ссылка

«Дети Волыни», Бандера и москали

Увеличить шрифт
А
А
А

Украинские националисты опять недовольны Польшей. Казалось бы, поляки помогают Украине и оружием, и деньгами, и дипломатической поддержкой. Но украинским националистам не нравится, что поляки не отрекаются от памяти о Волынкой резне.

Ютьюб-канал Польского института национальной памяти IPNtv (145 тыс.подписчиков) начал показ 10-серийного документального фильма «Дети Волыни» (Dzieci Wołynia) о фактах звериной жестокости боевиков ОУН-УПА* и дивизии СС «Галичина» по отношению к мирным полякам. Львовский новостной портал «Новини. Львів» разразился по этому поводу критической статьёй «Українофобія за пілсудськими посмішками» («Украинофобия за пилсудскими ухмылками»), требуя от Варшавы уважать украинцев и их героев - Бандеру и Шухевича.

В общих чертах сюжет сериала «Дети Волыни» напоминает сюжет знаменитого фильма режиссёра Смажовского «Волынь», вышедший на экраны несколько лет назад.

«Меня часто спрашивают, возможно ли, чтобы на Волыни всё происходило так, как показал Смажовский в своём фильме «Волынь». Я им отвечаю: нет, потому что всё было ещё хуже», - говорит Мирослав Дон (Mirosław Don) в аннотации к фильму. Он пережил резню в селах Янувка и Застава, его 6-летний брат Ежи умер от истощения во время бегства семьи с Западной Украины в Варшаву. Режиссёр «Детей Волыни» показал всю гнусность и кровожадность украинского национализма.

Как ни пыталось издание «Новини. Лвів» отыграть ситуацию в свою пользу, не получилось. Чувствуется нехватка аргументов. Сложно чёрное выдавать за белое и наоборот. Изданию ничего не оставалось, кроме как называть карателей ОУН-УПА святыми воинами и ругать поляков за то, что они их святыми не считают.

Досталось и президенту Анджею Дуде. Дескать, на публике дружески обнимает Зеленского, а у самого в стране такие фильмы снимают! Хотя Дуда виновен меньше всего. Никто не сделал столько для укрепления польско-бандеровского идеологического союза, сколько Дуда.

Он даже вступил в полемику с ксендзом Тадеушем Исакович-Залесским, известным на всю Польшу борцом за историческую правду о Волыни. Ксендз потребовал от президента объяснений, почему польские власти стараются затушевать причастность украинских националистов к гибели 100 тыс.поляков в 1943 г. На что Дуда ответил, что надо быть осторожным в словах.

Споры Варшавы и Киева о Волынской резне и ОУН-УПА - это спор о том, как использовать эту историческую трагедию в идеологических целях. Варшава хочет использовать её против России и русской культуры и совершенно не заинтересована в искоренении украинской бандеровщины. Киев заинтересован в том же самом, но дополнительный интерес - использовать бандеровщину также против Польши и поляков. Иными словами, Польша хочет видеть бандеровщину исключительно русофобской, Украина хочет видеть её и русофобской, и полонофобской.

Сложные отношения Польши с украинским национализмом видны в статье Ярослав Швидерека (Jarosłas Świderek) «От Угнева до Склада». Автор побывал в приграничных украинских городках, бывших некогда польскими. В Угневе (считается самым маленьким городом Украины с населением менее 1 тыс. чел.) уже стоит памятник УПА, на стенах домов - мемориальные таблички в честь украинских националистов.

Когда в селе Остров недалеко от Угнева группа поляков зажгла свечи у развалин костёла, уничтоженного, к ним подошёл местный священник-униат и, глядя на развалины, произнёс: «Ох, что натворили эти москали». Хотя известно, что костёл разрушила банда УПА во главе с Мирославом и Тарасом Онышкевичами в 1944 г.

Варшава то и дело запускает пропагандистские мемы с целью затушевать полонофобскую суть бандеровщины и выставить вперёд её русофобский потенциал. Например, предлагалось критиковать не Бандеру, а Шухевича. На том основании, что Бандера во время Волынской резни сидел в немецкой тюрьме и участвовать в этом преступлении не мог. Надо переключиться с Бандеры на Шухевича, и тогда и волки будут сыты, и овцы целы, решили в администрации президента Польши.

Расчёт на то, что раз украинский национализм и бандеровщина - это синонимы, а термина «шухевичевщина» не существует, украинцам будет легче принять критику в адрес Шухевича, а Бандера останется нетронутым. Польские патриоты поломали этот план, заявив: Бандера был вдохновителем Волынской резни, даже если сам в ней не смог принять участие. Он бы его принял, если бы немцы не упекли его за решётку. Поэтому он виновен в резне не меньше Шухевича.

Потом высказался бывший президент Польши Лех Валенса, сравнив Русский мир и спецоперацию ВС РФ на Украине с действиями ОУН-УПА. Но это тоже был промах. Если ВС РФ и Русский мир - это тот же Бандера, тогда украинские националисты должны приветствовать российских солдат хлебом-солью. Но этого не происходит. Следовательно, Русский мир и спецоперация ВС РФ - полная идеологическая антитеза бандеровщине и ОУН-УПА.

Украинский национализм состоит на 50% из русофобии, на 40% из полонофобии и на 15% из антисемитизма. Остальные 5% ненависти поделены между венграми, румынами и чехами. Варшаве бы хотелось, чтобы бандеровщина была на все 90% русофобской. В крайнем случае, готова смотреть сквозь пальцы на её полонофобскую составляющую при условии, что в долевом отношении полонофобия не заглушает русофобию. Русофобии в украинском национализме должно быть во много раз больше - таково кредо Варшавы.

На практике так не получается. Украинский национализм не может отречься от полонофобии, потому что это будет означать отречение почти от половины его идеологического наследия. Это равносильно тому, что украинский националист сам отрубит себе одну руку. Без полонофобии украинский национализм превратится в идеологического инвалида и потеряет своё лицо. В ненависти к полякам закалялась националистическая ярость многих украинских национал-фюреров - митрополита Шептицкого, Бандеры, Шухевича, Колодзинского и т. д.

Более того, некоторые видные украинские националисты - выходцы из украинизированных польских семей. Митрополит Шептицкий - внук польского драматурга Александра Фредро. Главари одной из банд УПА Мирослав и Тарас Онышкевичи, организаторы резни поляков в Тарношине в марте 1944 г., – родные братья солдата польской армии ген. Андерса. Отношения украинского национализма с поляками гораздо сложнее, чем хотелось бы Варшаве.

Вывод: о Волынской резне будут помнить и поляки, и украинские националисты, но с разными оценками этого события. Для поляков это геноцид мирного населения, для украинских националистов - героическое событие.

Правда посредине: «Новини. Львів» не зря упомянули про «пилсудскую ухмылку». Юзеф Пилсудский - диктатор Польши 1920-1930-х годов, который захватил Западную Украину по итогам советско-польской войны 1919-1920 гг.и учинил западным украинцам настоящий террор. И одновременно Пилсудский был сторонником вооружённого союза с украинскими националистами!

Исполнителями террора были осадники - участники войны, которым бесплатно раздавали землю на Волыни, Галичине, Подолье. Осадникам разрешалось носить военную форму и иметь оружие. Своим присутствием они закрепляли эти земли за Польшей. Иногда для устрашения в украинские деревни наведывались отряды Войска Польского. Могли перемешать в погребах соль и сахар в мешках с опилками и пылью, наделать в крышах хат дыр, избить чересчур недовольных крестьян. Это были акты мелкой мести украинцам и свидетельство того, что здесь хозяева - поляки.

Но и украинские националисты давали множество поводов для такого обращения, промышляя убийствами поляков. Столкнулись две болезненно агрессивные идеологии - украинский национализм и польский шовинизм. Они сцепились в смертельной схватке, являя миру отвратительное зрелище двух тоталитаризмов, грезивших о господстве над соседями.

Сегодня Польша и Украина снова больны шовинизмом и национализмом. Подозрительность украинцев к полякам и поляков к украинцам никуда не исчезла, она тлеет в душах представителей обоих народов. Официальная Варшава делает всё, чтобы переключить внимание украинских националистов на Россию и Русский мир.

Частично у неё это получается, но полностью излечить украинский национализм от полонофобии не удаётся.

И не удастся никогда, потому что вылечить его от полонофобии можно только одновременно с излечением от всех фобий, в том числе от русофобии. Но тогда украинский национализм утратит смысл своего существования и канет в Лету. А этого Варшава хотела бы меньше всего. И потому взращивают польские паны у себя под носом будущую проблему для Польши.

Контуры этой проблемы уже видны. Известный украинский национал-активист в Польше Игорь Исаев призвал требовать введения в польских городах с многочисленным украинским населением украинского языка как второго иностранного. Исаев многократно позволял себе полонофобские высказывания, а на своей странице в соцсетях выставил изображение герба Польши в цветах флага ЛГБТ.

Некоторые польские политики предупреждают: когда сотни тысяч из нескольких миллионов украинских мигрантов, обосновавшись в Польше окончательно, добудут себе политические права, Польша столкнётся с большими проблемами. Ведь любители Бандеры будут голосовать на выборах, баллотироваться в депутаты, работать в госучреждениях и т. д.

Нечто похожее наблюдалось перед Волынской резнёй. Польские украинцы вступили с поляками в гражданское противостояние, закончившееся противостоянием вооружённым. Похоже, что уроки из той трагедии Варшава не вынесла. Не в том смысле, что украинцы в Польше возьмутся за оружие, а в том, что внутренняя политика Польши и её национально-идеологический облик могут претерпеть существенные изменения. И вовсе не те, которые понравятся рядовым полякам.

599
Поставить лайк: 50
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору