ссылка

Украинская голливудщина: от киборгов до пи…гов

Пустой кинотеатр
Увеличить шрифт
А
А
А

Современный украинский синематогроф напоминает зомби. То бишь, умер давно, но оживляемый финансово-политическими авантюрами, бесконтрольно шарахается внутри страны, вызывая восторг небольшой кучки поклонников, ужас критиков и равнодушие зрителей. О том, что новое украинское кино невозможно смотреть, свидетельствуют пустые кинотеатры и массовые интернет-запросы другого кино – не местного разлива.

Причин такого положения – объективных и субъективных – много, каждый выбирает подходящую. Остановлюсь на остром дефиците профессионалов и уродливом выборе тематики.

Украинский кинематограф, имевший мощнейшую базу и актёрско-режиссёрскую школу, вдруг оказался подконтрольным группе людей с ущербной национальной сознательностью (свидомостью). Всё неподходящее этой свидомости вычищалось, выдавливалось, игнорировалось, забывалось, и теперь уровень профессионализма измеряют не авторитетом или успехом, а ответом на вопрос «Чей Крым?».

Мастеров не хватает, ведь даже в популярном комедийном сериале «Сваты» заменить «вражеского» Фёдора Добронравова оказалось некем, хотя роль Ивана Будько – это явно не страдания Гамлета.

С режиссёрами еще тоскливее. Там даже талантливых, способных и признаваемых заталкивают в тематические рамки, которые сужаются с каждым новым майданом.

Если раньше самой отстойной частью украинского кино были фильмы «про УПА», то теперь исторический спектр существенно расширился – от «Киевской Руси» до войны на Донбассе («с Россией»). Здесь даже нешуточная конкуренция образовывается, ведь в рамки тематики пытаются впихнуть и эпические баталии, и боевики, и мелодрамы, и комедии и даже арт-муть вроде «Атлантиды» Валентина Васяновича.

Под это кино выделяются деньги, их, хоть и безрезультатно, рекламирует государство. Сколь-либо коммерческого и зрительского успеха добились пресловутые «Киборги» Ахтема Сейтаблаева, хотя трезвая критика картины вызвала истерику чиновников от культуры, которые буквально потребовали прекратить негативные отзывы о фильме до перемоги над Москвой.

Свежий пример – турко-грузино-украинский военно-приключенческий эпос «Крепость Хаджибей», на который Украина выделила 28 млн гривен (немногим более миллиона американских долларов).

Афиша фильма «Крепость Хаджибей»

Вложения предполагают обязательную антироссийскую составляющую. В «Хаджибее» это задунайские казаки, которые помогают туркам воевать против России. В контексте современности выглядит логичным, что помогать туркам начинает и прибывший к месту событий грузин. Странно, что вся эта шатия не победила в фильме Россию.

Патриотический шлак доходит до того, что в новом фильме об Иловайске вэсэушники идут в атаку с флагом! Они еще бы пустили их цепью под барабан, как в знаменитой сцене в «Чапаеве».

Кадр из фильма «Иловайск 2014. Батальон «Донбасс»

Теперь украинская голивудщина решила нанести превентивный удар, и вот на экраны вышла драма режиссёра Виллена Новака «Почему я живой» («Чому я живий») по автобиографической повести Евгения Митько.

Тема – еврейская трагедия Мариуполя в годы немецкой оккупации. Казалось бы, куда здесь сунуть обязательный антироссийский кинонегатив? Но нашли, куда: добрым отношениям евреев и украинцев мешает семья русских – Гончаровых, приспособленцев и стукачей.

Но за дверями кинозала переполненный эмоциями зритель возвращается в реальный мир стукачей украинских, мир сайта «Миротворец», призывов СБУ доносить на «сепаратистов» и «изменников», мир чествования тех, кто губил евреев тысячами и десятками тысяч.

Очередной «бомбой» украинские киношники называют выходящий в мае фильм «Довбуш» Олеся Санина. В эту историю русских притянуть при всём желании крайне сложно, но зато там гуцулы активно режут поляков, так что реакцию «партнёров» можно предположить. О художественных ценностях картины и её успехе говорить еще рано.

Зато можно смело утверждать, что «эксперименты» и нестандартные подходы, даже с национальными акцентами тоже «в народ не идут». Скажем, запущенная в прокат фантасмагория режиссёра Романа Перфильева «Бесславные крепостные», где автор, по его словам, взялся эксплуатировать борца с эксплуататорами – «батька нации» Тараса Шевченко. Не без оригинальности и новаторства.

В фильме Кобзарь встречается с прибывшим по делам в Российскую империю укросамураем, который учит Тараса владеть катаной, использовать чоку-дзуки и ёко-гери для борьбы с помещиком-мироедом, грабителем-казаком, хитрым евреем и японским наркобароном. Экшн зашкаливает, в картине стреляют и летают самураи, ниндзи, казаки, не хватает лишь летающих вареников.

Критики называют это пародией на Тарантино, хотя по факту это традиционная украинская компиляция. Зрители же, а их опять было мало, разделились на тех, кто стёб над символом нации счёл святотатством, и тех, кто просто не понял смысла киноленты.

О том, что национальное кино надо спасать, говорят не первый год. Отменить политизацию кинематографа при этом никто не собирается, потому решили опять провести рокировку, и правительство на закрытом заседании проголосовало за отделение Госкино от Министерства культуры и информполитики Украины. Отодвинутое корыто вызвало у министра Александра Ткаченко нервные припадки и фальшивую инсценировку собственной отставки. Но кино ему не вернули.

Зато нашли очередной выход, подчёркивающий не только готовность украинцев к новому восприятию реальности, но и подтверждающий их твёрдый европейский выбор.

Государственное агентство по вопросам кино решило снять первый украинский фильм о страстях в стане ЛГБТ «Мой юный принц», выделив на него 20 млн гривен. Это ли не перемога? Впервые за деньги госбюджета снимают фильм про нетрадиционалов!

Попытки были, если вспомнить «Молитву о гетмане Мазепе» свихнувшегося на национализме Юрия Ильенко и картину «Сафо» Роберта Кромби, но первый всё же был «исторической картиной» с элементами порно, а второй снят не за государственный счёт.

Продюсер Алексей Гладушевский называет свой фильм «украинским Гамлетом» и грозит выходом на европейские экраны. Развлечём, так сказать, наших европейских побратимов!

Характерно, что появление тизера фильма совпало с активными протестами общественности.

На сайте Кабмина появилась петиция «О недопущении финансирования, софинансирования и содействия выпуску фильма «Мой юный принц» за счёт налогоплательщиков». «Уже на постерах фильма виден открытый эротический, гомосексуальный контекст фильма с использованием христианской символики и аллюзий на произведения библейской тематики как Пиета Микеланжело или "Создание Адама" того же автора. Наибольшее возмущение вызывает постер с двумя мужчинами и использование сакрального для христиан распятия Иисуса Христа в эротическом поцелуе», – написал автор петиции.

Началось движение и в регионах. Так, Одесский областной совет обратился к премьер-министру, Минкульту, главе Госкино об отмене государственного финансирования гей-проекта. Характерно, что отказались протестовать представители порошенковской «Евросолидарности», молчит ПЦУ, притихли борцы с гей-парадами из С14, киевские правосеки и нацкорпушисты.

Можно не сомневаться – снимут, премьера состоится и… прокатный провал гарантирован. Но фильм могут похвалить в Европе! Если, кроме геев, других героев для украинцев у Госкино нет, то надо приспосабливаться.

И ведь такой подход в случае успеха «голубого принца» в Европе, позволит пересмотреть подходы. Например, Ахтем Сейтаблаев, который, кстати, играет одну из ролей в ЛГБТ-фильме, может смело замахнуться на «Киборги-2», где языком кино рассказать о героической роли гомосеков в войне на Донбассе. Опять же, если Тарас Шевченко уже был самураем, то почему бы не попробовать представить его в роли брутального усатого гея или грустного (из-за колониальной зависимости Украины) трансвестита? Да, для местного зрителя необычно, зато в духе «европейских ценностей», на которые Украину власти подписали даже в Конституции.

…А вот когда украинцев показывают в фильмах иудами, ворюгами и проститутками, как это было в недавней картине польского режиссера Патрика Веги «Петля», они нервничают, протестуют и даже угрожают.

655
Поставить лайк: 927
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору

Читайте также

«Сестрёнка» – остро актуальная для Украины военная драма

Накануне Рождества Украина отвесила детям ЛГБТ-пропаганды

«Африка» – пронзительный фильм о промысле Божием

Зачем «зелёным» музеи вместо киностудий?

Олег Скрипка: украинский певец не может петь по-русски

Один билет в кино за миллион долларов

«Встань и иди» – кредо Элины Быстрицкой

«Звонкий, хрустальный, полётный талант» Андрея Миронова

Смертельная зона, или От осинки не родятся апельсинки

https://odnarodyna.org/article/ukrainskaya-gollivudschina-ot-kiborgov-do-pigov