ссылка

Битва за Москву: победа, написанная с чистого листа

диорама «Лобня. Наступление. 6.12.1941» (автор Е. Корнеев) в музее танка Т-34.
Увеличить шрифт
А
А
А

А снега белы, как маскхалаты,
А снега багровы, как бинты.
Падают безвестные солдаты
Возле безымянной высоты…

Юлия Друнина.
«Неизвестный солдат».

Разбить врага малой кровью, и на его собственной территории, - такова была довоенная доктрина Красной армии. Согласно ей, агрессор уже в первые часы вторжения получал мощный отпор, затем боевые действия переносились на европейский, применительно к западному направлению, театр войны. Где всё заканчивалось достаточно быстро благодаря натиску и значительному перевесу вооружённых сил СССР в танках, авиации и личном составе сухопутных войск.

Стратегическое отступление не предполагалось в принципе. Оборона объявлялась уделом трусов. Абсолютно неприемлемой считалась и позиционная война, ставшая одним из главных факторов поражения русской императорской армии в Первой мировой войне.

Таким образом из боевых уставов РККА «вырывались» целые разделы воинской науки. Но разве лучше обстояло дело с планированием восточной кампании, получившей название «План „Барбаросса“», в генштабе вермахта?

С одной стороны, германских стратегов нельзя упрекнуть в небрежении своими обязанностями. Ими были тщательно изучены данные авиаразведки, коим не было числа, и сведения, добытые многочисленными немецкими шпионами на территории Советского Союза. На карты нанесены аэродромы, военные склады, промышленные предприятия и прочие цели, подлежащие бомбардировкам с воздуха. Мощная аналитика говорила о том, что экономический потенциал противника мог быть достаточно быстро уничтожен, чем в корне подрывалась возможность к сопротивлению. Внутреннее недовольство режимом на некоторых территориях СССР, выпущенное на волю иноземным «освободительным» вторжением, довершало разрушение страны изнутри.

Тщательное планирование всегда было сильной стороной немецкого генштаба. Но в случае с СССР это не помогло
Тщательное планирование всегда было сильной стороной немецкого генштаба. Но в случае с СССР это не помогло

Советский Союз объявлялся «колоссом на глиняных ногах». Но при всём при том на его захват нацеливались не один, как при завоевании Франции, обладавшей до войны признано сильнейшей армией в Европе, а целых три механизированных корпуса. Общая численность германских сил вторжения в СССР превосходила задействованную в ходе французской кампании на 700 тысяч человек (просторы всё же учитывались) и составляла свыше 4 миллионов военнослужащих при 4215 танках, более чем 5 тысячах самолётов и 50 с лишним тысячах орудий. По танкам РККА превосходила вермахт в три раза, по самолётам – на 2 тысячи единиц и обладала примерно равном количеством орудий.

Перевес планировалось ликвидировать внезапностью нападения (что удалось), но на реализацию всего плана «Барбаросса» отводилось всё те же сакральные 1,5 месяца: столько, сколько продлилась «Шестинедельная война» во Франции. Потери личного состава предполагались примерно такие же: около 27 тысяч погибших, чуть за 100 тысяч раненых, тысяч 20 пропавших без вести. Не было никаких оснований прогнозировать большего урона. Ведь Польша, к примеру, обошлась Германии по военным меркам совсем недорого (16 843 убитых, 36 473 раненых, 320 пропавших без вести – данные Bundesarchiv-Militärarchiv Freiburg).

В России же для вермахта сразу всё пошло те так, как планировалось. Да, люфтваффе удалось на земле, частью в воздухе поразить советскую авиацию, вывести из строя танковый парк, захватить в плен более 2 миллионов красноармейцев. Однако отступающие боеспособные части РККА оказывали захватчикам яростное сопротивление. На 50 дней задержала оккупантов героическая оборона Киева. Два месяца продлилось Смоленское сражение...

 

Смоленское сражение. Кадр фотохроники

 

Временные рамки операции «Барбаросса» прошлось увеличить сначала до 10-12 недель, далее они продлялись постоянно. Однако главная цель, поставленная перед командующим группой армий «Центр», покорителем Парижа генерал-фельдмаршалом Фёдором фон Боком, оставалась неизменной: взять Москву! Соответствующая директива ОКВ № 35 была издана 6 сентября 1941 года, общий план доработан и оформлен в виде приказов, в которых детально доводились задачи каждому объединению войск. Операция получила кодовое наименование «Тайфун», началом её утвердили 30 сентября.

Замысел её был прост: окружить войска РККА, оборонявшие столицу, и уничтожить их. Затем обойти город с севера и юга с целью его захвата. Сроки устанавливались жёсткие – успеть до наступления холодов, но и силы выделялись колоссальные: более 1 миллиона 800 тысяч человек личного состава, около 1,7 тысячи танков, свыше 14 тысяч орудий и миномётов, 1390 боевых самолётов. Овладеть Москвой немцам требовалось кровь из носу, поскольку она являлась главным политическим центром страны, и её потеря с большой степенью вероятности обернулась бы крахом государства. Во всяком случае, так ожидалось.

 

«Битва за Москву». Художник Иван Хивренко

 

Москва на то время являлась также крупнейшим промышленным центром и железнодорожно-транспортным узлом; её утрата критически сказалась бы на производстве оборонной продукции и снабжении войск на севере и на юге страны. А также ярким символом сопротивления нацизму, на который были обращены взоры людей без преувеличения всего мира.

Трагедия потери фактически всей РККА на европейской части СССР была сродни нарвской катастрофе 30 ноября 1700 года, когда у этого города была наголову разбита шведами старая русская армия, утратившая всё: от знамён и пушек до обозов и командиров. Гением царя Петра I она была восстановлена, и уже в 1704 году Нарва вновь взята на шпагу, а 27 июня 1709 года состоялась Полтавская виктория.

В реалиях ХХ века таких временных «каникул» не было и быть не могло. Армию необходимо было создать немедленно, сию минуту: сформировать полки и дивизии, обучить и воспитать личный состав, оснастить его тёплой одеждой и вооружением, включая артиллерию, самолёты и танки, обеспечить питанием и боеприпасами. Невероятно, отчего некоторые даже маститые исследователи данного периода нашей истории называют событие «Чудом под Москвой», но это получилось! «Нерушимой стеной, обороной стальной» в предместьях Белокаменной стали ополченцы, подольские и кремлёвские курсанты, новосформированные дивизии РККА.

 

Оборона Москвы. 30 сентября - 5 декабря 1941 года.

 

Битву за Москву – самое грандиозное событие всей мировой истории, в котором приняло участие с обеих сторон свыше 7 миллионов человек, – принято разделять на два периода. Первый, продолжительностью в 67 суток, с 30 сентября по 5 декабря 1941 года, получил общее название Московская стратегическая оборонительная операция. Столицу на полосе около 800 километров обороняли войска Западного, Брянского и Резервного фронтов общей численностью 1 250 тысяч бойцов, располагавшие свыше 10,5 тысячи стволов артиллерии и танками в количестве 1044 единицы: людьми и техникой возникших, казалось бы, ниоткуда.

Плечом к плечу с ними сражалась 21-я дивизия народного ополчения общим составом 200 тысяч человек, 14 резервных дивизий (120 тысяч человек), 6 гвардейских дивизий ВДВ, 9 «сибирских» дивизий, прибывших с Дальнего Востока и некоторые другие формирования (2 танковые дивизии неполного состава, 14 отдельных танковых батальонов неполного состава).

 

Командир 8-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор И.В. Панфилов (слева), начальник штаба дивизии полковник И.И. Серебряков и военком дивизии старший батальонный комиссар С.А. Егоров на рекогносцировке в деревне Гусенево Волоколамского района. Последний снимок генерал-майора Ивана Панфилова, погибшего 18 ноября 1941 года

 

Даже в таком количестве, сложившемся отнюдь не в самом начале первого периода противостояния, советские войска примерно на треть численно уступали вермахту. Зато обладали невероятным моральным превосходством, неиссякаемой готовностью к самопожертвованию, высоким массовым героизмом. Подвиги 28 панфиловцев, разведчика-диверсанта Зои Космодемьянской, лётчика Виктора Талалихина, совершившего первый ночной воздушный таран, и сотен других – ничего подобного близко не было в немецкой армии, с наступлением морозов и получением первых ощутимых поражений охваченной унынием и пессимизмом, о чём свидетельствуют письма гитлеровских вояк на родину, общий лейтмотив которых – «здесь мы найдём свою смерть», «отсюда не вернёмся», «война нами проиграна».

 

Медаль «За зимнюю кампанию на Востоке 1941/42», которой, выпущенной тиражом свыше 3 миллионов экземпляров, гитлеровское командование хотело приободрить своих вояк – участников сражений за взятие Москвы. Со злым сарказмом немецкие солдаты окрестили эту медаль «Мороженое мясо»

 

Запевалами победы в Битве за Москву стали войска ПВО, авиация ПВО, и лётчики истребительной авиации. Располагая вначале вдвое меньшей численностью крылатых машин (667 советских против 1390 вражеских) они сумели надёжно прикрыть небо столицы: из 7146 самолётов врага, пытавшихся когда-либо прорваться к Москве, это удалось лишь 229, а прицельное бомбометание смогли осуществить и вовсе единицы. В итоге Москва пострадала меньше всех прочих европейских столиц, на которые осуществляли налёты стервятники Геринга, многие из них нашли свою смерть в московском небе. К исходу Битвы за Москву сталинские соколы, как их тогда называли, завоевали полное господство в воздухе – впервые за весь период Великой Отечественной войны.

В полях под Москвой родилась, по сути, совершенно новая армия, изначально победоносная, начавшая писать свою историю не с поражений, но с викторий. Ведомая в бой полководцами, ещё вчера никому не известными, но имена которых теперь были у всех на устах: генералов А.М. Василевского, И.С. Конева, П.А. Белова, А.И. Ерёменко, К.К. Рокоссовского, Н.Ф. Ватутина и очень многих других.

Произошла примечательная метаморфоза: если после проигранной Битвы за Москву Гитлер перестал доверять своим военачальникам и взял управление армией на себя, Сталин – напротив – проникся большим уважением и доверием к военному руководству РККА. Что стало залогом новых военных достижений и побед нашей армии: формально – старой, фактически – нового типа. Которая взяла на вооружения славные боевые традиции, подчеркнув это введением 6 января 1943 года «царских» погон, а три года спустя получив переименование в Советскую армию.

…За время проведения Московской стратегической оборонительной операции были осуществлены разной степени успешности Орловско-Брянская, Вяземская, Можайско-Малоярославецкая, Калининская и Тульская оборонительные операции. Ценой огромных усилий, и что греха таить, больших потерь армия набиралась боевого опыта и смогла достигнуть главного – отстоять Москву. Равным по значению проведению успешной крупной фронтовой операции стал Парад на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года и такие же в Воронеже и Куйбышеве. Эхо от их проведения подобно взрывной волне обошло всю планету, вселяя веру в людей всех стран и континентов, что нацизм, эту коричневую чуму ХХ века, одолеть получится.

 

Новейшие танки Т-34 на параде в Москве 7 ноября 1941 года

 

Московская стратегическая оборонительная операция закончилась 5 декабря 1941 года (здесь же и конец плану «Барбаросса», блицкригу, «молниеносной войне»). Не давая врагу времени опомниться, РККА сразу же перешла к осуществлению Московской стратегической наступательной операции, которая продлилась вдвое больше – 135 дней и завершилась 20 апреля 1942 года, ровно 80 лет тому назад.

Составными частями её проведения стали Калининская, Клинско-Солнечногорская, Наро-Фоминско-Боровская, Елецкая, Тульская, Калужская и другие наступательные операции, в каждом отдельном случае вполне достигнувшие поставленных целей. Противник был отброшен на 100 – 250 километров от столицы, полностью освобождены Московская, Тульская и Рязанская области, большая часть областей Орловской, Калининской и Смоленской.

Контрнаступление Красной армии 5.12.1941 – 20.04.1942 годов

Гитлеровская армия готова была не отступать, а бежать: не случайно в дневнике начальника штаба 4-й немецкой армии Гюнтера Блюментритта промелькнула запись, сделанная где-там, в полях под Москвой, в которой отнюдь не всуе упоминается участь Великой армии Наполеона. Бегство предотвратил «стоп-приказ» Гитлера, создание заградотрядов, перемена обанкротившегося командного состава на лиц, ещё не вкусивших от русского боевого гостеприимства.

Медаль «За оборону Москвы», которой было награждено свыше 1 миллиона 28 тысяч 600 защитников столицы

Мы же, в свою очередь, были ещё не вполне готовы к преследованию всё ещё очень сильного противника: только разворачивались на полную мощность эвакуированные оборонные предприятия на Урале, налаживались пути поставок по ленд-лизу, шло строительство армии, которой ценою невероятных ратных трудов надлежало освобождать не только свою страну, но и Европу, и штурмовать самое «логово зверя» – брать Берлин.

Заглавная иллюстрация: диорама «Лобня. Наступление. 6.12.1941» (автор Е. Корнеев) в музее танка Т-34

335
Поставить лайк: 663
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору

Читайте также

Приближая Победу: «Десять сталинских ударов»

Четыре жизни ордена Отечественной войны

Война народная, народная Победа

Великая Отечественная война советского народа против фашистской агрессии 1941-1945 годов

Советская Украина в годы Великой Отечественной войны

Как НКВД И Смерш за Ватутина отомстили

Фальсификация истории Великой Отечественной войны – уроки для Белоруссии

Образ Великой Отечественной войны и его значение для государственной идеологии в Белоруссии

Настоящий герой Николай Иванович Жужома

https://odnarodyna.org/article/bitva-za-moskvu-pobeda-napisannaya-s-chistogo-lista