Информационно-аналитический портал
ссылка

Дончане спросили у Кравчука: «Когда перестанут стрелять?»

Дончане спросили у Кравчука: «Когда перестанут стрелять?»
Увеличить шрифт
А
А
А

Первый президент Украины, а ныне глава киевской делегации в Трёхсторонней контактной группе (ТКГ) по урегулированию ситуации на Донбассе Леонид Кравчук пообщался с жителями прифронтового Октябрьского района Донецка, который ежедневно обстреливают украинские военные. Видеомост с Кравчуком организовала журналист Russia Today Алёна Березовская.

Жители Донецка задавали вопросы руководителю украинских переговорщиков в ТКГ, самым главным среди которых был: «Когда перестанут стрелять?»

И уже с первых минут диалога стало ясно – Леонид Кравчук совсем  не понимает таких странных жителей Донецка, которые почему-то не уехали сразу после начала войны на подконтрольную Киеву территорию Украины, чтобы маяться по съёмным квартирам и терпеть ежедневное унижение.

Вместо этого они предпочли остаться под обстрелами ВСУ у себя дома и дорого заплатили за это. У Александра сын погиб осенью 2014 года – на школьную спортплощадку, где дети играли в футбол, прилетел украинский снаряд. Ольга, которая раньше работала в знаменитом Донецком аэропорту, была ранена четыре раза за семь лет войны, а Наталья, чей сын воевал в ополчении, показывает развалины своего дома, где выросла и она, и её дети.

«Когда закончится война?», – спрашивают дончане, оказавшиеся заложниками ВСУ. А сидящий в Киеве Леонид Макарович не спеша рассказывает «когда». По его словам, вот уже совсем скоро встретятся президенты России и Украины, «создадут основу для движения вперёд» и после этого «все стороны будут идти дорогой прекращения войны».

Понимает ли экс-президент, о чём он говорит людям, живущим семь лет под обстрелами украинской артиллерии?

Основа для движения вперёд уже создана, уже несколько лет как готова и называется эта основа  Минскими соглашениями. И только от Киева зависит, когда стороны «будут идти дорогой прекращения войны». Случится это после того, как Украина начнёт выполнять минские договорённости – пункт за пунктом.

«У нас люди не могут выезжать на подконтрольную территорию, чтобы получить пенсию. Когда этот вопрос будет решён, чтобы люди могли заезжать и получать свои пенсии?»

– спрашивает Ольга.

Вопрос этот должен быть хорошо известен Леониду Макаровичу, если только он не спит во время заседаний Трёхсторонней контактной группы, где эту тему обсуждают регулярно.

Но в ответ он рассказывает, что «все пропускные пункты, в том числе в Счастье и Золотом, построены на современном уровне, там можно на месте получить все справки, в том числе касающиеся пенсии». Как тут не сказать: в огороде – бузина, в Киеве – Кравчук.

Рассказал бывший президент Украины и о том, как хочет окончания войны президент нынешний. Всё говорит и говорит о том Зеленский, как он желает мира на Донбассе. Правда, при этом Зеленский является Верховным главнокомандующим ВСУ, и установить мир, которого он якобы жаждет всеми фибрами души, – минутное дело. Стоит только приказы соответствующие отдать.

Но разве Украина виновата в том, что мира до сих пор нет, гневно вопрошает Кравчук.

«Украинских войск на территории России нет, а российские войска и оружие на неконтролируемой территории есть»,

– уверен он.

И не обращает никакого внимания на слова жителей Донецка, которые говорят о том, что нет у них российской армии, что воюют в Народной милиции их соседи и их собственные дети, которым пришлось взять в руки оружие, чтобы защитить свои семьи. Не слышат их в Киеве.

В разговор вмешивается журналист Алёна Березовская, которая рассказывает, как она ездит по прифронтовым посёлкам и люди, измученные войной и обстрелами, не хотят возвращения на Украину, они хотят в Россию.

«Как вы с ними планируете договариваться? Вам нужна территория или люди?»

– задаёт вопрос журналист.

На что Леонид Макарович глубокомысленно замечает: если хотят, то почему Россия их не забрала до сих пор?

«Я была в Зайцево, посёлок шахты Гагарина, мы подходим к дому, а женщина говорит: «Пока часик не стреляют, я решила травку покосить». И понятно, что стреляют по посёлку шахты Гагарина украинские позиции. Зачем они стреляют, если у нас перемирие?»

– не сдаётся Березовская.

«Я тоже говорю, зачем стреляют и убивают наших солдат? Тринадцать тысяч погибло... В Минских соглашениях и слова нет о народных Донецкой и Луганской республиках, там есть слова «особенности местного самоуправления»»,

– рассуждает Кравчук, как бы не замечая вопроса.

И вот на этом можно поставить точку, потому как ждать от Леонида Макаровича внятных честных ответов – совершенно напрасное занятие: ещё в начале девяностых он хвастал, что может пройти «между капельками» дождя и не промокнуть. А сейчас, похоже, он научился во время дождя пребывать в космосе.

Ему не интересны жители Донбасса, не интересны их проблемы, он не чувствует никакой ответственности за их разрушенные семьи и искалеченные жизни, ему совершенно неважно, о чём они говорят.

Главное для него заявить во всеуслышание – Россия виновата. Причём в глаза тем, кто восьмой год живёт под обстрелами украинской армии.

Разговор пришлось прервать – начался очередной обстрел. Кравчук успел пообещать «прорыв в переговорах» и «прекращение огня на всей линии соприкосновения».

Однако чуда не произошло.

Украинская делегация после шести часов переговоров отказалась подписать документ, регламентирующий действие координационного механизма контроля за нарушением режима прекращения огня. На протяжении шести часов украинской стороне предлагали множество самых разных компромиссных вариантов.

Не помогло. Пасхального перемирия не будет.

Кравчук лжёт – не хочет мира Зеленский. А вместе с ним не хотят мира украинские переговорщики в Трёхсторонней контактной группе, включая их руководителя, когда-то разрушавшего СССР, а теперь разрушающего Украину.

126
Поставить лайк: 6
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору