ссылка

Юрий Хмельницкий – сын великого отца в ряду гетманов-изменников

Увеличить шрифт
А
А
А

Не часто бывает, чтобы дети перенимали таланты великих родителей. Вместе с тем, иногда им приходится быть заложниками родительского успеха, обязанными всю жизнь доказывать собственную значимость.

Юрий Хмельницкий, получивший гетманскую булаву вскоре после смерти Богдана Хмельницкого, принял край в тяжёлое время междоусобиц, когда авантюра гетмана Выговского едва не обернулась для Малороссии очередным польским игом. Он был человеком средних способностей, вынужденным прислушиваться к мнению казацкой старшины. Эта зависимость, в конечном счёте, заставила его повторить изменнический путь Выговского, чтобы в очередной раз убедиться в могуществе Московского государства. Позже этим же путём пошёл гетман Дорошенко.

Любопытно, что практически все истории гетманов-изменников повторяются даже в деталях. Они приходят к власти, затевают заговор, ищут союзников среди поляков и крымских татар, поднимают мятеж и терпят поражение. Очевидно, что горький опыт предшественников их ничему не учил. Для общерусского дела, безусловно, подобная недальновидность оказалась на руку, хотя военные авантюры изменников привели к многочисленным погромам Малороссии, и без того обескровленной долгими войнами с Речью Посполитой.

Портрет юного Юрия Хмельницкого

Точная дата рождения нашего героя остается под вопросом, хотя большинство историков склонны предполагать, что это 1641 год. Произошло это событие еще до большого казацкого восстания, которое возглавил его отец. О детских годах Юрия нам ничего не известно, в момент начала своей военной и политической деятельности ему было 16 лет.

Доподлинно известно, что Богдан Хмельницкий планировал передать своему сыну гетманскую булаву, для чего добился даже согласия казацкой старшины. Впрочем, подготовить сына для подобного поприща он не успел. Само собой разумеется, что своевольные и мятежные казаки не видели подростка своим предводителя, в связи с чем он (по видимости, добровольно) отступился от своей должности и отправился учиться в Киево - Могилянскую коллегию.

События не позволили юноше должным образом завершить образование. Его преемник, Выговский, поднял мятеж против Москвы, втянув в него часть казачества. К счастью для Хмельницкого, никакого участия в этих событиях он не принимал. Тем ни менее, ему пришлось срочно вернуться к политической деятельности, чтобы не остаться не у дел.

Любопытно, что главным соперником Юрия выступал его собственный дядя – Яким Сомко, у которого был солидный военный опыт и слава одного из победителей Выговского. Кроме того, он считался надёжным промосковским представителем. Длительное время Сомко занимал должность переяславского полковника и имел связи в казацкой старшине. Как оказалось, московские воеводы, безусловно, оказывающие влияние на выборы гетмана, «проглядели» этого человека, никогда не изменявшего общерусскому делу и принимавшего активное участие в подавление любых мятежей. Таким образом, они вновь наступили на старые «грабли».

В сентябре 1659 года Юрий Хмельницкий был единогласно избран гетманом Малороссии. Одновременно через него казачья старшина в очередной раз попыталась добиться от царя Алексея Михайловича больше автономии для Малороссии. Но их усилия привели к противоположному результату.

После разгрома Выговского у московских воевод не было особенных причин доверять своим новым подданным. Они прекрасно понимали, что среди казаков существуют разные течения, и нет единомыслия в отношении подчинения Москве. В этих условиях предоставлять им ещё большую независимость было бы откровенной глупостью.

Воевода Алексей Трубецкой, руководивший подавлением мятежа Выговского, попросил царя Алексея Михайловича, чтобы казаки подписали с центральной властью новый договор, значительно ущемлявший их прежние вольности. Отныне Москва могла не советоваться с гетманом и старшиной, когда присылала воевод в малороссийские города. Кроме того, вся деятельность Хмельницкого отныне должна была согласовываться с киевским воеводой. Православная церковь Малороссии полностью подчинялась московскому патриархату, а епископы назначались киевским митрополитом с его согласия. Символично, что подписание нового договора произошло в Переяславле 17 октября 1659 года.

Очевидно, что новый мятеж не вспыхнул лишь по той причине, что основная масса противников Москвы была уже уничтожена в ходе мятеже Выговского. Не имея сил явно бороться с воеводами, казацкая старшина до поры затаила свою ненависть.

Гравюра с изображением Чудновской битвы

Повод для мести представился достаточно быстро. В 1660 году возобновились боевые действия между Московским царством и Речью Посполитой. Киевский воевода Василий Шереметев выступил в поход, надеясь на соединение с казачьей армией Хмельницкого. Тот, однако же, отнюдь не спешил на помощь, затягивая время. Шереметев отступил к Чуднову, где все еще надеялся на приход казаков Хмельницкого (с Шереметевым шли казацкие войска под командованием наказного гетмана Войска Запорожского Тимофея Цецюры в составе Киевского, Миргородского, Нежинского, Полтавского, Черниговского и Лубенского полков численностью 15-20 тысяч сабель). Те, разумеется, не пришли, а поляки в союзе с крымскими татарами окружили русское войско.

Хмельницкий в это время находился в селе Слободищи, откуда якобы намеревался выступить на помощь Шереметеву. В это время его также осадили войска Речи Посполитой. Не вступая с врагом в решающую битву, гетман поспешил сдаться польскому комиссару Станиславу Беневскому. В результате поляки вынудили его подписать Слободищенский трактат, который был еще позорнее Гадячского трактата Выговского. К слову, Хмельницкий и Цецюру призвал к измене, и тот последовал этому призыву – переметнулся.

Согласно трактату, казаки отныне не претендовали ни на какую автономию, а фактически возвращались к положению до 1648 года. Это фактически ставило крест на Гетманщине.

Не совсем понятно, почему Хмельницкий согласился на такие условия. Был ли он в действительно отчаянном положении или наделся стать частью польской элиты? Очевидно, что казаки не могли признать такие условия, поэтому их выступление против гетмана было лишь вопросом времени.

Атака копейщиков под Каневым в 1662 г. Художник В. Типикин

Измена и капитуляция Хмельницкого привела к катастрофе и русское войско. Василий Шереметев был вынужден сложить оружие после 11 дней жестоких сражений, поляки же оставили людей Шереметева татарам, те убили около 2000 человек, а ещё около 8000 пленили. И самого Шереметева поляки отдали крымчакам, он провёл в плену 21 год с лишним и, будучи выкупленным в 1682 году ослепшим и мучимым болезнями из-за ужасных условий содержания, вскоре отдал Богу душу.

После подписания Слободищенского трактата события развивались по уже известному нам сценарию. Как и Выговский, сын Хмельницкого стал воевать на стороне поляков не только против московских воевод, но и против своих же казаков. В этой войне он не имел ни единого шанса на победу.

Для Якима Сомко, упустившего гетманскую булаву в 1659 году, наступил звёздный час. Он принял командование над теми казаками, которые остались верными Москве и не признали Слободищенский трактат. Ему на помощь пришли московские полки, присланные царём Алексеем Михайловичем.

Любопытный и важный момент – именно после перехода Юрия Хмельницкого на сторону поляков происходит фактическое разделение малороссийских земель на Правобережье и Левобережье. Андрусовское перемирие лишь закрепило это деление. Как известно, Левобережье осталось за Москвой, а Правобережье на долгие годы стало местом смут и переворотов под сомнительным протекторатом Речи Посполитой. Разумеется, никакой удачи измена не принесла и Хмельницкому. 26 июля 1662 года он был наголову разгромлен под Каневым.

Каневская битва

После поражения Хмельницкий совершил достаточно неожиданный поступок. Он отказался от гетманства и постригся в монахи. Как оказалось в последующем, этом был опрометчивый шаг.

В скором времени клобук Юрию надоел. Он был ещё достаточно молодым человеком и жаждал власти. Это желание заставило его связаться с врагами христианства – турками. 

Бывший гетман был в рядах турецкого войска во время Чигиринских походов, а позже жил в Немирове, где номинально руководил захваченной турками частью Малороссии. За его действиями внимательно присматривал турецкий паша. Впрочем, турки не верили своему протеже и стремились от него избавиться. В 1685 году Хмельницкий был отвезён ими в Каменец-Подольский и казнён. Не совсем понятно, нашли ли турки для этого серьёзное обоснование.

Так трагически оборвалась жизнь еще одного гетмана-изменника, который наделся избавиться от власти Москвы с помощью поляков и турок. Его пример мог быть другим наукой, но не стал. Позже на пусть измены стало еще несколько гетманов, рискнувших возглавить борьбу с Москвой. Имели ли они хоть какой-то шанс на успех? Разумеется – нет. История обычно безжалостна к авантюристам. К сожалению, такова уж судьба многих «украинских гетманов» – бесконечно наступать на старые грабли. Так было прежде, так происходит и сейчас, в наше время.

1134
Поставить лайк: 264
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору