Информационно-аналитическое издание

Адиле Эмирова: «О Родина моя, я здесь, у ног твоих!»

Адиле Мемедовна Эмирова даёт интервью
Версия для печатиВерсия для печати

В странах СНГ и за рубежом доктора филологических наук, профессора-русиста Адиле Мемедовну Эмирову хорошо знают как одного из ведущих специалистов по русской фразеологии: она разработала новую область научного анализа этого раздела лингвистики – коммуникативную. В 90-е годы прошлого века первой начала разрабатывать актуальные для многонационального Крыма и Украины проблемы социолингвистики: языковая ситуация и языковая политика в Крыму и Украине, языковые права и обязанности, тип крымскотатарско-русского двуязычия, языковая компетенция крымских татар, русский дискурс в речевой деятельности крымских татар и многие другие.

В широкую сферу её научных интересов входят также русская, общая и контрастивная фразеология в системно-структурном и коммуникативно-прагматическом аспектах, социальная лингвистика, лингвокультурология, крымскотатарская филология. Труды крымчанки цитируются и упоминаются в научных работах отечественных и зарубежных учёных.

Эта женщина вызывает восхищение не только у всех, кто с ней хорошо знаком. Восточная красавица с глазами чистейшей небесной голубизны привлекает внимание, где бы ни появилась. В почтенные 87 лет сохраняет гордую осанку, белоснежную улыбку, ясный ум, приветливый взгляд и завидную работоспособность. Заслуженный деятель науки и техники Украины, заслуженный работник образования и науки и лауреат Премии АРК, действительный член Крымской академии наук, ветеран труда и Великой Отечественной войны, она – гордость не только крымскотатарского народа, но и всех крымчан.

Адиле Эмирова

Адиле Эмирова

К Адиле Мемедовне часто обращаются за консультациями писатели, журналисты, педагоги, руководители республики по разным вопросам, в том числе по поводу правописания слова крымскотатарский. Она давно привела исчерпывающий довод:

– Написание этого слова через дефис встречается в некоторых советских словарях, но оно не соответствует нормам русского языка, – объясняет Адиле-ханум. – Сложные прилагательные пишутся слитно, если они образованы из сочетаний слов, которые связаны подчинительной связью: средний за год – среднегодовой, древняя Русь – древнерусский. Согласно этому правилу сложное прилагательное крымскотатарский пишется слитно, потому что оно образовано из двух слов (крымские татары), находящихся в подчинительных отношениях: главное слово – татары, зависимое от него слово – крымские.

В Крыму это написание стало общепринятым, а вот в России продолжают писать по старинке. Поэтому по просьбе депутата Государственной думы от Крыма Руслана Бальбека, решившего внести окончательную ясность в спорный вопрос, глава республики Сергей Аксёнов обратился за разъяснением в Институт русского языка имени А. Пушкина. Ректор института М.Н. Русецкая дала однозначный ответ: «Слово «крымскотатарский» надо писать по правилам русского языка слитно». Так что осталось только официально это закрепить.

Авторитет крымского филолога неоспорим. В сводном каталоге библиотеки Конгресса США в Вашингтоне её монография по русской фразеологии зафиксирована в 41 позиции (в библиотеках разных университетов США: Стэнфордского, Гарвардского, Принстонского, Йельского и других), а также отражена в библиотечных фондах Венгрии, Канады, Германии, Польши, Франции, Швейцарии, Швеции. Общее количество её публикаций приближается к 270, почти треть из них посвящена проблемам возрождения и развития крымскотатарского языка.

Со дня нашего знакомства на одном из первых Международных форумов русистов в Ялте, которые проводились в сложные времена насильственной украинизации Крыма, про себя зову её именем «Адель»: как образец изящества и привлекательности, сродни героине пушкинского стиха – «Играй, Адель, / Не знай печали. / Хариты, Лель / Тебя венчали…», обласканной греческими богинями веселья, радости и славянским божеством любви. Не знала, как она к этому отнесётся, поэтому призналась только недавно, спустя много лет после первых встреч на форумах, где все заслушивались её докладами, а по вечерам, в дружеской обстановке, – стихами. Она нисколько не удивилась моему откровению:

– Не вы первая. В студенчестве сокурсники по филологическому факультету Самаркандского университета именно так меня и окрестили – «Адель-наука», видя, что кроме учёбы, меня ничто не интересует.

– А что означает ваше красивое, не часто встречающееся имя?

– Оно, как и большинство крымскотатарских, арабского происхождения. В переводе – «справедливая». И во всех жизненных ситуациях я стараюсь соответствовать этой нравственной категории. Хочется думать, что до сих пор мне это удавалось.

– Ваше взросление прошло в Узбекистане, но родились вы Крыму. Где именно и кем были родители?

– Наша семья жила на окраине Ялты, в деревне Дерекой, а родилась я в ялтинском роддоме в 1933 году. Мама Зера Сеит-Асан – из южнобережных крестьян. Отец Сеит-Мемет Эмир Али – уроженец Бахчисарайского района. Он учился в знаменитой бахчисарайской Зынджырлы-медресе, основанной в 1500 году ханом Менгли I Гераем. (Кстати, с октября 2015 года это учебное заведение является объектом культурного наследия федерального значения). . С 14 лет отец работал в Ялте в турецких кофейнях. Там же научился отменно готовить и позже работал шеф-поваром в лучших санаториях ЮБК и в пионерском лагере «Артек». Он намного пережил маму. Я успела его сюда привезти. Скончался на родине в 95-летнем возрасте, через полтора месяца после переезда.

– Что вам запомнилось из довоенного крымского детства?

– Многое. Мне ведь к началу войны было уже восемь лет. Помню, как по-доброму общались соседи разных национальностей, среди них были и смешанные семьи. Во время сбора фруктов в Крым приезжали на подённую работу украинские и русские женщины, жили здесь месяцами. После окончания сезона многие увозили «в подоле» татарчат. А некоторые из них оставались. Соседка моей тёти была украинкой, которая вышла замуж за крымского татарина. Она хорошо говорила на нашем языке. Имея грудного ребёнка, изредка, когда моя мама долго отсутствовала, была кормилицей моей младшей сестры. Помню обстрелы с моря, бомбёжки, виселицы на набережной Ялты, голод… И, конечно, помню дорогу на чужбину почти в месяц длиной. Об этом я рассказала в эссе «Ностальгия».

– Родительский дом сохранился?

– Да, и возвратившись в Крым в 1990 году, я, конечно же, первым делом поехала посмотреть на него. В нём тогда жила Елена Ивановна Шведко. Она помнила, как в шестидесятые годы здесь появился мой отец, который приехал в Крым восстановить документы о трудовом стаже. И она ему рассказала, что, став хозяйкой дома, прочитала нашу фамилию и имена детей на рамах и подоконниках, где они были написаны детским почерком химическим карандашом, и запомнила их. Так что встретила меня, как хорошую знакомую. Я к ней еще не раз заезжала, общались по телефону до самой её кончины.

– В Крым вы вернулись в числе первых. Что этому способствовало?

– Приглашение тогдашнего ректора Симферопольского университета (ныне – Крымский федеральный университет) Вячеслава Григорьевича Сидякина на должность профессора кафедры русского языка. Оказалось, крымские коллеги были знакомы с моими научными работами по русской фразеологии. А профессора на кафедре не было. Я не стала откладывать переезд, потому что мой престарелый отец очень хотел увидеть родные места. Так что сборы были недолги. А в этом университете я проработала 20 лет.

– Сын пошёл по вашим стопам?

– Нет, он с детства был увлечён всем, что связано с природой. Окончил биологический факультет МГУ и остался в Москве. У нас теперь интернациональная семья – невестка русская, как и сын – биолог. С её мамой мы подружились с первого дня знакомства. Она каждое лето надолго приезжает ко мне, мы прекрасно проводим время.

– Вы много лет отстаивали права русского языка на нашем полуострове. Теперь главная забота – родной язык?

– Я интенсивно занималась и занимаюсь актуальными социолингвистическими проблемами и русского, и крымскотатарского языков. В «украинском» Крыму русский и крымскотатарский, как известно, имели статус языков национальных меньшинств. По отношению к русскому языку это был, конечно, нонсенс. После перехода Крыма в российское правовое поле русский язык восстановил свой статус государственного языка. Такой же статус получили крымскотатарский и украинский языки. Однако меня как учёного-социолингвиста беспокоит проблема витальности крымскотатарского языка: как известно, в последнем издании «Атласа исчезающих языков мира» ЮНЕСКО он всё ещё квалифицируется как находящийся в серьёзной опасности. Поэтому в моей научной работе крымскотатарская составляющая проявляется в темах: «Языковая ситуация в Крыму», «Языковые права и обязанности», «Крымскотатарская филология – современное состояние и перспективы развития», «Крымскотатарская лексикография» и других.

– В вашей жизни было много встреч с известными людьми, кто из них оставил самый заметный след в душе?

– Подарком судьбы стало для меня знакомство с писателем Сергеем Павловичем Залыгиным, редактором одного из старейших в России литературно-художественного журнала «Новый мир». Прочитав его роман «Южноамериканский вариант», я была поражена тем, как хорошо мужчина не просто знает, а чувствует женскую психологию. Впервые встретилась с ним 27 января 1976 года: Сергей Павлович пригласил меня на вечер, посвящённый 150-летию М. Е. Салтыкова-Щедрина в Большом театре. Этот человек стал для меня образцом и в жизни, и в литературе. Цельный, честный, бескомпромиссный, талантливый! Бесконечно благодарна Сергею Павловичу за внимание и дружеское расположение, которые укрепляли мой дух, чувство собственного достоинства и тем самым помогали переносить все тяготы тогдашней жизни.

Адиле Мемедовна руководит научной работой аспирантов в Крымском инженерно-педагогическом университете. Оппонирует на защите кандидатских и докторских диссертаций, рецензирует научные работы разных жанров. Была членом специализированных учёных советов Таврического национального университета им. В. И. Вернадского, Института востоковедения им. А. Крымского НАН Украины, Киевского национального университета имени Тараса Шевченко.

Результаты научных исследований профессора Эмировой докладывались на научных конференциях разного уровня, в том числе и за рубежом: в Германии, Австрии, Японии, Франции, Болгарии, Финляндии.

Следует сказать и о другой творческой ипостаси Адиле-ханум – литературной и литературоведческой: она пишет стихи, рассказы, критические статьи, эссе, занимается художественным переводом. В поэтическом сборнике «Моя антология» автор предстаёт тонким лириком, чьи стихи за душу берут. Художественные произведения писательницы публиковались в разных изданиях России, Украины и других стран, среди которых крымские журналы «Брега Тавриды», «Йылдыз», «Чёрное море», «Голубь Масиса», «Алые паруса», «Дикое поле» (г. Донецк), «Сибирские огни», киевский русскоязычный журнал «Радуга», «Akadeemia» (г. Тарту), московская «Литературная газета».

– Стихи и прозу пишите на русском языке, Адиле-ханум?

– Так же, как и научные труды. Несколько стихотворений посвящены крымской тематике, например, «Родина», «Всё вернулось на кру́ги своя…», «Партенитский сонет», «Коктебель», «Аю-Даг». Стихотворение «Родина» я называю своей крымскотатарской «визитной карточкой»:

Как долго я жила с родиной в разлуке!
Как долго я ждала её вестей благих!
И вот вернулась я, и кончились все муки.
О Родина моя, я здесь, у ног твоих!

И не нужны теперь мне все блаженства рая.
Прижми к своей груди, утешь и успокой.
Блажен, кто родился́ в чудесном этом крае,
Блажен, кто здесь найдёт последний свой покой.

Но поэзия – это для души. Главное же для меня – любимая преподавательская и научная работа. Думаю, что как учёный приношу пользу и родному народу, и русскому.

Адиле Эмирова подписывает книгу «Моя антология»

Адиле Эмирова подписывает книгу «Моя антология»

* * *

Адиле Эмирова оправдывает студенческое прозвище: вся её жизнь посвящена науке. Недавно издана монография «Современная крымскотатарская лексикография». Завершена новая монография «Русская фразеология в коммуникативно-прагматическом освещении». Готовится к печати следующая – «Филологические этюды» – об особенностях поэтики художественных произведений прозаиков и поэтов, среди которых русские Владимир Набоков, Анна Ахматова, Иван Шмелёв, Сергей Залыгин, крымскотатарские Дженгиз Дагджи, Эрвин Умеров, турецкий Назым Хикмет, татарский Равиль Бухараев, армянский Геворг Эммин. А на рабочем столе Адиле-науки лежит очередная рукопись и листочки со стихами…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
создание сайта: drupal-service.ru