ссылка

Россия, Китай, Монголия и война на Украине

Увеличить шрифт
А
А
А

Растущее напряжение между Соединёнными Штатами и Китаем, с одной стороны, и Соединёнными Штатами и Россией – с другой, подчиняется конкретной геополитической логике, в которой есть место и Украине.

Мир движется к многополярности. Уходят в прошлое времена, когда президенты других государств испрашивали у американцев и европейцев разрешения чуть ли не на каждый чих. Всё громче звучат независимые голоса Венгрии, Турции, Аргентины, Мексики, Северной Кореи, Кубы, Венесуэлы, Боливии. К народам мира приходит осознание, что мировая политика – это полифония, а не трио Вашингтона, Лондона и Брюсселя.

Громче всех о праве народов мира на своё мнение заявляют Москва и Пекин. Общая граница делает неизбежным их политический союз, а одинаковое геополитическое положение, в котором они оказались, делает этот союз ещё крепче.

В терминах теоретической геополитики Россия – это континентальная держава, Китай – «береговая зона» (не в том смысле, что граничит с морем, а в том, что служит рубежом между континентальной цивилизацией как таковой и цивилизацией морской, то есть атлантической, воплощением которой являются США, Великобритания и их союзники). Американский стратег голландского происхождения Николас Спикмен (Nicholas J. Spykman) в 1930-х гг. сформулировал рецепт достижения мировой гегемонии для стран морской цивилизации: кто контролирует «береговую зону», тот контролирует политику континентальных держав.

Идеальная для Запада ситуация – это когда Москва и Пекин ссорятся, и китайцы ориентируются на Запад. Тогда китайская «береговая зона» перекрывает континентальной России выход в Азию и географически сдавливает её с востока, пока США и Европа сжимают её с запада.

Но Китай стремится к сверхдержавному статусу и не хочет быть просто «береговой зоной» в подчинении у США. Китай осознаёт выгоды своего географического положения: он может быть в союзе с Россией против США и в союзе с США против России. На данном этапе истории Китаю выгодно быть вместе с Россией, поэтому, как подчёркивают министры иностранных дел Ван И и Сергей Лавров, российско-китайское сотрудничество достигло беспрецедентного уровня.

Не в радость американцам и позиция Монголии. В 1980-х в этой стране работал отец будущего украинского президента Зеленского, здесь Зе-клоун пошёл в первый класс. Через сорок лет эта страна своим нейтралитетом невольно будет мешать президенту Зеленскому воевать на Украине.

Зажатая между Китаем и Россией, Монголия могла бы служить проамериканским плацдармом для раскола российско-китайского союза. Но монголы проводят так называемую политику «третьего соседа». Её суть в том, чтобы не вступать в блоки, направленные против двух стран-соседей и уравновешивать российское и китайское влияние равномерным сотрудничеством с третьими странами – США, ЕС, Южной Кореей, Японией, Индией, Турцией, Ираном и т.д. Монголия придерживается стойкого нейтралитета и баланса в международной политике.

Из-за комплексного слияния выше перечисленных факторов Евразия как географическая ось мира остаётся вне зоны досягаемости коллективного Запада. От Донбасса через всю Россию и Монголию до Южно-Китайского моря простирается территория, на которую Запад практически не может никак повлиять. И у Запада остаётся последнее средство, придуманное Спикменом почти сто лет назад: попытаться взять под контроль «береговую зону», превратив её в огненный вал на пути расширения евразийского влияния.

В этом причина агрессивной поддержки американцами одновременно Тайваня (этот остров, словно шип, «впивается» в тело материкового Китая) и Украины (она приговорена Западом к роли бруствера для милитаристского давления на Россию). В этом причина поддержки Тайванем режима Зеленского и режимом Зеленского – Тайваня. В апреле 2022 г. Тайвань предоставил Зеленскому помощь в размере $8 млн.

Обозреватель РИА «Новости» Пётр Акопов пишет: «Положение как Украины, так и Тайваня по отношению к цивилизациям, от которых они откололись, действительно очень схожее – притом что Украина является признанным всеми государством, а Тайвань практически весь мир признаёт как часть Китая, пусть и самоуправляющуюся. Но и на Тайване, и на Украине понимают всю надуманность своей «независимости» — и не видят никаких гарантий её сохранения в долгосрочной перспективе, кроме как через поддержку со стороны США. То есть сами предлагают себя в качестве инструмента в геополитической борьбе, что лишь усиливает неприятие их политики (и самого факта существования) со стороны держав, от которых они откололись… Но путь к этому воссоединению — что России с Украиной, что Китая с Тайванем — лежит вовсе не в военной плоскости. Ровно наоборот: война между ними выгодна только противникам наших цивилизаций, то есть атлантистам. Ни русским, ни китайцам не нужна война за воссоединение, потому что в любом случае это будет гражданская война, война между братьями. Именно поэтому военный фактор играет в воссоединении только косвенную, обеспечивающую благоприятные условия роль – он призван гарантировать невмешательство внешних сил в процесс реинтеграции».

Выход Россия из-под контроля Запада означает её активность в Арктике и Северной Атлантике. Северная Атлантика – это Северное, Норвежское, Гренландское море, море Баффина и море Лабрадор, то есть морские широты, где англосаксы на протяжении последних пяти веков чувствовали себя хозяевами. Американцы, британцы, французы, испанцы, португальцы, голландцы привыкли, что они шныряют у водных рубежей чужих государств, но не чужие государства – у их рубежей. Утрата привилегированного положения обернётся тем, что у берегов Великобритании, Ирландии, Норвегии, Швеции, Канады, Соединённых Штатов появятся корабли иностранных держав.

Если Запад не сдержит Китай, он утратит господство в Жёлтом, Южно-Китайском, Японском, Филиппинском морях. Через эти моря Китай получит доступ в Океанию и сможет подобраться к Гавайским островам. Это, в свою очередь, по принципу домино напугает власти Чили – одной из самых проамериканских государств Южной Америки.

Через воды Тихого океана лежит путь из Чили к Гавайям, утрата Вашингтоном контроля над водами вокруг Гавайев заставит Чили втянуться в противостояние на стороне Вашингтона, а это приведёт к реконфигурации политической архитектуры в Южной Америке в целом. Южная Америка – это «задний двор» США. Вашингтон не чувствует себя в безопасности, если «на заднем дворе» находятся другие страны, потому что отношения Вашингтона с Южной Америкой – предельно кабальные и южноамериканские народы с радостью избавились бы от диктата Вашингтона. В словах мексиканского президента Порфирио Диаса (1830-1915) «Бедная Мексика! Так далеко от Бога и так близко к США!» выражена печальная судьба не только мексиканцев, а всей Южной Америки.

США стоят перед мрачной перспективой крушения своей внешней политики одновременно по нескольким направлениям.

Втянуть Москву и Пекин в разорительные войны с соседями, разжечь по периметру Евразии очаги военных конфликтов – такова стратегия коллективного Запада, конечной целью которой является сохранение за ним планетарной гегемонии.

Ставки очень высоки и жизни десятков и даже сотен тысяч украинцев для Запада в этой игре – ничто. Ведь речь о геополитическом удушении цивилизационного пространства, колоссального по своему политическому, идеологическому, экономическому и демографическому потенциалу и самой природой не предназначенного для пассивного прозябания на задворках истории. В топку войны Западом будет брошено всё, что может гореть. Пока горят украинцы. Если надо будет, чтобы горели тайваньцы, Запад это сделает.

Истинные причины западной помощи режиму Зеленского не имеют никакого отношения к интересам Украины и украинцев. В планах Запада Украина вовсе не пуп Земли, а всего лишь одно из направлений вредительства геополитическим конкурентам.

Костями и кровью украинцев Запад хочет сохранить созданный им порочный и несправедливый миропорядок, направленный на обогащение Запада и эксплуатацию остального мира.

882
Поставить лайк: 142
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору