ссылка

Геополитические «дыры» в украинско-турецких отношениях

Увеличить шрифт
А
А
А

Ещё совсем недавно Киев называл Турцию стратегическим партнёром и грезил о совместных с турками антироссийских деяниях на дипломатическом фронте. Теперь же Киев увидел в действиях Турции очередную зраду.

«Призывы снять санкции с РФ, обвинения Запада в затягивании войны и неприкрытая поддержка для российских компаний в обходе санкций – всё это про нынешнюю Турцию», – горюет провластное украинское русофобское издание «Европейская правда».

Турция действительно занимает в украинском вопросе весьма специфическую позицию. Это единственная страна НАТО, которая не ввела санкции против России. Турецкие курорты по-прежнему открыты для россиян, о чём с возмущением пишет польское издание onet.pl, приводя рассказ польской туристки, которая пыталась назло русским разговаривать с гостиничным персоналом по-английски, но турки упрямо отвечали ей на русском.

«У меня нет слов (Brak mi słów)», – злится полька, которая поверила своим СМИ и была уверена, что россияне из-за санкций уже превратились в нищебродов, и Турция им не по карману.

За первый квартал текущего года товарооборот между Россией и Турцией обновил прежние рекорды и достиг $14 млрд. За это время в Турции зарегистрировались более тысячи новых компаний с российским капиталом, расширяются платёжные возможности российской банковской системы «МИР», ведутся переговоры о переходе на рубли при расчётах за поставки российских энергоресурсов.

Турция сейчас испытывает серьёзные финансовые неурядицы, её национальная валюта падает, и готовность целого ряда крупных российских компаний, в том числе «Газпрома», перенести ряд своих активов в Турцию Анкара воспринимает весьма позитивно. Это не мешает Турции не признавать Крым российским и поставлять БПЛА «Байрактар» для ВСУ.

Политика – искусство возможного. Анкара делает всё возможное, чтобы сохранить за собой роль ключевого геополитического игрока на Ближнем Востоке. Для этого ей приходится вести диалог с Москвой. После удачного завершения боевой миссии ВС РФ в Сирии не считаться с интересами Москвы в этой точке планеты нельзя. Турция боится появления независимого курдского государства, которое «отщипнёт» по кусочку земли и от Сирии, и от Турции. Курдов поддерживают США, Россия в курдском вопросе занимает равноудалённую позицию. С кем же Анкаре ещё разговаривать на курдско-сирийскую тему, как не с Москвой?

Украина сама перекрыла большинство каналов общения с Турцией, покорно встав на сторону США в Сирии. По Сирии мнения России и Турции во многом не совпадают, а с США Россия расходится здесь во мнениях полностью. Неискушённы киевские политики, как резвые мальчишки, тут же кинулись поддакивать во всём США и тоннами вываливать в СМИ лживые репортажи о российских «военных преступлениях» в Сирии. Такая позиция рикошетом била по интересам Турции, что не могло не сказаться на уровне дипломатического диалога между Анкарой и Киевом. И теперь мы видим, как Анкара и Москва продолжают решать мировые политические вопросы, а Украина завистливо наблюдает за процессом со стороны.

Сирия, Карабах и война на Украине – три магистральных направления сегодняшней турецкой дипломатии. Почему Сирия – мы уже объяснили. Почему Карабах? Потому что контроль над этим регионом и тесное военно-политическое сотрудничество с Азербайджаном против Армении – залог сохранения Анкарой своего влияния в Закавказье. Почему Украина? Потому что, войдя в число посредников на переговорах между Москвой и Киевом, Анкара получит дополнительные козыри для разговора с США и НАТО, с которыми у неё непростые отношения.

Не ради Украины разговаривает Турция с другими странами об Украине, а ради своих интересов. Интересы эти таковы, что правящий класс во главе с президентом Реджепом Эрдоганом хочет остаться у власти и после президентских и парламентских выборов 2023 года.
Рейтинг Эродгана падает, ему срочно нужны яркие дипломатические и экономические победы для убеждения избирателей в целесообразности дальнейшего нахождения у власти правящей команды.

США и ЕС давят на Эродгана через правозащитные организации, обвиняя его в нарушениях демократических свобод. Таким образом Запад хочет помешать Турции проводить суверенную внешнюю политику и заставить подчиниться общей стратегии НАТО на российском и ближневосточном направлениях.

Суверенная Турция не позволяет Западу завершить строительство балто-черноморского «санитарного кордона», чтобы окончательно перегородить путь «из России в Европу». Конечным пунктом этого кордона на юге остаётся Румыния. Она не в состоянии полностью перекрыть России свободу манёвра в Чёрном море. Для этого требуется участие Турции, её географическое положение позволяет закупорить Чёрное море и выход из него в Средиземноморье. Но Анкара последовательно отказывается от соучастия в этом проекте.

Балто-черноморский «санитарный кордон» придуман Польшей и поддержан США, Великобританией, Швецией и Румынией. Турция портит им всю игру. По словам доктора политических наук Университета Яна Кохановского в Кельце Витольда Сокалы (Witold Sokała), Анкара способна на конфронтацию с Москвой там, где нет расхождений во мнениях с США. Там, где такие расхождения имеются, Анкара с Москвой дружит. Времена, когда Турция считалась «непотопляемым авианосцем» НАТО на южном фланге, давно прошли, сетует Сокала. О прочном антироссийском союзе Варшавы и Анкары речи пока быть не может.

Растущая динамика российско-турецких отношений, замедленные темпы отношений Турции с Западом и застывшее на уровне «Байрактаров» сотрудничество Турции с Украиной не означают, что Турция на украинском направлении будет проводить пророссийскую политику или на российском направлении – прозападную. Турция будет проводить протурецкую политику. Эта страна откровенно устала от диктата Запада и ищет в сотрудничестве с каждой страной, будь то Россия или Украина, свою выгоду.

Поскольку геополитический потенциал России, США, ЕС или НАТО несравним с потенциалом Украины, ничего удивительного в том, что Анкара разговаривает с Киевом в последнюю очередь, нет.

Сделав в войне против Донбасса ставку на турецкие «Байрактары», Украина добровольно сделалась турецкой заложницей. Что она может реально предъявить Турции за те действия, которые Киев считает антиукраинскими, например, экспорт зерна через Крым в турецкие порты? Ничего, кроме мало значащих дипломатических нот. Киев зависит от «Байрактаров», и чересчур борзые нападки на Турцию могут привести к тому, что турки перестанут их поставлять. Это было бы ощутимым ударом для Киева на фоне и без того плачевного состояния ВСУ на фронте. Украинская пресса может сколько угодно возмущаться поведением Турции. На Турцию это никак не влияет.

С самого начала активизации украинско-турецких контактов после 2014 года было очевидно, что интересы Украины и интересы Турции – это не одно и то же. В Кремле понимают, что интересы России и Турции могут не совпадать. Киевский режим почему-то ведёт себя так, будто интересы Украины и интересы Турции – это синонимы. При таком подходе ошибки неизбежны, и мы уже их видим. Пресловутое стратегическое партнёрство с Анкарой оказалось совсем не таким, как его описывала украинская пресса. Оно оказалось уже и мельче, по известному политическому принципу «своя рубашка ближе к телу».

Серьёзные государства (Турция) предпочитают развивать сотрудничество в первую очередь с постоянными, а не сезонными геополитическими игроками. К постоянным игрокам относится Россия. Она была, есть и будет там, где она находится сейчас. Про Украину такого не скажешь. Что с ней будет через год-два, не знают даже в Киеве.

Нет смысла решать со страной-временщиком вопросы, которые могут оставаться актуальными дольше, чем просуществует сама страна-временщик.

330
Поставить лайк: 305
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору