ссылка

Роль и интересы Польши в конфликте на Украине

Увеличить шрифт
А
А
А

Проведение специальной операции России на Украине стало мощным катализатором для множества различных процессов в континентальной Европе. Одной из центральных фигур на «украинской шахматной доске» является Польша, которая в последние недели делает всё, чтобы стать узловым центром принятия решений в Евросоюзе по украинскому вопросу. Подобное поведение Варшавы вряд ли можно считать необычным, учитывая то, сколько поляки в прошлом сделали для столкновения Москвы и Киева, чего добиваются сегодня и в чем заключаются реальные цели польских властей в Восточной Европе.

Интересы Польши в ситуации вокруг Украины можно условно разделить на несколько основных блоков: идеологический, военно-политический и экономический. Каждый из них, так или иначе, уходит корнями в историю Польши и связан с нынешним местом страны в системе международных отношений.

С точки зрения идеологической составляющей следует говорить об основе современной конструкции польской политики не только в отношении Украины, но и всего Восточноевропейского региона. Данный блок является основополагающим в работе Варшавы как с Киевом, так и с местным населением. В данном случае важно понимать, что для Польши, которая исторически считает себя конкурентом России за влияние в Восточной Европе, Украина, а с ней и Белоруссия с Прибалтикой являются буферной зоной, что и сформировало польскую экспансионистскую политику в регионе. Варшава всегда боролась с российским влиянием в этих государствах, поддерживала там политиков, СМИ и различные негосударственные организации, работающие в её интересах. В последние годы в польской столице и вовсе взяли на себя роль не просто эксперта по странам бывшего СССР, но и «защитника» Киева перед Западом. При этом самой Украине Польшей отводилось особое место в её попытках не допустить сближение Москвы с ЕС. Причём в центре всего этого была положена русофобия, которая, по словам польского премьер-министра Матеуша Моравецкого, после начала военной спецоперации РФ на Украине стала в Европе доминирующим течением.

Нельзя забывать и о том, что в польском политикуме по-прежнему сохраняется идея Речи Посполитой «от моря и до моря», а западные районы Украины и Белоруссии рассматриваются как исконные земли Польши. Правда, здесь есть ряд нюансов, с которыми в Варшаве, как бы им ни хотелось, приходится мириться.

С одной стороны, в приграничных с Польшей регионах представителей польской этничности проживает довольно немного. Например, самым «польским» регионом на Украине является Житомирская область (3,53%), в то время как в других областях численность поляков колеблется от 0,03% в Сумской до 1,73% в Хмельницкой областях.

С другой – в польском обществе долгие годы отношение к украинцам было довольно непростым. Здесь и историческая память о волынской резне, что вылилось в принятие в 2018 году закона о запрете бандеровской идеологии в стране, и неприятие украинцев как равных полякам, и многое другое. В этой связи Варшава сегодня делает всё, чтобы изменить ситуацию, натыкаясь порой на противодействие не только Киева, но и других соседей, в первую очередь Венгрии. Например, как и Варшава, которая раздала украинцам, по разным подсчётам, не менее 200 тысяч «карт поляка» и активно занималась их обработкой в рамках образования и культурного сотрудничества, аналогичные меры предпринимали и венгры. Поэтому неслучайно, что польские власти в последнее время только усилили идеологическую работу как среди местного населения, так и прибывших в Польшу украинцев, которым сегодня упорно внушают, что только Варшава может защитить их от России, указав путь в «светлое будущее» в европейской семье.

Немаловажным является и военно-политическая мотивация Польши, тесно связанная с происходящими в последние годы изменениями в геополитической ситуации в континентальной Европе. С точки зрения внешней политики Варшава, опираясь на собственную идеологическую картину мира и понимание своей роли в Восточной Европе, считает необходимым создать не просто буферную зону межу собой и Россией, но и организовать настоящий крестовый поход на Восток. Именно поэтому внешнеполитическая деятельность властей Польши в последние годы была прямо направлена на поддержку проевропейских политиков на Украине, а также втягивание Киева во всевозможные польские проекты в регионе. Например, можно вспомнить о «Люблинском треугольнике» (Литва, Польша и Украина), где именно Варшава и ее вооруженные силы играют главенствующую роль.

Сохраняющаяся экспансионистская направленность внешней политики стало одной из причин того, что после начала российский спецоперации в Варшаве появилась идея отправить на Украину «миротворческую миссию» стран НАТО. Правда, пока это не нашло поддержки ни среди членов альянса, ни даже в Киеве, где испугались польской оккупации западных областей страны. Однако всё это не останавливает Варшаву, которая по-прежнему грезит региональной интеграцией и считает себя главным экспертом в ЕС по России и Восточной Европе. В конечном счетё в Польше рассчитывают как минимум сохранить пронатовскую Украину и как максимум взять часть её территорий под свой контроль, что полностью соответствует ожиданиям значительной части польской политической элиты.

Во внутриполитической жизни Польши ситуация вокруг Украины также играет немаловажную роль, особенно с точки зрения общественных настроений. Власти страны всегда стремились использовать радикализм для того, чтобы продемонстрировать свой патриотизм, что оказывало решающее влияние на выбор избирателей. Находящаяся с 2015 года у власти радикальная партия «Право и справедливость» («PiS»), выходцами из которой являются вице-премьер Ярослав Качиньский и президент Анджей Дуда, уже готовится к предстоящим в 2023 году выборам, постепенно громя местную оппозицию и своего главного конкурента «Гражданскую платформу». Именно «PiS» неизменно делала и продолжает делать ставку на патриотизм, защиту национальных интересов и т. п., удачно используя в своих интересах любое обострение на востоке. Сегодня руководство Польши смогло значительно поднять свой рейтинг за счет пропаганды и ограничения свободы слова, сделав виновной во всем происходящем Россию. Подтверждением этому может служить объявленная польскими властями программа «Антипутинский щит», где Москва обвиняется во всех проблемах в экономике, а выход из грядущего кризиса видится в реформах, в том числе и за счет «дерусификации» польской и европейской экономик. Поэтому сегодня в информационное пространство Польши и был вброшен тезис о том, что «поляк и украинец братья навек, потому что страдают из-за русских», а трагедия в Буче стала сравниваться с катынским расстрелом. Ярким примером воздействия на массовое сознание может служить публикация 13 апреля в День памяти жертв Катыни Анджея Дуды, где на изображении в один ряд с Катынью поставили украинские Медное, Гостомель, Харьков, Бучу и Мариуполь. Проще говоря, Украина и ситуация вокруг нее уже стали самым действенным инструментом для будущих внутриполитических побед «PiS».

Пост Анджея Дуды, посвященный Дню памяти жертв Катыни
Пост Анджея Дуды, посвященный Дню памяти жертв Катыни

Экономические интересы Польши также являются немаловажным фактором. Здесь речь идёт не только том, что Варшава за счёт украинского кризиса пытается настроить ЕС против России и ее энергоносителей, предложив европейским партнёрам свои услуги по разжижению американского СПГ. Польские власти рассчитывают заработать и на своем «прифронтовом» статусе, в первую очередь за счет финансовой помощи Брюсселя и Вашингтона на оборону.

Кроме того, в Варшаве и ранее открыто заявляли о том, что заинтересованы в дешёвой рабочей силе из Украины. Сами поляки не хотят щипать кур или работать на овощных плантациях, предлагая такие вакансии украинцам. И даже хлынувший поток беженцев, который многие эксперты называют крайне опасным для польской экономики, сегодня не пугает Варшаву – его планируют использовать в своих интересах. С одной стороны, Польша уже потребовала денег из ЕС на содержание беженцев. При этом польский премьер-министр напомнил, что Евросоюз ранее предоставил Турции поддержку в размере $6 млрд евро во время волны сирийских беженцев в 2015- 2016 гг. С другой – максимально использовать рабочий потенциал украинцев. Для этого в Польше уже приняли специальный закон о беженцах из Украины, который гарантирует тем, кто легально пересекает границу, доступ к рынку труда. Правда, пока бегущие на запад украинцы не спешат искать работу, поскольку ждут всевозможных выплат и преференций от принимающей стороны, а санкции против Белоруссии и России вряд ли будут способствовать появлению новых рабочих мест в самой Польше. Однако это не особенно интересует нынешние польские власти, которые и эту проблему рассчитывают закрыть за счёт субсидий ЕС. Не зря же именно Варшава, как только интерес к Украине на Западе затихает, делает всё возможное, чтобы снова его разжечь.

Интересы Польши вокруг ситуации на Украине довольно обширны, как и те методы, которыми Варшава пользуется для их достижения внутри страны и на международной арене. Главным связующим звеном в данном случае выступает глубокое чувство неудовлетворённости из-за нереализованных амбиций польских властей, умноженное на их практически генетическую русофобию. При этом в Польше никто не рассматривает Украину как самостоятельного игрока, там будут и дальше использовать её. Выиграет ли от этого польский народ – вопрос довольно спорный, так как за всю историю своего существования любые глобальные столкновения Польши с Россией неизменно заканчивались поражением Варшавы.

Рафал Ковальский, Варшава

763
Поставить лайк: 266
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору