ссылка

Нацистский план «Ольденбург» — стратегия голода на территории СССР

Геринг на скамье подсудимых, Нюрнбергский процесс
Увеличить шрифт
А
А
А

18 декабря 1940 года Гитлер подписал директиву № 21 – план нападения на СССР под названием «Барбаросса». В стратегическом отношении план базировался на тезисе о «молниеносной войне» (блицкриге). Помимо военной составляющей, он включал в себя подраздел под кодовым названием «Ольденбург» («Зелёная папка Геринга»), в котором детально прописывались прожекты нацистской верхушки относительно экономической эксплуатации территории и ресурсов Советского Союза.

Геринг: «Я намерен грабить, и грабить эффективно»

Разработку плана экономического ограбления СССР Гитлер поручил рейхсмаршалу Герману Герингу, возглавившему «Экономический штаб особого назначения Ольденбург». Исходя из установок Геринга, Вильгельм Кейтель, начальник штаба Верховного командования вермахта, 16 июня 1941 года писал в секретных «Директивах по руководству экономикой во вновь оккупируемых восточных областях»: «Получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти – такова главная экономическая цель кампании». Заявления самого Геринга звучали ещё более цинично: «На Востоке я намерен грабить, и грабить эффективно. Всё, что может быть пригодно для немцев, должно быть молниеносно извлечено и доставлено в Германию».

Французский публицист Раймонд Картье сообщает в своей книге «Тайны войны: что Гитлер хотел сделать из России», что в архивах Нюрнбергского международного трибунала находятся «целые кипы» документов, которые раскрывают проекты Гитлера, касающиеся «громадной территории между Вислой и Уралом». В первую очередь нацистское руководство Германии планировало системное и организованное разграбление материальных богатств Советского Союза.

Из директивы по руководству экономикой в подлежащих оккупации областях («Зелёная папка»)
Из директивы по руководству экономикой в подлежащих оккупации областях («Зелёная папка»)

Территорию европейской части СССР, согласно плану «Ольденбург», оккупанты намеревались децентрализовать в экономическом отношении, превратив её в аграрно-сырьевой придаток Третьего рейха; всё ценное промышленное оборудование они рассчитывали отправить в Германию, а то, что не могло пригодиться на немецких производствах, собирались уничтожить.

Как «разрезать громадный пирог»?

В июле 1941-го Гитлер на одном из совещаний подчеркнул необходимость реорганизации оккупированных территорий СССР: «Перед нами стоит задача разрезать территорию этого громадного пирога так, как это нам нужно, – чтобы, во-первых, господствовать над ней, во-вторых, управлять ею, в-третьих, эксплуатировать её». Планом «Ольденбург» предусматривалось разделение европейской части Союза на 4 крупных экономических региона (инспектората) — Ленинград, Москву, Киев и Баку; кроме того, немцы предполагали учредить 23 экономические комендатуры и 12 бюро. Впоследствии «завоеватели жизненного пространства» рассчитывали разбить европейскую часть СССР на 7 государств, находящихся в прямой экономической зависимости от Германии.

Раймонд Картье перечисляет те земли, которые, как считал Гитлер, по праву военной добычи должны будут принадлежать Германии: это Крым, «очищенный от своего теперешнего населения и заселённый исключительно немцами», с присоединённой к нему Северной Таврией; Галиция, ранее принадлежавшая Австро-Венгрии; Прибалтика; низовье Поволжья с поволжскими немцами; часть Закавказья (из Баку фюрер намеревался сделать «германскую военную колонию») и Кольский полуостров с его месторождениями никеля, апатита, железа, меди и кобальта. Все остальные территории СССР планировалось разделить на вассальные государства, которые удерживались бы в повиновении с помощью германской военной силы.

Изъятие продовольствия и «сокращение избыточного населения»

Отдельная комиссия в рамках «штаба Ольденбург» была создана для организации сбора продовольствия на оккупированных территориях. Возглавил её Герберт Эрнст Бакке, ближайший помощник Геринга, рейхсминистр продовольствия и сельского хозяйства.

 

​​Герберт Бакке курировал изъятие продовольствия на оккупированных территориях СССР
​​Герберт Бакке курировал изъятие продовольствия на оккупированных территориях СССР

Перед комиссией была поставлена задача обеспечить к 1942 году снабжение сил вермахта питанием за счёт ресурсов Советского Союза. Остальное продовольствие из сельскохозяйственных регионов СССР предполагалось вывозить в Германию, что способствовало бы сокращению «избыточного населения» промышленных центров Союза.

План Бакке был сориентирован на то, чтобы обречь на голод жителей оккупированных областей, в результате которого должны будут погибнуть 20 – 30 миллионов советских людей. Это была продуманная, системная, радикальная стратегия голода. Ещё в 1940 году Бакке отмечал в одном из своих докладов, что количество «лишнего населения» в России исчисляется десятками миллионов, поэтому организованный голод должен стать неотъемлемой частью оккупационной кампании.

Из сказанного следует, что образ «фрица-куроцапа», врывающегося в хату с автоматом наперевес и орущего: «Матка! Курка, млеко, яйка!», образ громилы, мародёра и убийцы, который со времён Великой Отечественной закрепился в наших литературе и киноискусстве, отражает вовсе не редкие случайные эпизоды, а ту чудовищную повседневную реальность, которую принесли с собой оккупанты. Они, как следует из плана «Ольденбург», действовали в соответствии с инструкциями и приказами, нацеленными на оголтелый грабёж, возведённый в систему.

В сборнике «Зверства, грабежи и насилия немецко-фашистских захватчиков» можно ознакомиться с нотой «О повсеместных грабежах, разорении населения и чудовищных зверствах германских властей на захваченных советских территориях», составленной наркомом иностранных дел Вячеславом Молотовым. 6 января 1942 года нарком направил её послам государств, имевших дипломатические отношения с Советским Союзом. Молотов доводил до сведения послов, что освобождение городов и деревень от немецких захватчиков «выявило неслыханную картину грабежа, всеобщего разорения, гнусных насилий, издевательств и массовых убийств, учинявшихся немецко-фашистскими оккупантами над мирным населением». Гитлеровцы, сообщает Вячеслав Михайлович, «отнимают все продовольственные запасы, бьют скот и птицу, забирают хлеб и другие продукты, тащат с собой домашние вещи, одежду, бельё, обувь…».

Молотов приводит в документе множество конкретных примеров — он, в частности, упоминает деревню Колодезную Тульской области, где оккупанты расстреляли 32 мужчин и женщин за то, что они сдали немцам не все тёплые вещи; в деревне Власово Московской области одна из колхозниц, оказавшая сопротивление фашистам, которые изымали её запас картофеля, была расстреляна очередью из автомата, после чего нацисты начали буквально косить очередями собравшееся население деревни.

Злодеяния оккупантов, подчёркивает нарком, «не являются случайными эксцессами отдельных недисциплинированных воинских частей, офицеров и солдат». Он сообщает, что частями РККА захвачен подлинник секретного документа под названием: «Директивы по руководству экономикой во вновь оккупируемых восточных областях (зелёная папка)». «Этот план организованного ограбления нашей страны, – пишет Молотов, – предусматривает вывоз в Германию из СССР всего сырья, всех обнаруженных товарных фондов и поголовное ограбление гражданского населения».

Военнослужащие вермахта держат доску с надписью «Русский должен умереть, чтобы жили мы». Брянская область. Октябрь 1941 г.
Военнослужащие вермахта держат доску с надписью «Русский должен умереть, чтобы жили мы». Брянская область. Октябрь 1941 г.

В ноте Молотова приводятся следующие цифры: «Только по 25 районам Тульской области оккупанты отобрали у советских граждан 14.048 коров, 11.860 свиней, 28.459 овец, 213.678 кур, гусей и уток… По 15 сельсоветам одного только Дзержинского района Смоленской области из колхозного имущества оккупанты похитили 2.554 лошади, 1.170 коров, 335 свиней… Из имущества личного пользования оккупанты забрали 2.027 коров, 2.138 свиней, 5.297 овец, 44.159 кур, а также 5.477 пар валеных сапог, 2.439 шуб, 3.208 теплых платков, 10.431 метр мануфактуры, 3.299 пар мужского белья, 815 пар детского белья, все наличные запасы зерна, мяса, мёда, овощей, сельскохозяйственный инвентарь, швейные машины, велосипеды, наличные деньги…»

Причём нужно учитывать, что цифры эти относятся только к первому полугодию войны, ведь нота составлена в январе 1942-го! А каждодневное ограбление населения продолжалось вплоть до изгнания войск вермахта из пределов Советского Союза…

Есть и немецкие источники, в которых без прикрас описывается этот тотальный, разнузданный грабёж. Так, в группе армий «Центр» воевал некий Вилли Вольфзангер. Записи из его фронтового дневника были изданы в послевоенные годы в виде книги под названием «Беспощадная бойня Восточного фронта», хотя сам Вольфзангер погиб. Приведём небольшую выдержку из неё: «Мы были голодны. Повара резали крупный рогатый скот и свиней и повсюду реквизировали горох, бобы и огурцы. Мы отбирали у женщин и детей последний кусок хлеба, курицу или гуся. Мы нагружали телеги шпиком и мукой, которые отбирали у населения. Пили крестьянское молоко, отбирали мёд в ульях, искали и находили яйца. На слёзы, мольбы, проклятия никто не обращал внимания…»

За время фашистской оккупации было разрушено свыше 1700 советских городов и посёлков, 60 тысяч деревень, сожжено более 6 млн зданий; без крыши над головой осталось 25 млн советских граждан. Вермахт вёл истребительную – во всех смыслах – войну, в том числе и осуществляя план «Ольденбург». Однако в итоге «громадный пирог» встал оккупантам поперёк глотки, Красная армия выбила их с советской территории, и за преступления против человечества нацистским предводителям пришлось отвечать на Нюрнбергском процессе.

Так закончилось завоевание «жизненного пространства»: Геринг за обедом в тюрьме
Так закончилось завоевание «жизненного пространства»: Геринг за обедом в тюрьме

В феврале 1946-го, выступая в зале суда, главный обвинитель от СССР Роман Руденко процитировал слова Геринга относительно грабежа оккупированных советских территорий. С самого начала его речи Геринг, сидевший на скамье подсудимых, демонстративно снял наушники. Но когда Руденко заявил, что в ряде пунктов Курской и Орловской областей, освобождённых от гитлеровцев, красноармейцы обнаружили приказ о том, что войска вермахта обязаны производить полное и беспощадное ограбление населения, включая изъятие даже таких предметов, как кастрюли, клеёнки, шторы, патефоны и т.п., а в случае неповиновения расстреливать виновных, – в группе подсудимых произошло заметное движение.

Писатель и журналист Борис Полевой, присутствовавший на процессе, написал об этом так: «Розенберг, знающий русский язык, сняв наушники, слушал речь, приложив к уху руку раковинкой. Геринг, в начале речи сердито сдёрнувший наушники, после того как была процитирована его фраза: «Я намерен грабить, и грабить эффективно», судорожно надел их и уже не снимал. Кейтель, сунув палец за ворот кителя, машинальным движением оттягивал его, будто петля уже сжимала его шею…»

Кровавая эпопея крупнейших грабителей ХХ столетия закончилась бесславно. Герберт Бакке, руководивший сбором продовольствия на оккупированных территориях, опасаясь выдачи в Советский Союз, 6 апреля 1947 года повесился в своей тюремной камере. Герман Геринг, приговорённый к смертной казни через повешение, 15 октября 1946-го, за два часа до исполнения приговора, отравился цианистым калием.

На заглавном фото: Геринг на скамье подсудимых, Нюрнбергский процесс

622
Поставить лайк: 229
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору