Информационно-аналитическое издание

«Журавли» Донецка и Дагестана

Версия для печатиВерсия для печати

В Киеве всё изобретают и изобретают способы нивелирования Великой Победы, придумывают все новые аргументы для обеления прислужников фашизма в годы Великой Отечественной войны. Например, 28 октября в Киеве Порошенко «почтил память погибших в связи с 72-й годовщиной изгнания нацистов из Украины», а Гройсман поздравил ветеранов и соотечественников «по случаю 72-й годовщины освобождения Украины от нацистских захватчиков», отметив, что «нацистская оккупация» пришла «на украинские земли 1 сентября 1939 г. и продолжалась до октября 1944 г.». А сегодня, дескать, «смертельная опасность пришла на территорию Украины, но уже с востока».

* * *

В это же время на Донбассе есть примеры того, как, несмотря ни на какую политическую конъюнктуру, вот уже полвека ведется кропотливая работа по сохранению памяти о Великой Отечественной войне.

Донецкая школа № 93. Та война собрала свою жуткую жатву – отняла жизни и учителей, и учеников, оставила страшные шрамы на судьбах выживших. И удивительным образом подарила школе настоящую дружбу. Об этой дружбе, как о чем-то сокровенном, здесь не кричат. Ею дорожат, а еще очень гордятся своими друзьями из Дагестана, почти боевыми побратимами.

Недавно побратимы из Дагестана, сквозь уже нынешнюю войну в Донбассе, приехали в Донецк, чтобы принять участие в торжествах по случаю 80-летия школы.

Чтобы увидеть происходящее в школе побывала и корреспондент «Одной Родины».

Нынешняя встреча началась со звучания проникновенных «Журавлей»: «Мне кажется порою, что солдаты с кровавых, не пришедшие полей, не в землю нашу полегли когда-то, а превратились в белых журавлей…»

Дело в том, что эта песня, пронизанная щемящей болью, стала своеобразным символом дружбы школ Донецка и Дагестана. Причем символом настолько близким, что учителя уверены, Расул Гамзатов написал именно о них.

* * *

В теперь уже далеком, 1968 году делегация учеников и педагогов школы под руководством учителя русского языка и литературы Бориса Михайловича Урина отправилась в Дагестан, в селение Ботаюрт.

Располагая предварительной информацией, учителя искали могилу своего ученика Николая Прокофьевича Жердёва. Беседовали с очевидцами трагедии, с теми, кто провожал его в последний путь, общались с коллегами из ботаюртовской школы, рассказывая им, каким был Жердёв и почему еще до Великой Отечественной он стал Героем Советского Союза. Газета «Правда» в ноябре 1939 года писала: «Жизнь Героя Советского Союза Н.П. Жердёва, честная и прямая, - образец боевой жизни верного сына Родины...»

А  родился верный сын Родины 5 мая 1911 года в районе pудника Рутченково города Донецка. Окончил школу, Мариупольский индустриальный техникум, работал слесарем на Мариупольском металлургическом заводе,  с января 1932 года - техником на комбинате «Азовсталь», учился в металлургическом институте. В 1934 году по комсомольской путёвке был направлен в Луганскую школу военных пилотов. С декабря 1936 года служил младшим лётчиком в 56-й истребительной авиаэскадрильии. С 1938 года в звании лейтенанта командовал звеном 57-й истребительной авиаэскадрильии 142-й истребительной авиабригады Белорусского военного округа  (Бобруйск).

В марте-сентябре 1938 года добровольцем участвовал в войне испанского народа.  Был пилотом, а затем командиром звена истребителей И-15 и И-16. Совершил 70 боевых вылетов, лично сбил 3 истребителя противника. Награждён орденом Ленина  и получил звание капитана.

Из многих десятков воздушных боёв, в которых участвовал Жердёв в Испании, самым памятным был тот, который он провёл в июле 1938 года над рекой Турия. Жердёв совершил третий в истории авиации после русского лётчика Петра Нестерова и советского добровольца Антона Губенко  воздушный таран.

В мае-сентябре 1939 года он участвовал в боях на Халхин-Голе.  Совеpшил 105 боевых вылетов, 14 штуpмовых удаpов по скоплению живой силы пpотивника, в 46 воздушных боях сбил 11 самолётов лично и 3 в гpуппе. 17 Ноября 1939 года за твёрдое и умелое командование эскадрильей 70-го истребительного авиационного полка  и личный героизм капитан Н. П. Жеpдёв был удостоен звания Героя Советского Союза.

В годы Великой Отечественной войны он сражался на Юго-Западном, Южном, Закавказском и Северо-Кавказском фронтах. Штурман 821-го истребительного авиационного полка майор Н. П. Жердёв погиб 15 ноября 1942 года в авиакатастрофе вместе с командиром полка Михаилом Ивановичем Соколовым.

* * *

В Донецке Жердёв побывал в последний раз в октябре 1941 года, накануне оккупации города фашистами. Встретился с женой Тамарой. Её судьба сложилась трагически. По доносу предателя она оказалась в гестаповских застенках. После жестоких истязаний и пыток, продолжавшихся в течение нескольких месяцев, её живой бросили в ствол глубокой шахты. Вероятно, это был ствол шахты №4-4-бис Калиновка, который фашисты превратили в гигантскую братскую могилу. Там и сегодня лежат около 100 тысяч их жертв. По объективным причинам установить их личности, за небольшим исключением, оказалось просто невозможным ни тогда, ни много лет после войны.

В Ботаюрте в 1942 году все случилось по-другому. Свидетели авиакатастрофы собрали обломки самолета, нашли тела пилотов, похоронили, на могилах установили деревянные кресты и в соответствии с найденными документами выжгли на них фамилии погибших.

Эти могилы и увидела прибывшая в 1968 году в Дагестан делегация школы № 93. Можно сколько угодно удивляться высоким моральным и человеческим качествам тех педагогов, но по возвращении в Донецк они стали ходатайствовать о присвоении школе имени её ученика Героя Советского Союза Николая Прокофьевича Жердёва.  Это ходатайство было удовлетворено и решением Совмина Украинской ССР от 16 мая 1968 года.  

И в Дагестане имя Жердёва было присвоено школе в селении Ботаюрт.

Чуть позже школы побратались.

Их забота о сохранении памяти о  подвиге породила большую дружбу и стала импульсом к серьезной поисковой работе.

В донецкой школе при огромном вкладе учительницы истории Нины Григорьевны Коряжкиной возник музей, повествующий о борьбе выпускников с фашизмом. И на фронтах Великой Отечественной, и в подпольных, и в партизанских отрядах. А в школе Ботаюрта открыли экспозицию Героя Советского Союза Н.П. Жердёва,  установили памятник на могиле погибших летчиков и мемориал односельчанам – воинам Великой Отечественной.

Школы общались, обменивались информацией, и ученики, и учителя приезжали к друг другу на всевозможные торжества, жили друг у друга в семьях и дружили, дружили, дружили. А о том, какими порой радостными были их встречи, до сих пор вспоминают старожилы Кировского района города Донецка.

Так, Елена Владимировна, например, говорит: «Им было, видимо, тесно в помещении школы, и они выходили на улицу, устраивали концерты на площади у расположенного неподалеку ДК имени Ивана Франко. Веселились порой до темноты. На площади звучали музыка народов Кавказа, русские, украинские, советские песни. Дети пели, танцевали».

Некоторая пауза в общении школ возникла лишь в период развала Союза, скромнее стали встречи и в период чеченской войны, несмотря на которую донецкие учителя ехали в Дагестан к побратимам.

К побратимам ехали они уже и в период донецкой войны, чтобы, например, в мае поздравить ботаюртовскую школу с вековым юбилеем.

Ботаюрт. Школе 100 лет

У мемориала погибшим воинам в Ботаюрте

У памятника Жердёву и Соколову

Сегодня донецкие учителя рассказывают и о тех красивых майских  школьных юбилейных торжествах в Ботаюрте, и о линейке у памятника погибшим летчикам у мемориального комплекса воинам Великой Отечественной, куда люди вышли утром уже буквально следующего дня.

Вот что об этом говорит в прошлом многолетний директор школы № 93, а ныне учитель истории Людмила Алексеевна Арнаутова: «На линейку вышли не только учителя и ученики, но и многие другие жители Ботаюрта. По их лицам и глазам было видно, что память о битвах той войны, осознание величия Победы живет в каждом сердце. Среди участников тех торжеств отрадно было видеть  взрослых людей, с которыми мы общались еще тогда, когда они были детьми.

Теперь эти взрослые наперебой приглашают нас в гости, а мы ломаем голову, как навестить каждого, с огорчением понимаем, что не сможем этого сделать.

Кстати, и жили мы, как это было с самого начала нашей дружбы, в семьях. Так, в Ботаюрте в этот раз я жила в семье у учительницы иностранного языка Аиды, ее муж ребенком приезжал в Донецк и жил в семье у своего донецкого ровесника. Вместе с ним мы с удовольствием смотрели фотографии, вспоминали людей…

Еще в этот раз мы участвовали в культурной программе, которую для нас организовали побратимы из Ботаюрта, – мы увидели незабываемые, пламенеющие, весенние маковые поля, Каспийское море, Махачкалу и древнюю крепость Дербент.

А еще в Ботаюрте в обход всех мероприятий к нам шли и шли люди, чтобы узнать о судьбах тех, с кем они общались до войны в Донецке. Так, например, пришел Рауль с сестрой. Сестра интересовалась жизнью людей в Донецке, тех, с кем переписывалась и созванивалась в детстве и юности, а Рауль протянул посылку и говорит: «У меня две мамы, одну я похоронил, а второй моей маме в Донецке передайте, пожалуйста». Потом вытащил деньги, протянул и попросил, может, ей нужны лекарства, и это передайте тоже, пожалуйста.

Так уж вышло, что в детстве Рауль гостил в семье у нашего ученика, жившего на улице Комсомолец Донбасса, и так с ним сдружился, что по окончании школы отпросился у родителей в Донецк.  Здесь он поступил в Донецкий институт советской торговли и, пока учился, жил не в общежитии и не на съемной квартире, а в семье своего друга… 

По возвращении из Дагестана мы выполнили просьбу Рауля, зашли на улицу Комсомолец Донбасса, вручили его второй маме посылку и деньги. По щекам женщины полились слезы, они перемежались со словами благодарности.

Это было очень трогательно. Мы и сами чуть не расплакались.

А осенью по случаю 80-летия нашей школы уже мы к себе в гости пригласили дагестанцев. Знаю, что их отговаривали от поездки, дескать, там война, опасно, но учителя сказали, там наши побратимы, мы поедем».

И делегация педагогов ботаюртовской школы  в составе Казбека Хизриева, Тельмана Шихавова, Карамдина Раджабова, Алика Тавалаева прибыла в октябре в Донецк. Только уважительные причины не позволили присутствовать на мероприятии директору школы Марату Гаджиеву и завучам.

* * *

И был в донецкой школе большой юбилейный праздник, и снова звучали «Журавли», а в унисон им звучали слова педагогов из Ботаюрта: «Учителя донецкой школы внесли весомый вклад в дело обучения и воспитания молодежи, развития и усовершенствования образовательного процесса. На протяжении многих лет в вашем уютном доме творили люди, которые отдали детям частицу своей души, дарили им тепло и любовь, учили самому главному на земле – добру и справедливости, воспитывали настоящих патриотов своей Родины. Во все времена жизнь в школе бывает насыщенной и интересной. Но есть в истории каждой школы особенно важные вехи. Для нас – это веха начала дружбы между нашими школами, которой уже 50 лет. Мы гордимся и дорожим этой дружбой».

Праздник в донецкой школе удался, о нем, о гостях из Дагестана не смолкают рассказы до сих пор. А учителя из донецкой и ботаюртовской школы уже думают о новой встрече, руководствуясь словами недавно ушедшего из жизни уважаемого человека, учителя географии Забира, много сделавшего для развития взаимоотношений двух школ, они намерены сохранять дружбу и передавать эстафету молодым поколениям.

Учителя Донецка и Ботаюрта мечтают, чтобы умолк ужасающий рев войны, чтобы, как прежде, можно было встречаться не только педагогическим коллективам, но и детским,  чтобы рождалась дружба новых поколений, чтобы гордиться свершениями предков и немеркнущим, беспримерным подвигом советского народа в годы Великой Отечественной войны.

г. Донецк

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору