ссылка

Что означает прекращение участия Белоруссии в «Восточном партнёрстве»

Увеличить шрифт
А
А
А

Отношения между Белоруссией и Европейским союзом продолжают стремительно ухудшаться. Давление ЕС, которое вылилось в введение так называемых секторальных экономических санкций, не могло не привести к ответным мерам со стороны официального Минска. В белорусской столице ранее не раз заявляли, что готовы к диалогу с европейскими партнёрами, но подчеркивали, что в случае продолжения давления на республику, будут приняты ответные меры.

28 июня белорусский МИД сообщил, что приостанавливает своё участие в инициативе ЕС «Восточное партнёрство» (ВП). Внешнеполитическое ведомство также отметило, что не может выполнять свои обязательства в рамках Соглашения о реадмиссии «в условиях введённых Евросоюзом санкций и ограничений». При этом в Минске недвусмысленно намекнули, чем это грозит ЕС. «С глубоким сожалением констатируем, что вынужденная приостановка действия Соглашения негативно скажется на взаимодействии с Евросоюзом в сфере борьбы с нелегальной миграцией и организованной преступностью», заявили в МИД Белоруссии.

Кроме того, официальный Минск отозвал из Брюсселя своего посла для консультаций, а главе представительства ЕС в Белоруссии Дирку Шубелю предложили выехать в Брюссель, «чтобы довести своему руководству позицию белорусской стороны о неприемлемости давления и санкций». Помимо этого, белорусские власти решили запретить въезд на территорию республики лиц, причастных к введению против страны ограничений и сообщили о подготовке ответных экономических мер.

После произошедшего в экспертных кругах возникло множество вопросов, связанных с последствием данного шага как для Белоруссии, так и ЕС. Большинство аналитиков считают, что нынешние действия официального Минска являются демонстративными и вряд ли ухудшат положение республики. Об этом свидетельствует сама история участия Белоруссии в ВП.

Стоит напомнить, что запущенное в 2008 году «Восточное партнерство» является инициативой, формально направленной на углубление и укрепление отношений с шестью постсоветскими республиками: Арменией, Азербайджаном, Белоруссией, Грузией, Молдовой и Украиной. Однако уже на начальной стадии   существования ВП появилось множество споров, а сами страны-участницы проекта по-разному отнеслись к проекту. Из шести республик только три Украина, Грузия и Молдавия – объявили целью своей внешней политики вступление в Евросоюз и подписали соглашение об ассоциации с ЕС. За это они получили от Брюсселя безвизовые режимы и некоторые финансовые вливания, большей частью в виде кредитов. Однако из-за невнятности европейской политики в последние годы даже эти страны стали предъявлять к ЕС претензии. Более того, 21 мая текущего года они создали свой собственный формат для сотрудничества – Ассоциированное трио, которое многие стали воспринимать как альтернативу ВП.

Самая неоднозначная ситуация в «Восточном партнёрстве» всегда была вокруг Белоруссии. Минск являлся одной из основных целей инициативы, которая создавалась в том числе для того, чтобы уменьшить в республике российское влияние и переориентировать её внешнеполитический вектор развития. Однако на практике оказалось, что в Брюсселе не были готовы к решительным действиям по отношению к Белоруссии. Вплоть до 2014 года республика находилась на задворках инициативы, так как официальный Минск, согласившись на волне кризиса отношений с Россией на участие в ней, наотрез отказывался сотрудничать с ЕС в области прав человека и иных вопросах политической повестки дня. Белорусские власти интересовала лишь экономическая часть проекта, что фактически свело к нулю все попытки европейских чиновников усилить влияние Брюсселя на республику через ВП.

С 2014 года в двустороннем сотрудничестве всё же наметился прогресс. Это было связано с событиями на Украине и заявленной Минском многовекторностью в своей внешней политике. На волне потепления отношений ЕС в несколько раз увеличил техническую помощь Белоруссии, которая шла на модернизацию границы, экологию, образовательные проекты, инфраструктуру, ЖКХ, поддержку бизнеса и приватизацию. Более того, стороны запустили несколько диалоговых площадок по правам человека, торговле, таможне и еще одну общую под названием «Координационная группа». Пик сотрудничества пришелся на последние три года, когда в Минске очень часто стали говорить об угрозе независимости извне и попытках «наклонить» страну. К этому периоду уже около 4500 белорусских компаний воспользовались кредитами, тренингами и консультациями за счёт финансирования ЕС. Высшие государственные чиновники стали активно участвовать в различных мероприятиях ВП и даже присоединились к разработке приоритетов развития «Восточного партнёрства» в том числе на период после 2020 года.

Кроме того, начались практические действия по подготовке документа о приоритетах сотрудничества и было подписано Соглашение о реадмиссии лиц, пребывающих в странах Евросоюза и Белоруссии без разрешения, которое вступило в силу с 1 июля 2020 года с переходным периодом в течение двух лет. Минск и Брюссель приступили к активному диалогу по вопросу об упрощении визового режима и в белорусской столице всерьёз ожидали дальнейшего расширения сотрудничества. Однако президентские выборы в Белоруссии августа 2020 года перечеркнули всё достигнутое, и стороны вступили в период самой острой конфронтации за всю историю их отношений.

 Введенные четыре пакета санкций, секторальные экономические ограничения, непрекращающаяся критика и безоговорочная поддержка ЕС противников Александра Лукашенко привели к тому, что официальный Минск официально решил переписать историю политических отношений с Брюсселем. Приостановка участия республики в ВП должна была продемонстрировать всю серьёзность намерений белорусских властей и подать сигнал ЕС, что пора остановиться. В качестве дополнительного стимула Белоруссия фактически перестала контролировать незаконную миграцию в направлении Евросоюза. В частности, Польша и Литва уже испытали на себе увеличение потока беженцев, прорывающихся на их территорию из Белоруссии. Например, литовские пограничники ежедневно задерживают большие группы мигрантов из стран Азии и Африки, в основном из Ирака. Только с начала года на территорию ЕС незаконно пытались попасть более 550 человек, что почти в 7 раз больше, чем за весь 2020 год. Вильнюс уже обвинил в происходящем белорусские власти, назвав это «средством в гибридной войне режима Лукашенко против Литвы». Как показывают последние события и заявления из Минска, доля правды в этом есть, так как белорусские власти официально сообщили, что больше не будут заниматься отловом нелегальных мигрантов и принимать их обратно. С учётом приостановки работы в рамках ВП и заморозки Соглашения о реадмиссии перспективы Литвы в данном вопросе выглядят неутешительно. Тем более что Брюссель пока не спешит выделять дополнительные средства на укрепление своих восточных границ.

Вместе с тем нелегальная миграциия является, пожалуй, единственным, чем Белоруссия может напугать своих ближайших соседей. Во всем остальном выход республики из ВП и разрыв ряда соглашений с ЕС серьёзным образом не повлияют ни на саму Белоруссию, ни на Евросоюз. В данном случае следует помнить, что в рамках санкций ЕС уже заморозил реализацию своих программ, направленных на развитие сотрудничества с Минском. В силе остались лишь различные проекты обменов и целевые образовательные программы для обучения молодёжи. По сути, приостановка участия Белоруссии в ВП лишь зафиксировала то, что уже свершилось на практике.

Единственным негативным последствием для официального Минска может стать идеологический момент. Теперь в ЕС будет больше оснований критиковать белорусское руководство и привлекать к сотрудничеству Светлану Тихановскую, тем самым придавая ей легитимности в глазах европейской общественности. При этом в штабе экс-кандидата в президенты Белоруссии это прекрасно понимают. Буквально сразу после того, как прозвучало заявление белорусского МИД, Тихановская сообщила о намерении продолжать участвовать в «Восточном партнёрстве», а идею выхода из инициативы назвала «демонстрацией никуда не ушедшей неуверенности режима». Её поддержали и в Брюсселе. Как заявил председатель Европейского совета Шарль Мишель, «народу Белоруссии: вы можете рассчитывать на ЕС». Позже и в Литве отметили, что будут и дальше развивать отношения с «народом Белоруссии», но не с руководством страны. Под «народом Белоруссии» в ЕС однозначно понимают исключительно так называемое гражданское общество  тех, кто вписывается в западную картину мира.

Примечательна в данном случае позиция Украины, которая также является членом ВП и все ещё рассчитывает на членство в ЕС. Несмотря на то, что официально никто от Киева не требует никаких действий по белорусскому вопросу, украинские власти продолжают делать всё, чтобы понравиться своим западным партнёрам, даже в ущерб собственным интересам. Как заявил 29 июня глава МИД Украины Дмитрий Кулеба, «можно заявить о выходе из «Восточного партнёрства», но нельзя изменить географию». По его мнению, «белорусский народ исторически принадлежал и принадлежит к нашей европейской семье народов» и «мы продолжим его поддерживать, сколько бы времени ни заняло исправление исторических ошибок Лукашенко». Таким образом, официальный Киев фактически повторил заявления из Брюсселя, в очередной раз дав повод Минску задуматься над дальнейшим сотрудничеством с Украиной.

В целом же действия белорусских властей последних месяцев не должны удивлять никого из сторонних наблюдателей. Официальный Минск окончательно осознал, что нормализации отношений с ЕС в нынешних обстоятельствах не произойдёт. Этому не способствует ни геополитическая обстановка в регионе, ни настроения в Евросоюзе, ни внутриполитическая ситуация в самой Белоруссии. В таких обстоятельствах белорусским властям ничего не остаётся, как постараться как можно больнее ответить ЕС, а потому ВП было выбрано не случайно. Без Белоруссии данная инициатива теряет какой-либо смысл. Украина, Молдавия и Грузия и так находятся под контролем ЕС и США. Азербайджан, как и Армения, слишком далеки от ЕС, и перспективы усиления влияния на них по-прежнему туманны. Белоруссия же, находящаяся в центре Европы, была фактически якорем данного проекта и без неё смысла в продолжении ВП практически нет. Между тем в СМИ появилась информация о подготовке уже пятого пакета санкций ЕС. Это значит, что конфликт между Евросоюзом и Белоруссией далёк от завершения, а «Восточное партнёрство» в обозримой перспективе не будет играть никакой роли не только во взаимоотношениях между Минском и Брюсселем, но и во всём восточноевропейском регионе.

450
Поставить лайк: 181
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору