Информационно-аналитическое издание

Александр Алов: киногений «выбитого» поколения

Версия для печатиВерсия для печати

Кинорежиссер Александр Алов (до 1967 г. Алов-Лапскер), уроженец Харькова, выпускник ВГИКа, фронтовик, проработавший шесть лет на киностудии им. Довженко и с 1957 года на «Мосфильме», народный артист СССР, Госпремию СССР получивший посмертно в 1985-м за фильм «Берег» (по роману Юрия Бондарева), своими лучшими фильмами прочно остается в памяти наших соотечественников. Всех кинопризов и наград, полученных Аловым, не вместишь, как говорится, ни в одну корзину; их очень много.

Для отечественных зрителей этот мастер воспринимается в нерасторжимой связке — «Наумов и Алов», которой мы обязаны рядом кинематографических шедевров, в частности «Павел Корчагин», «Бег», «Легенда о Тиле», «Тегеран-43», «Берег» (последняя совместная работа режиссеров).

Подлинным критерием истинности кинофильма является желание зрителя пересматривать его неоднократно. В этом смысле, скажем, «Бег» (1970) по Михаилу Булгакову (по произведениям «Бег», «Белая гвардия» и «Черное море») даст сто очков вперед многим кинолентам. Целый сонм выдающихся актеров был задействован в съемках этого шедевра: Алексей Баталов, Людмила Савельева, Владислав Дворжецкий, Николай Олялин, Владимир Заманский, Владимир Басов, Олег Ефремов и многие другие. Чего стоит знаменитая парижско-эмигрантская сцена визита и затем карточной игры в доме капиталиста Корзухина, куда генерал Чарнота в кальсонах приходит вместе с приват-доцентом Голубковым. Гениальный дуэт в этом эпизоде актеров Михаила Ульянова и Евгения Евстигнеева стал классикой. «А ты азартен, Парамон!», «Тени, какие тени!?», «Ну, Парамоша, молись своей Парижской Богоматери!», «Чарнота, купи себе штаны!» – реплики, ушедшие в народ как поговорки.

Совместная работа Наумова и Алова – легендарный фильм «Бег» – всколыхнула всю страну. Прежде экранизировать М. Булгакова в СССР никто не осмеливался. Цензура сразу назвала картину «бунтарской» и окрестила «белогвардейским романом», а афиши, расклеенные по всей Москве, было велено снять. Рассказывают анекдот, что от попадания «на полку» фильм спасла игра в домино. Согласно легенде, Владимир Наумов и Михаил Ульянов летели на самолете из Чехословакии в Москву и были приглашены в первый салон для игр в домино с членами Политбюро ЦК КПСС, которым не хватало двух партнеров. Играли на интерес: победители имели право просить что хотят. Представители творческой интеллигенции, будучи совершенными профанами в этой игре, все же выиграли две из трех партий, после чего «Бег» был разрешен.

Характеристиками лент Наумова и Алова являются их непременная глубина, тяготение к мощному литературному первоисточнику, лиризм, обязательность наличия прекрасной музыки (в «Беге» — композитор Николай Каретников) и включение в мировой общекультурный контекст, что не только впечатляет эстетически, но и просвещает.

Последнее проявилось в фильме «Легенда о Тиле», где зрителю сопутствовали титаны прошлого – не только писатель Шарль де Костер, но и художник Брейгель, и композитор Бах. Непревзойденно и впечатляюще в «Тегеране-43» (1980) звучит на фоне страшных военных кадров кинохроники великая песня Шарля Азнавура «Вечная любовь».

В этом фильме, ставшем одним из лидеров советского кинопроката, прекрасно сыграли Игорь Костолевский, Армен Джигарханян, Альберт Филозов и другие советские артисты, а также звезды мирового экрана, в частности Ален Делон. В то, что всемирно известный актер согласится сняться в эпизоде, даже сами режиссеры мало верили, но решили рискнуть со своим предложением, и Делон смелость оценил и согласился. И интуиция его не подвела.

Наумов вспоминал: «Сто миллионов билетов было продано у нас в России, это колоссальное количество, это был рекорд в том году. Картина получила главный приз на Московском международном фестивале и еще много призов самых разных. Очень хорошо прошла во Франции и была продана во многие страны мира».

Следует отметить также, что в ряде «аловско-наумовских» шедевров главные женские роли сыграла супруга Владимира Наумова актриса Наталия Белохвостикова.

Она составила яркие тандемы и с Борисом Щербаковым в «Береге» (1980), и с Лембитом Ульфсаком в «Тиле» (1976). В целом лента «Легенда о Тиле», имеющая характер и притчевый, и порой гротескный, и, конечно, лиричный, стала особой вехой в зрелом творчестве мастеров Алова и Наумова. Атмосфера средневекового фландрского города воссоздана посредством съемок в Старом Таллине и Гданьске. В картине снялись также Евгений Леонов, Михаил Ульянов...

У своего творческого наставника Савченко Александр Алов работал на съемках фильма «Третий удар», был его ассистентом по фильму «Тарас Шевченко» еще в 1951 году. Посмотрев ленту «Тарас Шевченко» Сталин высказал дюжину замечаний, но никто не рискнул ему сказать, что режиссер умер. Тогда Ромм и Пырьев предложили, чтобы картину Савченко завершили его ученики. С этой работы и началось многолетнее и плодотворное творческое сотрудничество Алова и Наумова. Довольно удачное, надо сказать: исполнитель главной роли Сергей Бондарчук, уроженец южнорусской причерноморской (херсонской) степи, наутро после правительственного просмотра стал самым молодым народным артистом СССР, миновав все промежуточные звания.

Владимир Наумов вспоминал: «История моего знакомства с Александром Аловым очень смешная. Мы учились на одном курсе, у режиссера Игоря Савченко. Называл он нас всех “конгломерат безумствующих индивидуальностей”. Действительно, на нашем курсе учились Параджанов, Хуциев, Озеров – все очень разные люди. Практику мы проходили на его картине “Тарас Шевченко”. Кто-то был ассистентом по костюмам, кто-то по реквизиту. На съемках фильма был занят весь курс. До этой картины мы с Аловым были просто сокурсниками. Алов на съемках отвечал за иконы, я – за шпицрутены, а Параджанов – за гроб. И вот однажды, во время съемок, неожиданно случился мини-ураган. Прятаться было особо негде, потому что кругом – пески, песчаная равнина. Посреди поля стояла только церковь, которую мы построили специально для фильма, и все, конечно, туда кинулись, прятаться от песка. Через двадцать минут ураган стих, так же неожиданно, как начался. Вся эта желтая муть начала опадать, из мути появился Савченко. И сразу начал командовать: “Алов, как у тебя с иконами дела?” – “Все в порядке, Игорь Андреевич”. “А ты? – показал на меня. – Что у тебя со шпицрутенами?” – “Тоже хорошо”. “А где гроб, где Параджанов?”. Все начали оглядываться, Параджанова нигде не было. И я четко помню этот момент, когда Савченко сказал: “Нет Параджанова, ну и черт с ним! Алов и Наумов, идите сюда! Тащите гроб, вон он стоит”. Тогда впервые наши фамилии прозвучали вместе».

Справочники рассказывают о биографии родившегося 26 сентября 1923 года в Харькове (тогда – первая столица УССР) Александра Алова, что его отец, агротехник и почвовед Александр Самойлович Алов-Лапскер (1896–1971), был автором научных трудов и 14 монографий в области почвоведения и аграрной экономики и был научным сотрудником Почвенного института им. Докучаева в Москве, откуда был уволен в ходе кампании по борьбе с космополитизмом. Мать, Любовь Иосифовна (1885–1946), в 1914 году окончила курсы сестер милосердия, заведовала московскими библиотеками.

В Москву из Харькова семья переехала не ранее 1929 года. В 1941 году Александр окончил 204-ю экспериментальную школу имени А. М. Горького на Сущевском Валу и был призван на фронт. С августа 1941 года воевал в составе 1-го особого кавалерийского полка на Западном фронте. Участвовал в обороне Москвы. Был контужен.

В 1943 году, после ранения и контузии, отправился в Алма-Ату поступать в Институт кинематографистов. На “гражданке” двадцатилетний молодой человек не задержался – после успешной сдачи экзаменов снова надел шинель и уехал на фронт.

В декабре 1942 – мае 1945 гг. красноармеец 210-го армейского запасного стрелкового полка занимался организацией полковой самодеятельности. Впечатляющий список: Александр Алов воевал на Донском, Воронежском, Степном, 2-м и 3-м Украинских фронтах; участвовал в Сталинградской и Курской битвах, Белгородско-Харьковской операции, битве за Днепр, Кировоградской, Корсунь-Шевченковской, Уманско-Ботошанской, Ясско-Кишиневской, Будапештской, Балатонской и Венской операциях. В конце января 1945 года был ранен в голову осколком снаряда.

Фронтовик Александр Алов

Владимир Наумов говорил о своем друге: «В 1922-м, в 23-м годах родилось поколение, которому самой судьбой было предназначено остановить фашизм. Принять на себя страшные удары войны. Поколение, которое было выбито почти полностью. Алов принадлежал к этому – “выбитому” поколению».

После фильма «Тревожная молодость» (1954), снятой на студии им. Довженко по трилогии В. Беляева «Старая крепость», о комсомольцах Украины в годы Гражданской войны, Наумов и Алов очень ярко и резонансно выступили с кинолентой «Павел Корчагин» (1957), где, кстати, события тоже происходят на Украине, по знаменитому роману Н. А. Островского «Как закалялась сталь». Исполнитель главной роли студент 3-го курса щукинского училища украинец Василий Лановой, неистовый и убедительный, отлично справился с задачей. Как отметил критик, «своим исполнением он актуализовал этот классический образ комсомольца двадцатых годов, вдохнул в него новую жизнь, ничего не утратив из литературного образа».

Не забудем и фильм тандема Алов-Наумов «Мир входящему» (1961) с актерами Александром Демьяненко, Виктором Авдюшко, Лидией Шапоренко, Николаем Гринько.

С 1980 года Алов совместно с Наумовым руководил творческой режиссерской мастерской во ВГИКе.

12 июня 1983 года в маленьком латышском городке Кулдига, в 150 км от Риги, шли съемки фильма «Берег». Н. Белохвостикова рассказывала: «В последний день съемок мы должны были снять заключительный эпизод – проезд по городу, когда Эмма везет Никитина в аэропорт. Владимир Наумов в тот день заболел и остался в гостинице, а мы с Щербаковым поехали на съемку. Сели в машину и ждали „режимного времени“, то есть наступления определенного часа, когда только-только наступают сумерки; уже смеркалось, мы ждали команды, а ее все не было. Выйти из машины мы не решались – в любой момент могла раздаться команда „Мотор!“, и тогда съемка была бы сорвана по нашей вине. Обычно в случаях какой-либо задержки нас предупреждали: „Сидите, ждите“, а тут – ничего. Наконец мы не выдержали, вышли из машины и сразу поняли – что-то случилось. Возле камеры никого не было, стульчик, на котором сидел Александр Александрович Алов, – пустой. В это время его отвозили с сердечным приступом в больницу. Несколько лет назад у него уже был инфаркт, мы надеялись, что и на этот раз все обойдется. Наумов, сидя в номере, ничего не знал. Мы прилипли к телефону, ждали известий, около часа ночи нам сообщили, что все кончено…»

Похоронен режиссер в Москве на Ваганьковском кладбище.

Наумов по кончине друга снял в 1985-м о нем фильм «Алов».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru