ссылка

Что делать Польше с «настоящими польками из Житомира»?

Что делать Польше с «настоящими польками из Житомира»?
Увеличить шрифт
А
А
А

Министр обороны Польши Мариуш Блащак сообщил о поставках в ВСУ польской военной амуниции и ПЗРК Piorun («Перун»). В сейме решение о поставках оружия приняли практически единогласно. Только депутат Гжегож Браун выступил против. Но у политического и экспертного сообщества это решение вызвало неоднозначную реакцию.

Показательна в этом смысле статья историка и политика Яна Энгельгарда (Jan Engelgard) «Фальшивые друзья Украины», опубликованная в журнале Myśl Polska («Польская мысль»). Энгельгард имеет государственные награды, баллотировался на выборах в Европейский парламент в 2004 г. и парламентских выборах в 2005 г. В 2006 г. входил в состав администрации Мазовецкого воеводства, работал в Институте независимости Польши. Так что его мнение имеет вес.

В ней автор пишет: «Наблюдаемая в Польше проукраинская гонка, с самого начала приобретя гротескные формы (например, размещение украинского флага на профиле в "ФБ"), выглядит фальшиво. Мы поддерживаем Украину только тогда, когда она антироссийская. Мы желаем Украине и украинцам не столько процветания, сколько требуем от них враждебного курса в отношении Москвы. Только такую Украину мы любим и поддерживаем. Если бы та самая Украина изменила свою политику и стала даже не пророссиской, а просто нейтральной, – тогда она утратит наши симпатии. Тогда она не имеет для нас значения».

Энгельгард делает трезвый вывод: «…так называемый проукраинский лагерь в Польше циничен и лжив, применяет инструментальный подход к нашему восточному соседу, который может быть привлекательным для нас при одном условии – он должен быть врагом России… Украина – всего лишь пешка на шахматной доске».

Польский политик подтверждает версию, которую первой высказала итальянская газета Il Giornale: целью евромайдана был Черноморский флот России в Севастополе, а не демократия. После победы евромайдана в Севастополе должны были разместиться американские войска для обеспечения контроля США над черноморской акваторией. Москва сработала на опережение, обеспечив волеизъявление населения Крыма на референдуме в марте 2014 года, по итогам которого полуостров возвратился в состав России.

К удовольствию Варшавы в Киеве в 2014 году установилась антироссийская власть. Отношения Украины с Россией свелись к минимуму, но Европа так и не заменила украинской экономике российский рынок.

«Что имеют с этого обычные украинцы? Немного… Могут выезжать на заработки в ЕС, но разве на этом можно строить будущее государства и народа? Не подлежит обсуждению тот факт, что нейтральная Украина, не враждующая с Россией, а с ней сотрудничающая, имеет больше шансов на спокойную жизнь, чем Украина на дальнем фронте войны США против России»,

– продолжает Энгельгард.

Автор называет «одним из самых бессмысленных и бесчувственных мифов польской политики после 1989 года» теорию о том, будто суверенная Украина самим фактом своего существования служит гарантом национальной безопасности Польши. Об этом говорит не только он. Целый ряд польских политиков указывают на то, что у России нет к Польше территориальных претензий, а у Украины есть. У России нет с Польшей экономических конфликтов, потому что Польша свела экономическое сотрудничество с Россией до минимума.  Зато такие конфликты есть у Польши с Украиной, например непрекращающиеся споры о количестве разрешений на въезд в Польшу для украинских дальнобойщиков и конкуренция на рынке агропродукции.

Варшава громче других стран Европы подпевает вашингтонской пропаганде о скором вторжении России. На фоне этой истерии курьёзный случай произошёл в Кропивницком (бывший Кировоград). В одной из квартир взорвался газ, а некоторые подумали: вот, началось, Путин напал!

Всё больше украинцев ищут у себя польские, венгерские, румынские, болгарские, еврейские, немецкие, чешские корни, лишь бы сбежать подальше от Украины. Польский общественник Конрад Ренкас (Konrad Rękas) на страницах той же «Польской мысли» иронично пишет: «Позвонил мне коллега с Украины… У меня таких много. Очень. А когда в новостях говорится то, что говорится сейчас, складывается впечатление, что у меня их ещё больше… Я и не знал, что почти все они… поляки! И уже имеют или стараются заиметь карту поляка».

Карта поляка – документ, подтверждающий польское происхождение владельца и дающая ему право на образование, медицину и льготное трудоустройство в Польше. «Ja Polka, ja nastajaszczaja Polka z Żytomera», – передаёт Ренкас в транслитерации русские слова девушки из Житомира. Она учится в Варшаве и на русском языке всех убеждает, что она «настоящая полька». Таких «полек из Житомира» в Польше сейчас много. У кого мимо хаты сто-двести лет назад пробежал поляк, те уже сразу спешат в польское посольство доказывать, что они «настоящие поляки».

Особенно много таких «поляков» на Западной Украине, где часты смешанные польско-украинские браки. Ренкас призывает не спешить признавать их всех поляками: «Ни по говору местному, ни по вероисповеданию... ни по семье, в которой один дедушка мог служить в Армии Крайовой, другой в УПА, а каждый дядя – от Красной армии до вермахта, их этническую принадлежности не определить».

Действительно, на Западной Украине есть украинцы с польскими фамилиями и поляки с украинскими. А есть фамилии, свойственные и полякам, и украинцам, ведь оба языка - славянские. Даже у некоторых известных главарей ОУН и УПА были польские фамилии – Колодзинский, Сциборский, Ленкавский. А духовный лидер дивизии СС «Галичина» митрополит  Шептицкий и вовсе был внуком польского драматурга Александра Фредро. Есть католики-украинцы и униаты-поляки. Брат Шептицкого носил явно польское имя Мария Клементий и был униатским архимандритом. Ренкас прав: установить точную степень полькости жителя Западной Украины порой крайне сложно.

Карта поляка выдаётся с 2007 года, в 2017 году на Украине насчитывалось 130 тысяч её обладателей. С таким рвением к поиску польских корней их может стать в десятки раз больше. А в это время настоящие поляки вынуждены жить в идеологически враждебном окружении культа Бандеры, Шухевича и дивизии СС «Галичина».

Ренкас признаёт, что день, когда польский флаг зареет над Львовом или Винницей, принесёт ему столько же счастья, сколько принесло рождение детей, но не видит смысла «посвящать жизни украинских поляков на какой-то идиотской войне, противоречащей интересам и Польши, и Украины».

«Если начнётся война... погибать на ней будут поляки, украинцы и россияне. Не англичане и не американцы», – подчёркивает Ренкас.

3073
Поставить лайк: 746
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору