ссылка

Стратегический хаос Украины

Увеличить шрифт
А
А
А

Киевская дипломатия не перестаёт щеголять фразами о стратегическом партнёрстве с иностранными державами – Францией, Германией, Китаем, Японией, Бразилией, Турцией, Польшей, всего около сорока государств на начало 2000-х годов! На практике лозунги о стратегическом партнёрстве не подкрепляются ни реальными достижениями, ни нормативно-юридическим наполнением. 

Количество стратегических партнёров самостийной Украины увеличивается, коэффициент полезного действия от такого сотрудничества нет. В 2020 году Киев принял Стратегию национальной безопасности, в 2021 году – Стратегию внешнеполитической деятельности. Стратегия национальной безопасности содержит критерии, разделяющие всех стратегических партнёров Киева на две категории: тех, кого с Киевом связывает так называемое всеобъемлющее сотрудничество стратегического характера, и тех, с кем его связывает стратегическое партнёрство. 

Таким витиеватым плетением словес украинские власти стараются распределить все принципы и формы сотрудничестве других стран с Киевом. А поскольку таких форм и принципов много и они отличаются от страны к стране, Киеву ничего не остаётся как придумывать градацию «стратегичности» для таких партнёров. 

Литва, Грузия, Азербайджан, Турция и Польша – это страны стратегического партнёрства, а Великобритания. Германия, Франция, США и Канада – страны всеобъемлющего сотрудничества стратегического характера. Сразу бросается в глаза тот факт, что из пяти стран стратегического партнёрства три – бывшие советские республики. Вопрос: зачем было Киеву приветствовать разрушение СССР, если потом приходится опять искать сотрудничества с бывшими советскими республиками? 

Другой момент: в чём конкретно выражается «всеобъемлющее» сотрудничество с США, Канадой, Великобританией, Францией и Германией? Если это сотрудничество всеобъемлющее, а Киев утверждает именно так, тогда оно должно охватывать большинство государственных сфер – экономику, культуру, промышленность и т. д. Этого нет. Берлин, Париж, Лондон, Оттава и Вашингтон поставляют Киеву вооружение, военных инструкторов и кредиты, и дальше этого «всеобъемлющее» сотрудничество не идёт.

С другими стратегическими партнёрами ещё хуже. Чем наполнено партнёрство с Бразилией, вообще не понятно. Бразилия, Китай, Турция и Азербайджан не поддержали санкции Киева против России, но продолжают числиться в списке стратегических партнёров. 

Стратегия внешнеполитической деятельности вносит ещё большую путаницу в этот вопрос, потому что перечисляет пять разновидностей стратегических отношений Украины с внешним миром. Кроме просто стратегического партнёрства, там есть особенное партнёрство, глобальное партнёрство, отношения приоритетно стратегического характера. Глобальным партнёром Киева является Япония, но это партнёрство не запомнилось ничем, кроме визита посла Японии в захолустный городишко Новомиргород Кировоградской области, где на японские деньги отремонтировали детский сад. 

Китай – стратегический партнёр Украины. Непонятно, как киевский режим, кичась своим антикоммунизмом, собирается развивать отношения с коммунистическим Китаем. Китайцы-то готовы сотрудничать с любым режимом, если это принесёт им выгоду, но киевскому режиму придётся объяснять населению, почему Киев сначала признаёт коммунистический режим преступным, а потом просится в стратегические партнёры государства, где правит вроде как тот самый «преступный режим».

Киев подписал всего два международно-правовых соглашения о стратегическом партнёрстве – с США и Великобританией. Соглашение с США было подписано четырнадцать лет назад (а соглашения о сотрудничестве с Польшей, Бразилией, Канадой ещё раньше) и является заслугой не этой власти. Стоит спросить: граждане Украины за четырнадцать лет пребывания в статусе граждан государства-стратегического партнёра США как-то ощутили на себе положительный эффект такого партнёрства? Боюсь, они его вообще не заметили. 

Зато на днях Вашингтон и Киев провели заседание Комиссии по стратегическому партнёрству, причём одним из направлений её работы будет обсуждение за закрытыми дверями (!) хода борьбы с коррупцией. Обновлённая в ходе заседания хартия о стратегическом партнёрстве ставит «демократию выше экономических и торговых отношений», пишет русофобское издание «Европейская правда». То есть трансформация Украины под политические нужды США стоит на первом месте, а про оздоровление украинской экономики американцы не думают. 

Среди стратегических партнёров Украины три ведущих англосаксонских державы – США, Канада, Великобритания. Что сразу показывает, от кого зависит режим в Киеве. США, Канада и Великобритания видят своей целью укрепление англосаксонской планетарной гегемонии посредством создания рукотворных проблем странам-конкурентам, способным оспорить геополитическую монополию англосаксов.

В мировой тенденции к развитию многополярности Вашингтон, Оттава и Лондон видят для себя угрозу. Их задача – не допустить превращения этой тенденции в магистральный ход международной политики. Для этого по периметру Евразии разжигаются локальные конфликты, чтобы втянуть в них Россию – единственное постсоветское государство, способное упорядочить хаотичное геополитическое пространство, оставшееся от развала СССР. Войны в Приднестровье, Таджикистане, Абхазии, Южной Осетии, Донбассе – это не случайные события, а загодя смоделированные ситуации по превращению Евразии в регион перманентной нестабильности. Англосаксы надеются, что так они заставят Россию увязнуть в разрешении данных конфликтов и отказаться от проекта евразийской интеграции.

Украина – очередная пешка  в этой игре. Ей отведена позорная роль дестабилизатора родного для миллионов украинских граждан пространства бывшего СССР. И глупо выглядели так называемые украинские добровольцы в 2014-2016 годах, по невежеству думавшие, что, отправляясь на Донбасс, они едут защищать Украину. Их руками англосаксы уничтожали евразийский интеграционный проект, могущий принести развитие украинской экономике и социальной сфере, поскольку Евразийский экономический союз зиждется на принципах реального, а не формально-теоретического сотрудничества. 

Геополитическая наука различает долгосрочные (500 лет), среднесрочные (100-150 лет) и краткосрочные периоды (20-50 лет). Беда Украины в том, что для неё смена долгосрочного геополитического периода, начавшегося с открытия Колумбом Америки и ознаменовавшего эру господства Запада, совпала со сменой краткосрочного периода, с завершением которого государство, если не нашло конструктивные смыслы существования и принципы перехода к среднесрочному периоду, неизбежно деградирует. 

Самостийная Украина тридцать лет проедала советское экономическое наследие, а новых смыслов,  с которыми можно шагнуть в среднесрочный геополитический период, не искала. Началась неизбежная в таких случая коррозия государственного организма, а евромайдан был всего лишь внешним проявлением внутренней болезни. 

Одновременно Китай стал набирать политический и экономический вес, то есть началась смена долгосрочного геополитического цикла. Его смена завершится переходом геополитического первенства от Запада к Азии, от США к Китаю. Такие глобальные переходы не происходят безболезненно и бескровно. Англосаксы панически боятся лишиться всемирного лидерства, потому что тогда другие страны сделают с ними то, что они делали с ними на протяжении столетий - грабили их недра, разжигали внутренние конфликты, устраивали «демократические бомбардировки». 

Самостийная Украина институционально слаба и не выдержит процесса смены сразу двух геополитических циклов. Единственный шанс – выжить «милостью соседей». Бисмарк называл так государства, которые живут лишь потому, что сильным мира сего ни к чему их трогать. Участвуя в антироссийских и антиевразийских проектах англосаксов, Киев сам кладёт голову на плаху...

Спасти Украину смогут не её «стратегические партнёры», от которых рябит в глазах, а смена власти, при условии осознания новой властью безальтернативности участия Украины в проекте евразийской интеграции. 

397
Поставить лайк: 167
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору