ссылка

В Белоруссии борьба с терроризмом выходит на уровень смертной казни

Последствия взрыва в Минском метро в апреле 2011 года
Увеличить шрифт
А
А
А

Ещё несколько лет назад в Белоруссии преступления, связанные с экстремизмом и терроризмом, были экстраординарным явлением. Количество уголовных дел подобного характера было минимальным, и они, как правило, были связаны с действиями радикальных группировок неонацистов, футбольных фанатов и анархистов. Оппоненты белорусских властей экстремистами назвались гораздо реже и могли чувствовать себя в стране относительно спокойно. Однако после 2020 года ситуация резко изменилась.

Главным толчком для пересмотра внутренней политики белорусских властей стало развернувшееся с середины 2020 года протестное движение, связанное с итогами президентских выборов, на которых победил Александр Лукашенко. Наиболее активными противниками руководства республики в этот период стали местные националисты, которые долгие годы финансировались из Евросоюза и США. В связи с тем, что попытка государственного переворота в 2020 году так и не удалась, оппозиционеры перешли к тактике экстремистских группировок, направленной на дестабилизацию обстановки в стране. Многочисленные акты агрессии в отношении представителей правоохранительных органов и их семей, травля государственных служащих и журналистов, «минирование» зданий и прочие выходки стали главным орудием местных радикалов. Это, в свою очередь, заставило белорусские власти предпринять решительные шаги в ответ. В Белоруссии был изменён и ужесточён закон об экстремизме, а также введены статьи за содействие экстремистской деятельности, участие в экстремистском формировании, вербовку и обучение. Кроме того, в стране развернулась широкомасштабная зачистка прозападной оппозиции, на которую ранее власти закрывали глаза. Итогом этого стал рост количества дел, связанных с экстремистской деятельностью и терроризмом.

В частности, по официальным данным, с августа 2020 года в республике было зафиксировано более 8,5 тыс. преступлений, связанных с экстремизмом, что составило 5-6% от общего числа. В основном это клевета, оскорбления, распространение информации о частной жизни и персональных данных (41%), а также осквернение сооружений и порча имущества (17%). Причем подавляющее число преступлений, в том числе связанные с разжиганием вражды или розни, организацией массовых беспорядков, было совершено с использованием информационных технологий. Возросло количество уголовных дел связанных и с террористической деятельностью. Из осужденных 1 832 человек по так называемым протестным статьям 7 попали за решетку за совершение актов терроризма, что является беспрецедентным для современной Белоруссии.

 

Подорванный с помощью тротиловой шашки автомобиль сотрудника МВД в Гродно

 

В прошлом году в республике было предотвращено 11 попыток совершения терактов, которые планировались на объектах стратегической инфраструктуры. В частности, пресечена деятельность сети так называемых «спящих ячеек», связанных с курируемым спецслужбами США и Литвы проектом «Рабочы рух» («Рабочее движение»). Его участники планировали диверсии на объектах Оршанского и Минского железнодорожных узлов, на предприятиях «Гродно Азот», «Гомсельмаш», «Нафтан» и БМЗ. Также весной прошлого года сообщалось о срыве попытки подрыва узла связи ВМФ России под Вилейкой, а осенью – о задержании более 20 человек за подготовку и исполнение терактов, в том числе в отношении депутата нижней палаты парламента Олега Гайдукевича.

С началом российской спецоперации на Украине ситуация в Белоруссии стала обостряться. В марте КГБ республики предотвратил теракт против российских военных и техники, которые дислоцируются на юге республики в Мозырском районе. Помимо этого, стало известно о диверсиях на железной дороге, которые были связаны с призывами беглой оппозиции и украинских властей начать в Белоруссии «рельсовую войну». Всё это не могло не вызвать реакцию белорусский властей, а Александр Лукашенко пообещал «снести голову любому, кто сегодня хочет нарушить мир и покой в нашей стране». В этой связи правоохранители республики при задержании экстремистов и радикалов стали действовать более жёстко, вплоть до стрельбы на поражение, а законодатели решили сделать довольно серьёзный шаг в области уголовного права.

27 апреля нижняя палата белорусского парламента во втором чтении приняла проект закона «Об изменении Уголовного кодекса Республики Беларусь», где предполагается ввести исключительную меру наказания в виде смертной казни за покушение на совершение актов терроризма. По мнению законодателей, это сделано «в целях оказания сдерживающего воздействия на деструктивные элементы, а также демонстрации решительной борьбы государства с террористической деятельностью». Согласно опубликованному документу, вынесение судом решения о высшей мере наказания может коснуться статей о терроризме, убийстве государственного или общественного деятеля, представителя иностранного государства или международной организации. Кроме этого, в новой редакции хотят изменить формулировку, за что может быть назначена смертная казнь. Сейчас её могут применить «за некоторые особо тяжкие преступления, сопряжённые с умышленным лишением жизни человека при отягчающих обстоятельствах», а в новом проекте будет добавлено прямое указание на статьи, по которым может быть предусмотрена высшая мера наказания. Подобные изменения уже вызвали в Белоруссии и за её пределами определённый резонанс.

Дело в том, что и в прошлые годы вопрос о смертной казни в Белоруссии был довольно неоднозначным. Республика является единственной в континентальной Европе  страной, где существует высшая мера наказания. И все попытки отменить её либо ввести мораторий неизменно наталкиваются на позицию белорусского руководства, считающего, что смертная казнь поддерживается обществом. Об этом неоднократно говорил Александр Лукашенко, в том числе и в период потепления отношений с Западом, который всегда требовал от Минска прекратить расстрелы. После событий 2020 года позиция белорусских властей стала еще жёстче, а развернувшаяся в стране деятельность экстремистских группировок и вовсе прекратила дискуссию по этом вопросу.

Сегодня в Белоруссии есть всего 12 статей, по которым предусмотрена высшая мера наказания. Речь идет о преступлениях, связанных с пытками, похищением людей, обращением в рабство, депортацией, преднамеренным убийством раненных или больных, убийством двух и более лиц, развязыванием войны, предательством родины, геноцидом и терроризмом. При этом, согласно статье 67 нынешнего Уголовного кодекса, смертная казнь за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначается. Кроме того, высшая мера наказания не применяется к женщинам, мужчинам моложе 18 и старше 65 лет, а также тем, у кого есть психические отклонения.

Всего за годы независимой Белоруссии в стране были помилованы только трое, в то время как казнено более 400 человек, и лишь один раз высшая мера применялась по статье о терроризме. Речь идет о теракте в минском метро в 2011 году, когда погибли 15 человек и 380 пострадали. Виновных, которыми были признаны Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалёв, нашли в течение суток, а приговор был приведён в исполнение спустя четыре месяца после окончания суда. Иных случаев применения высшей меры наказания за подобные преступления в Белоруссии не было.

 

Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалёв

 

Введение смертной казни за намерение совершить террористический акт сегодня ещё не состоялось, так как изменения в Уголовный кодекс еще будут обсуждаться в верхней палате парламента, после чего их должен одобрить президент. Как скоро это может произойти, пока неизвестно. Однако даже сама возможность подобного решения уже поставила перед местными радикалами и так называемыми партизанами серьёзный вопрос: нужно ли рисковать своей жизнью, действуя в угоду иностранным спецслужбам и тем, кто уже давно бросил страну и сегодня паразитирует на её проблемах, находясь в теплых кабинетах Евросоюза и США?

Тот факт, что решение парламентариев уже вызвало истерию в оппозиционных СМИ и среди беглых политиков, считающих, что теперь власти Белоруссии начнут применять эту меру наказания для устранения своих политических оппонентов, только подтверждает правильность выбранной руководством республики стратегии действовать на опережение. Теперь Тихановской, Латушко и прочим «борцам», получающим деньги из Брюсселя и Вашингтона, будет сложнее одурманивать простых белорусов, подталкивая их к диверсиям в стране. Поэтому можно констатировать, что вне зависимости от того, будет введена смертная казнь за попытку провести теракт или нет, нынешние действия белорусских властей в любом случае нанесли удар по тем, кто всеми силами стремится дестабилизировать обстановку в стране.

На заглавном фото: последствия взрыва в Минском метро в апреле 2011 года

727
Поставить лайк: 86
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору

Читайте также

Следком РФ расследует преступления «Азова»* в Мариуполе

Белорусская оппозиция рвётся облизнуть кость, брошенную Украине Европой

Дремучая Тихановская ждёт войны в Белоруссии

Наёмное пушечное мясо на Украине: почему их не поток, а струйка?

Новые санкции Запада против Белоруссии и России как фактор дестабилизации всего мира

Белоруссия готовится

«Куропаты: змеиный поцелуй Америки»: книга белорусского историка о расстрелах под Минском

Модернизация армии Белоруссии: вооружение России, уроки Украины

Белоруссия начала внезапную проверку боеспособности армии – что это значит?

https://odnarodyna.org/article/v-belorussii-borba-s-terrorizmom-vykhodit-na-uroven-smertnoy-kazni