ссылка

Почему Украине приходится быть оккупантом?

Увеличить шрифт
А
А
А

С идеей переименовать города, названия которых звучат по-русски, выступил уполномоченный по защите украинского языка Тарас Кремень. Свою инициативу он мотивировал якобы жалобами от самих жителей Украины на то, что русская топонимика режет им слух. Нетрудно догадаться, где проживает основная масса жалобщиков: хорошо известно, что основной поток доносов на нарушение, например, мовного законодательства идёт с Галичины.

Кремень обратился к местным властям городов с названиями, которые не нравятся галичанам, переименовать их «в соответствии со стандартами украинского правописания».

«Это такие населённые пункты, как Арбузинка, Северодонецк, Южноукраинск, Южное, Спокойствие, Надеждовка, Переводчиково, Луч, Первомайское, Первомайск и многие другие», – рассказал Кремень.

Украинский омбудсмен настаивает, что, к примеру, посёлок Арбузинка должен называться Кавунивка, а город Северодонецк необходимо переименовать в Сиверськодонецьк. При этом Кремень обвинил в русских названия советскую власть – дескать, она, клятая, сменила истинно украинские исторические названия. Видимо, он даже не удосужился поинтересоваться историей населённых пунктов, которые собрался переименовывать.

Тот же город Северодонецк (находится в подконтрольной Украине части Луганской области) был построен именно во времена СССР, и совершенно логично, что новому городу давала название советская власть.

Ни Зеленский, ни его команда никакого нового города не построили. Как и предыдущая власть. Да и вообще, с момента провозглашения самостийности города на Украине уже не строились, тридцать лет самостийники проедали советское наследие и продолжают это делать, теперь ещё и мучимые зудом переименования.

Мы обсудили эту тему с историком и политологом из Луганска Дмитрием КРЫСЕНКО.

Историк и политолог Дмитрий КРЫСЕНКО

Комментируя очередную инициативу Тараса Кременя, эксперт вспомнил цитату из известного мультфильма: «Как вы лодку назовёте, так она и поплывёт».

На Украине это понимают, но очевидно, не в полной мере, поскольку само название этого государства, мягко говоря, не совсем соответствует как исторической, так и политической логике. У очень многих стран уже в  названии есть отсылка к государственности (Республика, Федерация, Королевство), а у Украины – нет, есть только декларация о том, что это – республика, точно такая же как декларации о социальном, демократическом и правовом государстве. Да и исторически её земли – территория Южной Руси, одного из ядер древнего государства, а не окраина – “Украина”,

- отмечает он.

В то же время историк обращает внимание на то, что вопрос бытия нынешней Украины тождествен вопросу «Откуда пошла Русская Земля?», открывающему «Повесть временных лет».

Этот вопрос традиционно волнует умы не только историков и философов, но и политиков, и на него есть несколько вариантов ответа, в том числе в той или иной степени, опирающихся на признание внешнего – варяжского – фактора. Но при этом исследователи констатируют, что никто из латинских, византийских и арабских хронистов не упоминает ни “Украину”, ни “украинцев”. В отличие от Руси и русов, чьё имя было известно далеко за пределами Восточной Европы. Земля, в которой началась летопись русской истории – Поднепровье, а “Матерью городов русских” был и остаётся Киев. Это не “окраина”, а одна из “точек сборки”, и единственно правильное название – “Южная Русь”,

– добавил он.

Свое существование как «анти-Россия» Украина начала задолго до государственного переворота, но в 2014 году эта тенденция обрела характер паранойи, убежден историк.

В страсти к переименованию городов – комплекс неполноценности и тщеславие, но в первую очередь – стремление угодить новому хозяину – Соединённым Штатам. Увы, киевские власти переименовывают города, к основанию и развитию которых они не имели никакого отношения: Днепропетровск, Днепродзержинск, Кировоград. Причём ни в одном из случаев мнение их жителей в расчёт не принималось. Чего стоили безумные предложения переименовать Луганск и Донецк в “Бандерівськ” и “Майданівськ”. Увы, после 1991 года новые города и сёла на карте Украины не появлялись. Существующие же приходили в упадок и безлюдели,

– отмечает он.

Политолог настаивает: «отречением» от общерусской истории Украина лишает себя фундамента, основы. Ведь никакого «общеевропейского» или «общеанглосаксонского» прошлого у Южной Руси нет. Есть территории, которые временами находились в составе Речи Посполитой, Австро-Венгерской империи, Румынии, Османской империи, но нынешние Польша, Венгрия, Румыния, Турция не считают эти территории украинскими (разве только формально), поскольку с «Украиной» они за них не воевали никогда, разве что с советской – в составе СССР. Самостийной Украине всего тридцать лет. Всё, что ей досталось, это наследство Советского Союза и Российской империи, при этом если посмотреть на государственнообразующие документы Украины, многие их положения нарушены, то же самое можно сказать и о Конституции, куда, вопреки её содержанию, без референдума властью были внесены поправки о курсе в ЕС и НАТО. Такая «перерождённая» Украина вряд ли имеет права на территории, жители которых не желали этого перерождения и не согласны с подменой. Всё, что мы видим сегодня, – это война «перерождённой» Украины с населением, которое против такого государства. На Донбассе это вооружённый конфликт, война настоящая. На большой части страны – война другого порядка, с языком, памятниками, символами, названиями. Таким способом территория помечается как «украинская», но по содержанию она таковой не является, поскольку населяющий её народ не приемлет украинства. Что в Одессе, Харькове и Мариуполе, по природе своей тяготеющим к России, к Южной Руси, что на Закарпатье, близком Венгрии. И здесь, и там у украинских властей проблемы одни – территория досталась Украине, а народ остался местным, не разделяющим галицких восторгов Бандерой, стремлений властей жечь мосты с Россией и Белоруссией, политики тотальной украинизации. Примечательно, что «метить территории» украинством получается только силой (репрессии, административный ресурс, специальные законы) и ложью (байки Кременя о том, что северодончане страсть как хотят стать сиверськодонетчанамы, а жители крымской (!) Арбузовки спят и видят себя кавунивцямы). Это означает, что украинским властям очень много лет придётся отвлекать силы и ресурсы на то, чтобы держать ситуацию на землях, априори заселённх «сепаратистами», под контролем. Вопрос в том, сколько выдержит украинская государственность, уже сегодня стоящая перед огромными вызовами. Проект анти-Россия оказался убийственным для Украины. Иначе говоря, чтобы быть по указке Запада анти-Россией, Украие приходится  убивать своё население, экономику вместе с энергетикой, убивать свои города и сёла, которые переименованиями не спасти, убивать свою веру. Не слишком ли велики жертвы на призрачном пути в западную цивилизацию?

Время всё расставляет на свои места. У Украины, построенной на отрицании всего советского и российского (т. е. самой себя), нет будущего. Единственной перспективой её дальнейшей жизни является воссоединение с Российской Федерацией в составе Союзного государства и, конечно же, со своими традиционными названиями городов,

– подводит итог эксперт.

Так видится из Луганска, из охваченной войной ЛНР, жители которой  много лет страстно желают воссоединения с Россией. И Киев был бы не против «украинского безлюдного Донбасса». Судя по нынешней ненависти самостийников к русским и тем же венграм, они было бы рады, если бы в 1991-м Украине отписали не только территорию УССР (против которой ныне развёрнута «декоммунизация»), но и Кубань с Воронежем и Ростовом-на-Дону, причём с одним условием – без населения. Поскольку население не вписывается в планы анти-России и по отношению к нему приходится выступать оккупантами, навязывая «новый украинский порядок».

Заметили, о Едыной Украине уже речи утихли. Не вышло с единством.

539
Поставить лайк: 546
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору