий энергоблок Южно-Украинской АЭС уже работает на нём».

30 сентября 2020 года был подписан, как заявил Владимир Зеленский, «стратегический» договор с данной компанией на поставку ядерного топлива для украинских атомных электростанций, в первую очередь для Ровенской АЭС. В Киеве подчеркнули, что это «историческое соглашение, которое знаменует очередной шаг на пути к диверсификации энергоресурсов для Украины». Очевидно, что речь в данном случае идёт о России. Хотя в украинской столице почему-то умалчивают, к зависимости от кого приведёт такая политика, сколько страна потеряет финансово (американские топливные сборки дороже российских), кто в скором времени может начать контролировать энергетическую систему страны и где будут храниться отработанные ядерные отходы. В последнем случае стоит напомнить, что уже сейчас, покупая тепловыделяющие элементы у заокеанских кураторов, Украине пришлось срочно сооружать Централизованное хранилище отработанного ядерного топлива, так как Westinghouse не принимает отработанное топливо даже на временное хранение. Причём построили его в Чернобыльской зоне, которая расположена в верховьях украинской части Днепра, вдоль русла которого живёт значительная часть населения страны. И это, стоит заметить, нисколько не волнует ни европейских и американских экологов, ни украинских политиков. При этом в Киеве по-прежнему позволяют себе негативно говорить о Белорусской АЭС и сотрудничестве Минска и Москвы. 

В конечном счёте приходится признать, что ситуации с атомной энергетикой в Белоруссии и Украине имеют схожие черты только с точки зрения попыток уменьшить свою зависимость от России. При этом обе страны не могут сегодня стать полностью независимыми в данном вопросе. Минск, стремясь сократить потребление газа из РФ, попадает в зависимость от российского поставщика ядерного топлива. Киев постепенно оказывается под влиянием США и их собственных целей в регионе, которые не учитывают интересы Украины. И в том и в другом случае страны попросту меняют одну зависимость на другую, доказывая простым гражданам обратное. Однако стоит отметить, что официальный Минск всё же имеет больше возможностей рационально объяснить свои решения, в отличие от Киева, где, по всей видимости, окончательно отказались от проведения самостоятельной внутренней политики, подчинив её интересам иностранных корпораций и правительств.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru