Информационно-аналитический портал
ссылка

Литва не желает мира на Украине

Литовские «железные волки» («Gelezinis vilkas») обучают убийц Донбасса
Увеличить шрифт
А
А
А

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд дважды повторила, что Украина не станет членом ЕС как минимум до 2040 года. Литовские политики, депутаты Европарламента Андрюс Кубилюс и Рамунас Станёнис, наоборот, пророчат Киеву светлое европейское будущее.

Столь разительное расхождение во мнениях говорит об одном: в Европе сами не знают, как быть с Украиной. Отсутствует единогласное видение европейских перспектив Украины. Некоторые западные политики, например Кальюлайд, нашли в себе смелость напрямую заявить об эфемерности европейских мечтаний Киева. Другие же продолжают лгать, будто членство в Евросоюзе для Киева уже не за горами.

Аргументация у сторонников последней версии весьма жиденькая. Вопреки красноречивому термину Westlessness («беззападность», отсутствие Запада), описывающему отношения Брюсселя с теми, кто просится в Евросоюз, такие политики утверждают, что Запад верит в Украину и ждёт её. Очевидно, что сам термин не появился бы, если бы Запад действительно верил в Украину и действительно ждал.

Почему Литва вдруг превратилась в ярого пропагандиста евроинтеграционной идеи для Украины? В ЕС она вошла 17 лет назад (2004), но мы не слышали от неё такого проукраинского и проевропейского дискурса 10-15 лет назад. Если бы Вильнюс искренне сопереживал Украине и изначально считал её неотъемлемой частью Европы, то про неминуемую евроинтеграцию Украины заговорил бы сразу после своего членства в ЕС.

Но этого не произошло. До 2014 года Литва вообще очень мало говорила на тему Украины, чаще – на тему Белоруссии, у которой покупала электроэнергию. Внимание литовских политиков к Украине вызвано не желанием помочь украинцам, а стремлением втянуть Киев в разборки, устроенные Польшей и Литвой с Минском и Москвой при содействии ЕС и США.

Эстония и Латвия задействованы в этих планах в меньшей степени, поэтому Рига может позволить себе молчать, а Кальюлайд сказать про Украину то, что не хотят слышать в Вильнюсе. Вильнюс боится, что ему придётся с Польшей вдвоём расхлёбывать ту кашу, какую они заварили, профинансировав и организовав попытку госпереворота в Белоруссии. Вместо антироссийской и прозападной власти в Минске Варшава и Вильнюс получили практически полный разрыв отношений с Белоруссией и укрепление российско-белорусского сотрудничества.

Европейские «тяжеловесы» (Германия, Франция) – не союзники Белоруссии, но для них белорусский вопрос не имеет такой насущной важности, как для Литвы. Литва граничит с Белоруссией и Калининградской областью России, участвуя в экспансионистской политике Запада на восточном фланге НАТО, Вильнюс получил в ответ потенциальную возможность для белорусско-российского союза адекватно ответить НАТО с территории Белоруссии и Калининградской области.

Украина тоже граничит с Белоруссией и Россией. Вильнюс хочет втянуть Киев в свои геополитические дрязги, чтобы разделить будущую ответственность и последствия за неудавшуюся попытку перекроить геополитический баланс сил на северо-западных окраинах евразийского пространства.

Литовские власти прекрасно осведомлены об институциональной слабости украинской власти, нуждающейся во внешней поддержке. Вспоминая испанского философа Ортегу-и-Гассета, можно сказать, что эта власть не знает, куда идёт, потому что идёт никуда: «Когда такое правительство ищет самооправданий, то не поминает всуе день завтрашний, а, напротив, упирает на сегодняшний и говорит с завидной прямотой: "Мы - чрезвычайная власть, рождённая чрезвычайными обстоятельствами". То есть потребой дня, а не дальней перспективой… и само правление сводится к тому, чтобы постоянно выпутываться, не решая проблем, а всеми способами увиливая от них и тем самым рискуя сделать их неразрешимыми».

Режим Зеленского все творимые пакости оправдывает днём сегодняшним, несуществующей в реальности российской агрессией, считая, что такие методы оправданы в чрезвычайных обстоятельствах, в каких очутилась Украина. Но она оттого в них и очутилась, что этими обстоятельствами является не мифический агрессор, не удосужившийся напасть на «проевропейскую Украину» со своей территории или территории союзников, а сам правящий режим.

Вильнюс не может предложить Украине ничего конкретно осязаемого. Зато не жалеет слов убеждения для поддержки евроинтеграционного задора в украинском обществе. Кубилюс и Станёнис призвали Брюссель наделить Украину, Молдавию и Грузию неким промежуточным статусом на пути к членству в ЕС. Пардон, но такой статус у Украины уже есть – Соглашение об ассоциации с ЕС. Предлагаемый литовцами статус будет промежуточным статусом промежуточного статуса, а это какой-то бред.

В ЕС отсутствует такое понятие как промежуточный статус, его разработка потребует консолидированной работы всех стран-членов, особенно в политико-юридической сфере. Никто этим заниматься не станет, у европейских держав полно и других проблем. Программа Восточного партнёрства, проект Ассоциированного трио (Украина, Молдавия, Грузия) – это разные названия одного и того же промежуточного статуса,  ибо никаких других статусов у Брюсселя для этих стран нет.

Меняются слова и декорации, суть остаётся та же – Кишинёву, Киеву, Тбилиси членства в ЕС не видать. Грузия, вообще географически не находится в Европе. Если принимать её в ЕС, туда же попросятся страны Северной Африки, которых от ЕС отделяет небольшое Средиземное море.

Кубилюс и Станёнис невольно раскрывают истинные интересы Вильнюса на украинском направлении, призывая «вернуть в Восточное партнёрство элемент геополитики». Изначально эта программа преподносилась как инструмент экономической интеграции шести постсоветских стран (Украины, Белоруссии, Молдавии, Грузии, Азербайджана и Армении) с ЕС. Словеса про экономику были мишурой, прикрывающей геополитический смысл этого действа и его главную цель – не интегрировать эти республики в европейскую экономику, а удержать их от интеграции в экономику Евразийского союза (ЕАЭС). Восточное партнёрство обрекло страны-участницы на постоянное пребывание в «серой зоне» – ни в ЕС, и ни в ЕАЭС. Теперь Вильнюс хочет ещё больше нагрузить Восточное партнёрство геополитическим смыслом, сделав его более конфликтным.

Литва не заинтересована в мире в Восточной Европе. Если здесь будет мир, тогда Литве придётся самой разгребать авгиевы конюшни в отношениях с Минском и Москвой. Если удастся расширить конфликт, втянув в него Киев, Кишинёв, Тбилиси, тогда есть шанс усилить свои позиции и распределить ответственность поровну.

На Украину хотят взвалить ещё один груз – сделать её не сторонним наблюдателем, а активным участником литовско-белорусских распрей. Если Киев на это пойдёт, он поможет литовцам, но не себе. Себе только навредит.

На заглавном фото. Литовские «железные волки» («Gelezinis vilkas») обучают убийц Донбасса

279
Поставить лайк: 3138
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору

Читайте также

ЛитПолУкрБриг в ущерб интересам Украины

Кризис в Белоруссии сделал Минск ближе к портам России

Силовики Польши и Украины имеют планы на Белоруссию

Донбасс, Украина и сказки Ишингера и Сарапинаса

Литва – Украине: в НАТО вас не пустят

Гедройцизм – политическая отрава для Украины

Почему украинские националисты ратуют за Речь Посполиту

Для чего Украину загнали в Люблинский треугольник

«Люблинский треугольник» – ещё один антироссийский формат

https://odnarodyna.org/article/litva-ne-zhelaet-mira-na-ukraine