Украина: «война с Россией» как попытка избежать ответственности

Ольга ШЕЛКОВА | 27.01.2016

Традиция во всем, начиная со снегопадов и заканчивая дефолтом, обвинять Россию зародилась на Украине незадолго до обретения независимости. Тогда нэзалэжной мешал взлететь тот факт, что «Украина кормила москалей», сейчас – «российская агрессия». В борьбе с полчищами коварных агентов ФСБ и спецназовцев ГРУ, которых за два года так и не сумели найти, киевская власть в щепки разнесла половину Донбасса, оставила руины от промышленности, загнала доходы граждан под плинтус, устроила на границе с Крымом халифат и т.д. При этом в сказки о российской агрессии перестают верить даже самые ярые скакуны. Дуршлаги и кастрюли, снятые с голов, возвращаются на положенные им места на кухнях, а их носители задают вопросы, куда подевались обещанные на майдане европейские зарплаты и пенсии. Но власть с достойным лучшего применения упорством продолжает хоронить тысячи своих граждан на «войне с Россией». Значит, есть тому причины.

Кто начал войну

Война начинается в тот момент, когда прозвучал первый выстрел. А прозвучал он далеко не в Донбассе. 19 февраля 2014 г. путчисты во Львове захватили милицию, здание СБУ и воинскую часть. Накануне, по сообщению МВД, демонстранты перешли черту, начав применять огнестрельное оружие. Семь милиционеров были убиты, десятки получили огнестрельные ранения. Ночью в Киеве неизвестные напали на патруль ГАИ, застрелив двух правоохранителей, а еще один инспектор получил огнестрельные ранения. 19 февраля 2014 г. автор лично видела на киевском майдане бойца донецкого «Беркута», которому боевой пулей пробило шлем. Но основные кровавые события развернулись 20 февраля. Утром произошел расстрел участников акции на майдане, в результате которого погибло около 100 протестующих и десятки сотрудников милиции. Ночью боевики майдана атаковали колонну автобусов из Крыма, которые везли людей с мирных акций в Мариинском парке. Во время нападения, получившего название «корсуньский погром», несколько человек были застрелены неонацистами.

Когда Киев захватили вооруженные отряды боевиков и окружили столицу блокпостами, 21 февраля между президентом Украины В.Януковичем и оппозиционными лидерами было подписано Соглашение об урегулировании кризиса, согласно которому стороны обязались отказаться от применения силы, провести конституционную реформу, сформировать правительство национального единства и провести президентские выборы не позднее декабря 2014 г.

Не успели высохнуть чернила на документе, подтвержденном министрами иностранных дел Франции, Германии и Польши, как путчисты начали охоту на законного президента страны В.Януковича. Воспользовавшись отъездом главы государства в Харьков на съезд депутатов местных советов, боевики открыли по президентскому кортежу огонь, не дав В.Януковичу возможности вернуться в Киев. А 22 февраля неонацистские вооруженные отряды окружили парламент. Под давлением толпы А.Турчинов был избран спикером Верховной рады, а 23 февраля – и.о. президента.

Таким образом, на Украине произошел классический антиконституционный вооруженный государственный переворот. Захватившая власть клика путчистов являлась полностью нелегитимной. Естественно, это вызвало резкое неприятие со стороны ряда юго-восточных регионов Украины. Воспользовавшись отсутствием законной власти и своим автономным статусом, в Крыму был проведен референдум о присоединении к РФ. В Одессе, Донецке, Луганске, Харькове и других городах начались мирные «митинги выходного дня» с требованиями федерализации страны. Когда требования не были услышаны, а отряды майданных боевиков отправились в регионы «наводить революционный порядок», в Донецке и Луганске протестующие полностью повторили сценарий проведения майдана, захватив административные здания и избрав народные советы.

7 апреля так называемый и.о. президента Украины А.Турчинов создал антикризисный штаб и объявил, что против тех, кто взял в руки оружие будут проводиться карательные мероприятия, а 14 апреля подписал указ «О неотложных мерах по преодолению террористической угрозы и сохранению территориальной целостности Украины», объявив антитеррористическую операцию. Первые выстрелы прогремели 16 апреля у военного аэродрома в Краматорске. По разным данным, в результате погибли от четырех до 11 человек.

Обратим внимание на две вещи. В этот момент речи о вторжении РФ не шло, а военную операцию начал нелегитимный «спизидент», пришедший к власти на штыках боевиков. Избранный на псевдовыборах П.Порошенко, имевший возможность прекратить конфликт, лишь усилил его. О поддержке путчистов со стороны США и ЕС и говорить излишне. Всем памятны и выступления иностранных политиков на майдане, и завезенные в штаб «Батькивщины» 15 млн. долл., и вереницы посольских автомобилей, предотвращающих наведение милицией конституционного порядка. Первые иностранные наемники были замечены в Краматорске в первые же дни карательной операции незаконной киевской хунты.

Война или АТО?

16 мая 2014 г. Генеральная прокуратура Украины объявила ДНР и ЛНР террористическими организациями, а 22 июля Верховная рада Украины обратилась к международному сообществу с призывом признать республики таковыми. По мнению юриста Н.Коломойца, «смешно от абсурдности таких заявлений, а страшно от того, что никто в ГПУ не догадался почитать закон и узнать, что только суд может признавать ту или иную организацию террористической, и насколько корректно говорить о виновности кого-то в совершении преступления, если данный факт опять-таки — не установлен судом. Если же ни один суд на территории Украины не признал «ДНР» и «ЛНР» террористическими организациями, то они официально, в соответствии с законодательством Украины, не являются таковыми».

Это прекрасно известно и международным организациям, потому ни одна из них не признала самопровозглашенные республики террористическими организациями. Исходя из этого, так называемая АТО, проводимая украинскими властями, является незаконной.

Параллельно одним из главных тезисов украинской пропаганды является утверждение о том, что конфликт в Донбассе является «войной с Россией». С завидной регулярностью руководство Украины объявляет о вторжении российских войск. Доходило до того, что П.Порошенко в интервью итальянской газете Corriere della Sera в июле 2015 года заявил, что «сегодня по приказу Путина на нашей территории сконцентрировали 200 тысяч человек, и их арсенал пополняется танками, реактивными системами залпового огня, средствами ПВО, в том числе системами запуска зенитных ракет. Одна из них сбила гражданский авиалайнер в Малайзии в прошлом году». Не отстают и другие члены хунты, пытаясь убедить Европу, что лишь Украина защищает ее от вторжения «путинских полчищ».

Но и эти утверждения не выдерживают критики. С точки зрения международного права, согласно решениям Гаагской конференции 1907 г., война имеет следующие признаки: формальный акт объявления войны, разрыв дипломатических отношений между воюющими государствами, аннулирование двусторонних договоров, особенно политических. Конституция же Украины дает право президенту Украины внести в парламент представление об объявлении состояния войны, которое утверждается Верховной радой. Поскольку война России не объявлена, дипломатические отношения не разорваны, «большой договор» о дружбе и сотрудничестве продолжает действовать, осуществляются торговые отношения и передвижение граждан, ни с точки зрения международного права, ни с точки зрения украинского законодательства войну с Россией Украина не ведет.

Что же на самом деле имеет место? После принятия Устава ООН, запретившего угрозу силой или ее применение, в нормах международного права термин «война» был заменен термином «вооруженный конфликт». Так, в Женевских конвенциях 1949 г. наряду с термином «война» используют выражение «международный вооруженный конфликт» (ст. 2) и «немеждународный вооруженный конфликт» (ст. 3).

Поскольку война России Украиной не была объявлена, а прямых военных столкновений украинских и российских вооруженных сил не зафиксировано, происходящий в Донбассе вооруженный конфликт является согласно нормам международного права немеждународным.

Военные преступления

Пытаясь представить военные действия на Украине как войну с Россией, официальный Киев стремится подменить правовую природу конфликта. Но нормы международного права применяются и при военных действиях, фактически начатых без объявления войны.

А международное гуманитарное право в сфере военных действий весьма развито. Так, согласно положениям Гаагской Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны от 18 октября 1907 г., запрещается «употреблять яд или отравленное оружие; предательски убивать или ранить лиц, принадлежащих к населению или войскам неприятеля; убивать или ранить неприятеля, который, положив оружие или не имея более средств защищаться, безусловно сдался; объявлять, что никому не будет дано пощады; употреблять оружие, снаряды или вещества, способные причинять излишние страдания; незаконно пользоваться парламентерским или национальным флагом, военными знаками и форменной одеждой неприятеля, равно как и отличительными знаками, установленными Женевскою конвенциею; истреблять или захватывать неприятельскую собственность, кроме случаев, когда подобное истребление или захват настоятельно вызывается военною необходимостью; объявлять потерявшими силу, приостановленными или лишенными судебной защиты права и требования подданных противной стороны».

Кроме того, ст. 25 Конвенции запрещает «атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом незащищенные города, селения, жилища или строения», а ст. 27 говорит, что «при осадах и бомбардировках должны быть приняты все необходимые меры к тому, чтобы щадить, насколько возможно, храмы, здания, служащие целям науки, искусств и благотворительности, исторические памятники, госпитали и места, где собраны больные и раненые, под условием, чтобы таковые здания и места не служили одновременно военным целям».

В свою очередь, Женевская Конвенция (III) об обращении с военнопленными (Женева, 12 августа 1949 г.) говорит о том, что «лица, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях, включая тех лиц из состава вооруженных сил, которые сложили оружие, а также тех, которые перестали принимать участие в военных действиях вследствие болезни, ранения, задержания или по любой другой причине, должны при всех обстоятельствах пользоваться гуманным обращением без всякой дискриминации по причинам расы, цвета кожи, религии или веры, пола, происхождения или имущественного положения или любых других аналогичных критериев. С этой целью запрещаются и всегда и всюду будут запрещаться следующие действия в отношении вышеуказанных лиц: посягательство на жизнь и физическую неприкосновенность, в частности всякие виды убийства, увечья, жестокое обращение, пытки и истязания, взятие заложников, посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение, осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий, признанных необходимыми цивилизованными нациями».

Различными международными соглашениями запрещено применение ряда вооружений. К ним относятся пули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в теле человека, химическое и биологическое оружие, противопехотные мины и мины-ловушки, зажигательное оружие и боеприпасы, ослепляющее лазерное оружие, кассетные боеприпасы.

Проводя незаконную военную операцию против собственных граждан, нелегитимная киевская власть нарушала и нарушает все нормы международного гуманитарного права. Украинскими войсками применялись зажигательные фосфорные боеприпасы, которые, согласно Женевским конвенциям, вообще запрещено применять по мирным объектам, городам и селениям, и кассетные бомбы. Применение пыток к заключенным отражено во множестве отчетов правозащитных организаций. Украинские войска целенаправленно разрушали и разрушают инфраструктуру городов Донбасса, расстреливая из артиллерии больницы, школы, жилые дома, детские сады, мосты, коммуникации и т.д.

За совершенные военные преступления украинским властям придется нести наказание. Недаром Киев всячески оттягивает ратификацию Римского статута и признание юрисдикции Международного уголовного суда. Для сокрытия же собственных преступлений украинской власти крайне важно «перепрофилировать» немеждународный вооруженный конфликт в международный, «перевесить» на Россию вопиющие нарушения международного права, как это уже безуспешно пытались сделать с малайзийским «Боингом» и обстрелом автобуса в Волновахе.

Шансов на это практически нет, и развязавших военный конфликт киевских путчистов ожидает свой Нюрнберг.

Колонка Александра ГОРОХОВА

Желание подарить Польше Галичину или банальное недоумие?

Желание подарить Польше Галичину или банальное недоумие?
| 28.08.2016
Не мной замечено, что каждая попытка Украины обрести независимость непременно ведёт к Руине, из которой она выбирается, лишь попав под власть соседней России… Законодательное утверждение правопреемства нынешней Украины от УНР ведёт к признанию действующими международных соглашений, заключённых этим государственным образованием. Включая петлюровскую передачу огромного куска украинской территории Польше. Вряд ли стоит приписывать Парубию стремление сделать полякам такой королевский подарок. Скорее, речь идёт всего лишь о проявлении диагноза, поставленного ему накануне поступления в школу… »