ссылка

Новый посол России в Белоруссии – почему именно Борис Грызлов?

Увеличить шрифт
А
А
А

История дипломатического представительства России в Белоруссии за прошедшие три десятка лет редко была отмечена яркими событиями и скандалами. Российские послы, раз за разом приезжавшие в Минск, как правило, не вели в республике никакой активной деятельности и стремились спокойно проводить свое время в белорусской столице. Так было с первым главой российского посольства Игорем Сапрыкиным, его преемниками Валерием Лощининым, Вячеславом Долговым и Александром Блохиным. Это было связано с тем, что вплоть до середины первого десятилетий XXI века между Минском и Москвой не возникало серьёзных противоречий. При этом одна из первых попыток российской стороны активизировать интеграционные процессы в Союзном государстве (СГ) стала одной из причин того, что назначенный в 2005 году новый посол РФ в Белоруссии Дмитрий Аяцков, который на одной из пресс-конференций неоднозначно высказался о Александре Лукашенко, так и не доехал до своего места назначения. Разгоравшийся конфликт между сторонами удалось погасить, однако в белорусскую столицу в 2006 году поехал уже Александр Суриков, который смог оставаться на своей должности дольше всех остальных – до августа 2018 года. Правда, за 12 лет российский дипломат не предпринял значимых действий для укрепления российского влияния в Белоруссии, а его миссия больше напоминала политику абстрагирования от всего, что происходило как в самой республике, так и вокруг неё.

Пожалуй, единственным, кто сумел на некоторое время встряхнуть белорусских партнёров, стал Михаил Бабич, который с августа 2018 по конец апреля 2019 года находился в Минске. Его миссия запомнилась активной деятельностью и жёсткой позицией по отстаиванию интересов России. За девять месяцев Бабич объехал ряд областных центров, посетил некоторые промышленные предприятия и даже встретился с представителями белорусской оппозиции Андреем Дмитриевым и Татьяной Короткевич. При этом именно он озвучил то, чего ранее до него никто в Минске из представителей посольства не говорил. Весной 2019 года Бабич заявил, что Белоруссии следует определиться с форматом интеграции и выполнять договорённости, а не обмениваться упрёками в экономической сфере. Столь кипучая деятельность российского представителя привела его к конфронтации с белорусским МИД. Во внешнеполитическом ведомстве республики сначала заявили, что посол РФ «абсолютно не видит никакой разницы между российским федеральным округом», а затем его и вовсе обвинили в том, что «разрушить наши отношения с Россией внешним силам не удавалось десятилетия, Бабич смог». В результате 30 апреля 2019 год он был отозван с должности, а его место занял Дмитрий Мезенцев.

Назначение Мезенцева сгладило дипломатическую напряжённость между Минском и Москвой, хотя на деле никак не повиляло на сами белорусско-российские отношения. Новый посол занял позицию, аналогичную той, которая была ранее у Сурикова – не вмешиваться в Белоруссии ни во что и улыбаться при любых ситуациях. Он начал учить белорусский язык и принял решение называть Белоруссию, как это принято в республике, Беларусью. В последующем такая позиция позволила ему стать госсекретарём Союзного государства, а на его место 25 марта 2021 был назначен бывший посол РФ в Латвии Евгений Лукьянов. Он так и не успел запомниться ничем особенным, так как в конце декабря стало известно о том, что в Минск прибудет новый глава дипмиссии, которым 14 января указом Владимира Путина стал Борис Грызлов. Это стало уже четвёртой сменой главы российского посольства в Белоруссии с 2018 года.

Новость о назначении Грызлова вызвала довольно неоднозначную реакцию, как в России, так и в Белоруссии, особенно среди тех, кто долгие годы стремится понять логику действий Москвы в отношении своего ближайшего союзника. И главной причиной этому стала сама фигура нового посла, которого многие называют «политическим тяжеловесом», способным принимать довольно жёсткие решения.

Стоит напомнить, что сам Грызлов, которому уже 71 год, известная фигура как в России, так и на всем постсоветском пространстве. С 2001 по 2003 годы он возглавлял МВД РФ, затем был председателем Государственной думы IV и V созывов, а с 2002 года занимает пост председателя высшего совета «Единой России». Кроме того, Грызлов является председателем совета директоров АО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение»» и с 2015 года представляет Россию в контактной группе по урегулированию ситуации на Донбассе. Всё это, а также большой политический опыт и тесные отношения с Владимиром Путиным и породили различные теории на предмет того, почему именно Грызлов, и именно сейчас стал послом в Белоруссии.

С одной стороны, большинство провластных белорусских аналитиков и общественно-политических деятелей, а также официальные представители России говорят о том, что данное назначение свидетельствует об ускорении интеграционных усилий Москвы и должно будет открыть «новые возможности сотрудничества между нашими странами». Например, заявляется, что в качестве посла нужен именно политический тяжеловес, который сможет повлиять на реализацию планов по развитию СГ, в первую очередь, 28 союзных программ, которые после их утверждения осенью прошлого года практически исчезли из информационной повестки дня двух стран. Отмечается, что Грызлов был на разных должностях и непосредственно участвовал в подготовке и реализации решений, направленных на интеграцию, а также на протяжении 8 лет возглавлял Парламентское собрание Союза Белоруссии и России. Как заметил председатель комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Леонид Калашников, данное назначение является «позитивным знаком» и говорит о том, «какое внимание придается со стороны России этой должности». Кроме того, некоторые аналитики напрямую связывают появление Грызлова в Минске с тем, что сегодня происходит на западных границах СГ, особенно в условиях нарастающего давления ЕС и США на Белоруссию.

Не менее восторженные отзывы о новом после слышны и в Минске. В частности, заместитель председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания Белоруссии Олег Гайдукевич считает, что данное назначение будет способствовать углублению интеграции двух стран. По его мнению, «кадровые перестановки – серьёзное укрепление белорусско-российского вектора в политике двух стран». Ему вторит и известный в республике депутат Тенгиз Думбадзе, назвавший Грызлова профессиональным, преданным России человеком, который всегда относился к Белоруссии с особым уважением и симпатией. Подобные высказывания делаются не только на том основании, что нового посла без проблем согласовали в белорусском МИДе, но и в связи с его деятельностью в сфере белорусско-российской интеграции, а также личного знакомства с Александром Лукашенко. Российский политик никогда не был замечен в жёсткой критике Белоруссии и всегда выступал за сближение двух стран. Именно он в начале 2000-х годов работал над созданием Конституционного акта СГ, проводил встречи с белорусским лидером и продолжает выступать за интеграцию сегодня.

С другой стороны, некоторые аналитики и политические деятели, в первую очередь из числа белорусской оппозиции, предрекают официальному Минску с приходом Грызлова проблемы. В частности, как это было уже неоднократно, противники Лукашенко заявили, что в страну едет очередной «генерал-губернатор», который якобы должен содействовать включению Белоруссии в состав РФ. Кром этого, отмечается, что с помощью Грызлова Москва пытается взять под контроль готовящуюся в республике конституционную реформу. Например, живущий в России политолог Андрей Суздальцев считает, что нынешнее назначение «говорит о том, что время дипломатии в отношении политического режима Лукашенко закончилось», так как «Кремль не заинтересован в продолжении белорусского политического кризиса в преддверии собственных непростых 2022-2024 годов». Подобной позиции придерживаются и некоторые иные эксперты, которые заявляют о том, что задачами Грызлова должны стать «обеспечение трансформации белорусской политической системы», создание поля для «взращивания альтернатив Лукашенко», воспрепятствование попыткам официального Минска «искать альтернативы российскому влиянию», а также работа «с белорусскими элитами и бизнесом». При этом утверждается, что таким образом Россия «сужает поле для маневра окружения Лукашенко» и создаёт центр принятия решений в Минске, перенося часть вопросов, ранее решаемых лично президентами, в российское посольство. Нечто подобное уже заявлялось и в отношении Бабича, результат сегодня хорошо известен.

Вместе с тем, обе стороны практически единодушно считают, что назначение Грызлова является делом, касающимся не только белорусско-российских отношений. Подчёркивается, что появление в белорусской столице именно этой фигуры должно оказать влияние и на внешнеполитическую обстановку вокруг Союзного государства. Предполагается, что таким образом Кремль даёт понять Западу, что время, когда Россия не обращала внимания на происходящее в Белоруссии, прошло, а Москва теперь заняла более жёсткую внешнеполитическую линию, в том числе и в отношении ситуации во всём восточноевропейском регионе. Насколько правдивыми окажутся подобные теории, покажет самое ближайшее время. На сегодня очевидно одно – отношения с Белоруссией и ситуация в этой республике действительно стали одними из приоритетных задач во внешней политике России.

603
Поставить лайк: 119
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору