ссылка

Как польский дипломат и украинский градоначальник в Ильинцах народ дурили

Увеличить шрифт
А
А
А

В городке Ильинцы Винницкой области с участием градоначальника Владимира Ящука и генерального консула Польши в Виннице Дамиана Чарчинского (Damian Ciarciński) провели торжественное собрание и концерт польско-украинской дружбы в честь 220-й годовщины со дня рождения Тымко Падуры. Девиз мероприятия гласил: "Нас объединяет Тымко Падура" (Łączy nas Tymko Padura).

Сначала украинские парубки и дивчины пели и плясали для польского дипломата народные песни и танцы. Потом гости отправились на встречу с учащимися местного профессионально-технического училища, где пудрили им мозги биографией Падуры, а напоследок некий местечковый артист из г. Гайсин Я. Савинский в порыве верноподданнических чувств вручил пану послу картину собственного изготовления. О творческой любви к Падуре отчиталась перед консулом также руководитель Культурно-туристического центра им. Падуры (есть, оказывается, и такой в с. Махновка, где жил Падура) Ирина Бонюк.

На Винничине пышно отметили  220-ю годовщину рождения ряженого украинца Тымка Падуры – на самом деле поляка Томаша Падурры

Кем же был Падура, почему его день рождения так пышно отметили в Ильинцах? Польским шляхтичем-католиком, который притворялся украинцем. Как и его соплеменник и земляк Северин Гощинский, Падура решил максимально выгодно воспользоваться фактом своего рождения на Украине. Гощинского и Падуру польское литературоведение настырно причисляет «украинской школе» польской поэзии наряду с Богданом Залесским, Антонием Мальчевским и др.

Их украинскость заключается в том, что они писали про Украину, её пейзажи и казаков. Французский романист Луи Буссенар писал про Африку, но никакой «африканской школы» французской литературы нет. Зато «украинская школа» в польской литературе есть, и придумана она специально для того, чтобы внедрить в украинскую литературу польские политические смыслы в исполнении таких деятелей, как Падура и Гощинский.

А разве великий Гоголь не писал про казаков и Украину? Все трое – польской крови (предки Гоголя тоже из поляков), все писали про одно и то же, каждый на своём языке: Падура и Гощинский на чужом для украинцев польском, Гоголь – на родном для них русском.

Почему же Гоголь не принимается нынешними украинскими литераторами, словно чужак, а Падура и Гощинский принимаются? Оттого, что существует политический заказ на вымарывание из культурной памяти украинского народа всего, что указывает на их родство с Русью. Тут Падура и Гощинский – в самый раз, но не Гоголь. Шумное празднование 220-летия Падуры в Ильинцах – это тоже политический заказ.

Ради политических целей Падура писал и по-малороссийски. Он хотел взбудоражить простой люд выдуманными рассказами про былую казачью вольницу и преступления, будто бы совершаемыми царскими чиновниками, чтобы толкнуть православный народ на преступление –  участие в войне против своего же православного государства на стороне католической Польши.

Сначала Падура сам бродил по сёлам с бандурой в руках, потом приступил к массовому выпуску натренированных «співаков». Их задачей было ходить по крочмам и хуторам, распаляя народное воображение специально сочинёнными для этого песнями. Песни чаще несли пропольский и антироссийкий посыл, ведь целью Падуры, Гощинского и иже с ними было спровоцировать кровопролитие и на костях местного населения реанимировать Речь Посполитую «от моря до моря».

Падура был обедневшим шляхтичем. Чтобы прокормиться, он подживал то у магнатов Любомирских, то у Потоцких, то у Ржевусских. Магнаты жаждали власти над «православным быдлом», и Падура работал на их интересы, внушая православным, что их благодетель – не российский православный царь, а польский магнат-католик.

Имеет смысл привести мнение о творчестве Падуры известного польского критика Франтишека Равиты-Гавроньского. Равита-Гавроньский тоже был уроженцем нынешней Украины и патриотом Речи Посполитой, бежал из Российской империи на Запад. Как и Падура с Гощинским, называл себя украинцем, но честно подчёркивал: это не национальность, а место рождения (по примеру слов сибиряк, галичанин, подолянин), потому что украинцев как национальности не существует.

«Он не свободный певец, он играет только роль поэта, принуждает себя быть уживчивым, соглашается с мнением всякого, своим образом жизни даёт нам право предполагать,.. что его поэтическое вдохновение чаще всего берёт начало от изысканных блюд и дорогих вин панского стола», – писал Равита-Гавроньский.

О казаках в песнях Падуры он отзывался так: «…Казаки, воспеваемые в них, похожи на те картонные, пёстро размалёванные детские игрушки, которые с помощью шнурка произвольно приводятся в движение, действуют без всякой цели, единственно по желанию Падурры. Поляку трудно понять, что хочет выразить в этих стихах их автор, малороссу – просто невозможно».

Равита-Гавроньский правильно указывает фамилию Падуры - с двумя «р». Одну «р» Падура намерено убрал, потому что двойная «р» выдавала неукраинское происхождение его фамилии. Польское имя Томаш он во время исполнения песен менял на Тымко, чтобы ещё больше походить на малороссийского крестьянина. Но для своих он оставался шляхтичем Томашем Падуррой, и в жизни имя Тымко никогда не было его настоящим именем.

Об этих, прямо скажем, гнусных фактах на празднике в Ильинцах не рассказывали ни генконсул Чарчинский, ни градоначальник Ящук, ни Бонюк – смотрительница культа Томаша Падурры в Махновке. Украинцев опять охмурили.

587
Поставить лайк: 809
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору