ссылка

Императорский Тульский оружейный завод: «Будто сам Вулкан основал здесь царство своё…»

Тула. Императорский оружейный завод. Почтовая открытка конца XIX – начала XX века
Увеличить шрифт
А
А
А

Тулу, как столицу русского оружия, основал именным указом, данным сенатору князю Г.И. Волконскму «в 15-й день февраля 1712 года» (26 февраля по современному календарю, 310 лет тому назад) царь Пётр I. Ему наказывалось: «...для лучшего в том ружейном деле способу, при той оружейной слободе, изыскав удобное место, построить заводы, на которых бы можно ружья, фузеи, пистолеты сверлить и оттирать, а палаши и ножи точить водою» (энергией течения реки Упы). 

Художественно оформленное извлечение из указа про основание Тульского оружейного завода, и памятник Петру I в Туле
Художественно оформленное извлечение из указа про основание Тульского оружейного завода и памятник Петру I в Туле

Место для осуществления столь грандиозного замысла было выбрано царём отнюдь не случайно. Известная по Никоновской летописи с 1146 года как поселение на островке при слиянии рек Упы и Тулицы, Тула во времена Великого княжества Московского была острогом: огороженным дубовым частоколом поселением на окраине тогдашнего русского государства. Близ неё пролегал Муравский шлях, главный путь набегов крымских татар на Русь, и проходила граница с воинственно настроенной Литвой. Жизнь на военном порубежье и сформировала тут особые типы людей: как могущих вооружённой силой противостоять захватчикам, так и тех, которые были способны обеспечить их подобающим современным оружием.

Самым началом казённого ружейного дела в России считается 1585 год, когда тульские «самопальные» (изготовлявшие ружья) кузнецы были повелением царя Фёдора Иоанновича, сына Иоанна Грозного, освобождены от податей, земских повинностей и связаны обязательством изготавливать оружие по, говоря современным языком, государственному заказу.

Царь-пушка, поражающая размерами и филигранностью отделки – ровесница начала казённого ружейного дела в России. Была отлита мастером Андреем Чоховым в 1586 году по приказу царя Фёдора Иоанновича. Гравюра 1886 года
Царь-пушка, поражающая размерами и филигранностью отделки – ровесница начала казённого ружейного дела в России. Была отлита мастером Андреем Чоховым в 1586 году по приказу царя Фёдора Иоанновича. Гравюра 1886 года

Мощный толчок в развитии оружейного дела в Туле произошёл при царе Михаиле Федоровиче, когда на кузнецкой стороне Тулы своих мастеров-самопальников насчитывалось 48 дворов, под управлением их старосты Еремея Баташева (предка известных дворян Баташевых, увековечивших свою фамилию маркой самого распространённого в Российской империи самовара). Монархом были привлечены крупные «иностранные инвестиции», что было, по сути, единственно верным решением в условиях разорения от недавних польской и шведской интервенций, внутренних смут и нестроений. 

Первым царём из династии Романовых «в 29 день февраля 1632 года» было даровано право голландскому купцу Виниусу, покупавшему в России хлеб, устроить железный завод в Тульском уезде. С тем, однако, «дабы впредь то железное дело было государю прочно и государевой казне прибыльно; а людей государевых ему Виниусу всякому железному делу научать, и никакия ремесла от них не скрывать».

Залежи железной руды в здешних местах были богатейшими, дело оказалось доходным, и Андреас Виниус вовлёк поучаствовать в нём «гамбургца Петра  Марселиуса и одноземца купца Акему», которые в 1652 году, в царствование царя Алексея Михайловича, основали Саломыковский, Ведменский, Елкинский железные и Немцовский оружейный заводы, завезя на них 600 иностранных мастеров. Главным условием правительства вновь ставилось обучение тульских самопальников заварке стволов, шпажному и замочному делу. «Госзаказ» же тульской Кузнецкой слободе, где обитал на тот момент 121 самопальник, составлял 242 пищали (ружья большого размера).

При Петре I, в начале XVIII века, тульская Кузнецкая слобода доставляла в Москву ежегодно уже по восьми тысяч ружей, именуемых фузеями, пришедшими на смену пищалям. За каждую казна платила мастерам по 22 алтына и 2 деньги, то есть 67 копеек серебром: дорого (эта сумма примерно равнялась годовому налогу на крестьянина), но всё равно дешевле, чем приходилось платить за импортное оружие плюс расходы на перевозку. Главным же было то, что тульское оружие было своё, находилось под рукой, европейские колебания рынка на него не влияли.

Пётр I бывал в Туле, как полагают исследователи, не менее пяти раз, начиная со времени Азовских походов 1695 и 1696 годов. «Обстановка на местах» была ему прекрасно известна. Он знал, что многие европейские оружейники, привезенные Виниусом и его компаньонами, обрусели, оставшись в Туле навсегда, а главное – выросла целая плеяда русских умельцев во главе с первым тульским оружейным мастером Никитой Демидовым, любимцем царя, который «был у него в гостях на домашней фабрике и видел неутомимую деятельность и отличные способности хозяина-мастера».

Царя Петра Алексеевича и Никиту Демидова связывали не только деловые интересы, но и дружба. Парный памятник им установлен в Невьянске
Царя Петра Алексеевича и Никиту Демидова связывали не только деловые интересы, но и дружба. Парный памятник им установлен в Невьянске

В любом случае это была по большому счёту кустарщина, и первым шагом к её преодолению стал указ 1706 года, по которому в тульском Заречье был построен деревянный оружейный двор с кузницами и работными избами. Он «благополучно» сгорел, возможно, не без умысла: самопальники привыкли работать по домам, заводское производство пришлось им не по душе.

Второй указ 1712 года стал не просто высочайшим повелением, но и своего рода инструкцией по созданию предприятия нового типа, производственная программа которого обязывала его выпускать в год 15 тысяч фузей (вдвое больше против прежнего) и 1 тысячу пар пистолетов.

Благодаря стольнику В.К. Вельяминову, гидравлику-самоучке, оружейнику Марку Красильникову, ведавшему построением 34-саженной плотины, и многим другим уже через два года Тульский оружейный завод стал действующим, а пять лет спустя превысил план выпуска, сдав в казну 22 тысячи ружей и 4 тысяч пар пистолетов, притом высокого качества.

Тульский казённый оружейный завод. Старинная иллюстрация
Тульский казённый оружейный завод. Старинная иллюстрация

Предприятие год от года набирало обороты. Все последующие российские монархи, прежде всего императрица Екатерина Великая и император Александр I Павлович, уделяли особое внимание развитию Тульского оружейного завода. Их заботы воздались сторицей: за период Отечественной войны 1812 года и Заграничного похода Русской армии 1813-1814 годов тульские оружейники, не считаясь со временем и усилиями, изготовили и отремонтировали около 600 тысяч ружей и несколько сот тысяч клинков, пик и штыков, совершив трудовой подвиг, чем гордились они и их потомки.

Значение города оружейников прекрасно осознавал император Наполеон Бонапарт, планируя свой поход на Россию. Замыслом он поделился в одной из бесед с окружающими: «Я иду на Москву и в одно или два сражения всё кончу... Я сожгу Тулу и обезоружу Россию…» О том же мечтал 129 лет спустя и Гитлер – захватить Тулу и поставить знаменитый оружейный завод на службу рейху. Однако и ему взять город не удалось. Подвиги тульских оружейников во время Великой Отечественной войны и их огромный вклад в Победу – тема отдельного большого разговора.

Русская армия 1812-1814 годов имела сплошь отечественное вооружение, преимущественно тульского производства
Русская армия 1812-1814 годов имела сплошь отечественное вооружение, преимущественно тульского производства

…Что представляла собой Тула уже в первой половине XIX века, даёт отчёт о посещении города Великим князем Александром Николаевичем, 9 июня 1837 года удостоившего своим вниманием «выставку тульских фабрикаций, нарочито уготовленную к приезду августейшего гостя». Помимо военного оружия, его особое внимание обратили «охотничьи ружья и пистолеты Бабякина, Ижевского, Сушкина, Порохова и Рудакова; ружье и два пистолета Медведева с полным прибором, но в таком малом виде, что вместе весили не более двух золотников (8,5 грамма); его же, Медведева, многоствольный пистолет, заряжающийся в один раз на 50 выстрелов; кинжалы, шашки и сабли Афанасьева; кавалерийские приборы и множество всякого рода стальных вещей Баташева, Киселёва, Селезнёва, Пушкина, Барышова, Лялина и Ефимова; равно как трёх последних заводчиков и оружейника Плакидина, превосходной работы, комнатные дверные и оконные приборы, рассылаемые из Тулы по всей империи; прелестные галантерейные вещицы Шкунева и Шпанова; компасы, барометры, термометры и свекловичные терки Коновалова; отличные полугодовые часы знаменитого нашего механика Павла Дмитриевича Захавы и красивые стенные часы Милованова. За сим первые в государстве произведения самоварных фабрик были на выставке: потомственных почетных граждан Ломовых и Черникова, равно как купцов Лисицына, Хруслова; самовары же и кофейники оружейника Маликова отличались на выставке особенной изящностью форм своих, добротой металла и несравненно противу всех чистой отделкой...» «Маликовские самовары», – счёл необходимым добавить автор отчёта, – "требуются из Тулы за границу»"».

Одно из изделий тульских оружейников гражданского назначения. Слева – сам столик, справа – его деталь. Эти же технологии применялись и применяются для изготовления наградного и парадного оружия
Одно из изделий тульских оружейников гражданского назначения. Слева – сам столик, справа – его деталь. Эти же технологии применялись и применяются для изготовления наградного и парадного оружия

«Русским Бирмингемом», что синонимично понятию «город мастеров», «обречённым на вечную славу ковать сибирскую сталь в победоносное оружие Всероссийскому воинству, – перуны Русскому Громовержцу», - назвал Тулу историк-бытописатель середины XIX века Иван Афремов (его же сентенцию использовали мы и в заголовке статьи).

Действительно: именно здесь, отремонтировав, подковал аглицкую блоху мастер Левша. А где-то рядом создавался действующий самовар на три капли, откуда её можно было бы напоить чаем. И угостить неподражаемым тульским пряником. Под тульскую гармонь, чтобы чаепитие шло веселее.

Не тульских мастеров вина, что в Крымскую войну 1853-1856 годов русская армия оказалась вооружённой в основном гладкоствольным, а войска европейской коалиции (Англии, Франции, Сардинии и Турции) – преимущественно нарезным оружием. Во второй половине XIX - начале XX веков туляки в ответ на госзаказ оказались способными обеспечить наши войска сначала винтовками системы Хайрема Бердана (конструктивно настолько улучшенными, что даже на родине изобретателя, в Америке, и саму винтовку, и патрон к ней стали называть «русскими»). Разных её модификаций: драгунская, казачья, кавалерийский карабин, было изготовлено около 3 миллионов единиц.

Главный двор Тульского оружейного завода. Слева – часть дворового фасада главного корпуса с часовой башней. Фото И. Дьяговченко 1873 г.
Главный двор Тульского оружейного завода. Слева – часть дворового фасада главного корпуса с часовой башней. Фото И. Дьяговченко 1873 г.

Ещё более знаменитой (произведено около 37 миллионов экземпляров) стала «трехлинейная, образца 1891 года», модернизированная в 1930 году винтовка С.И. Мосина. Родилась она в Туле, прошла все без исключения войны и конфликты XX века. Стала самым массовым советским стрелковым оружием Великой Отечественной войны: за четыре военных года на её базе было сделано более 11 миллионов винтовок и карабинов. Участвует в боях и сейчас: замечена в конфликте на востоке Украины, в гражданской войне в Сирии. Её выпускали все три российских оружейных завода (помимо Тульского – Сестрорецкий и Ижевский), а за границей – во Франции, Финляндии и США (где периодически делают и сейчас – на заводах Westinghouse и Remington).

Группа бойцов истребительного батальона Тульского оружейного завода с винтовками С.И. Мосина своего производства. 1941 или 1942 год
Группа бойцов истребительного батальона Тульского оружейного завода с винтовками С.И. Мосина своего производства. 1941 или 1942 год

Знаменит пулемёт Максима, претерпевший в Туле более 200 изменений в конструкции (отчего преобразился как внутренне, так и внешне, и называться стал «русским Максимом»: обиходно даже ударение в названии перешло с первой гласной на вторую). Выпуск его был прекращён в 1945 году, но само изделие тоже поучаствовало во всех войнах и конфликтах XX – начала XXI веков. А также пистолет «ТТ», снайперская винтовка «СВТ» (и не только) легендарного конструктора Ф.В. Токарева, пулемет ШКАС и авиационная пушка ШВАК (и другие) его именитого коллеги Б.Г. Шпитального, и очень-очень много чего ещё…

Всего попросту не перечислить: в Тульском государственном музее оружия (созданном тоже повелением Петра I, наказавшего «старое оружие не портить, а хранить для потомства как память и куриозы») имеется свыше 12 тысяч экземпляров изделий Тульского оружейного завода, в 1875 году по заслугам присоединившего к своему названию дарованное Александром II наименование «императорский», а в 1912-м, к 200-летнему юбилею, имя основателя – Петра Великого.  

ПАО «Императорский Тульский оружейный завод». Вид с Казанской набережной реки Упы. Фото 2022 г.
ПАО «Императорский Тульский оружейный завод». Вид с Казанской набережной реки Упы. Фото 2022 г.

Старейший и знаменитейший оружейный завод, носящий ныне название ПАО «Императорский Тульский оружейный завод», является и сейчас одним из наиболее известных и значимых производителей оружия не только в России, но и во всём мире. 

Заглавная иллюстрация: Тула. Императорский оружейный завод. Почтовая открытка конца XIX – начала XX века

336
Поставить лайк: 627
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору