Информационно-аналитическое издание

Возрождение храма Иоанна Кронштадского. Кировское

Версия для печатиВерсия для печати

Городок Кировское находится в стороне от центральных магистралей Донбасса. Нет у него ни особых достопримечательностей, ни заметной истории, но в этой войне он, вернее храм его, стал символом незыблемости Православия, повторяя историю первых веков христианства, когда уничтожаемые святыни не могли сломить духа православной общины, подтверждая, что Храм Божий – не стены, а люди, собравшиеся во имя Христа.

Город Кировское Донецкой области – один из самых молодых шахтерских городов Донбасса. Зародился он, вернее его предшественник, рабочий поселок Новая Крестовка, в 1954 году, одновременно со строительством угольных шахт в Стожковской котловине близ хутора Крестовка. В 1957 году на строительство восьми комсомольских шахт съехалась молодежь. В 1958 году поселок получил вместе со статусом города и новое название – Кировское. Здесь находится одна из крупнейших шахт края «Комсомолец Донбасса», принадлежащая Ринату Ахметову.

Немудрено, что на комсомольской стройке и шахте не могло быть и речи о церкви. Первый православный приход открылся в Кировском лишь в 1990 году, войдя в состав Донецкой и Славянской епархии (с 1994 года – Горловской и Славянской). Поначалу служили в небольшом доме. В 1991 году в бытность настоятеля прихода протоиерея Вячеслава Филатова – будущего архиепископа Макеевского Варнавы, на пустыре был заложен храм в честь святого праведного Иоанна Кронштадского.

В 2007 году решили строить и еще одну церковь - Успения Пресвятой Богородицы: на 28 тысяч жителей одного полноценно-действующего храма было явно недостаточно. На Пасху и Крещение милиции приходилось перекрывать улицы: народ не умещался даже на церковном дворе. Стройка долго не двигалась, и только в 2011 году работы вновь возобновились, службы проходили в оборудованном строительном вагончике.

В 2009 году настоятелем храма праведного Иоанна Кронштадского был назначен протоиерей Георгий Цыганов. Молодому священнику предстояло продолжить дело благоустройства и украшения: был сделан резной иконостас, престол, жертвенник, иконы, готовились расписать алтарь фресками, перекрыли крышу, заменили полы, сделав их теплыми, заказали кованое крыльцо. Возвели первый этаж воскресной школы. Планировали строить трехэтажную колокольню, но этим планам помешала война...

* * *

Город Кировское, находящийся в 68 километрах от Донецка между Шахтерском и Енакиево, оказался внизу дебальцевского котла  – обстрелы не прекращались, ситуация усугублялась стремлением украинской армии  разрушить близлежащие угольные шахты.

Но бои не могли помешать богослужебной жизни: 23 августа 2014 года, в субботу, как обычно, шло всенощное бдение – на первых словах Великого славословия: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение» храм потряс сокрушительный взрыв. Посыпался кирпич и обломки перекрытий, на втором этаже, в помещении воскресной школы и библиотеки, прилегающей к церкви, вспыхнул пожар – не обращая на него внимания, люди бросились на помощь оказавшимся под обломками. Ольгу Радченко, работавшую в храме, Зинаиду Мелугу и Виктора Чернышева спасти не удалось. Различные травмы получили еще пять прихожан. Отца Сергия Пивеня, служившего в алтаре, зацепил падающий иконостас, пострадала и его супруга Людмила. Плита перекрытия клироса чудом осталась висеть в воздухе, эпицентр взрыва пришелся не в центр храма – при более точной корректировке жертв было бы больше.

Как оказалось, по храму была выпущена ракета системы залпового огня «Ураган». Позже нашли и подброшенный «маяк»  – наводящее устройство. Взрыв был столь мощный, что всю проезжую часть перед храмом, метров на 300, до заправки и автовокзала усеяло обломками. Полностью выгорели учебный класс, библиотека со всеми книгами, квартира священника.

Через два дня, 25 августа, в Донецке от прямого попадания снаряда, сгорел еще один храм святого Иоанна Кронштадтского.

На отпевании прихожан, кроме естественной скорби утраты, чувствовалась и тихая духовная радость: перейти в мир иной, предстоя пред Богом, приняв мученическую смерть,  – это надо заслужить всей жизнью! Отныне появились у Кировского свои молитвенники и предстатели пред Богом.

Взрыв повредил не только стены, которые пришлось разобрать до основания, но конструкцию здания – возведение новых стен на старом фундаменте стало невозможно.  Решено было строить новый храм, тем более что первый настоятель – нынешний архиепископ Варнава – планировал со временем возвести церковь пятикупольную.

Разрушение храма не прервало богослужений, совершавшихся до поры в тесной трапезной – часть людей стояли на улице, слушая молитвы сквозь распахнутые окна.

В преддверии неминуемых холодов спешно завершали постройку воскресной школы, первый этаж которой проходил для богослужений. Благо, что основной материал  – песчаные блоки из Крыма  – был заготовлен еще до войны. Строили всем миром, помог и правящий архиерей Горловской и Славянской епархии Митрофан (Никитин). Лес и кровельные материалы отец Георгий закупал на Украине, но после ввода пропускной системы это стало невозможно. Удалось вывести стены, накрыть крышу, выполнить часть внутренней отделки. В обустраемовой домовой церкви смонтировали алтарь и разместили уцелевшие иконы, но и она могла вместить лишь половину из 150-200 человек, приходящих на службы.

Иконы, уцелевшие при взрыве, сейчас находятся в храме: алтарные, некоторые сильно повреждены, в изготовленных для них деревянных киотах под стеклом останутся как напоминание – образ Николая Чудотворца собрали из кусочков, а вот образ Божией Матери разломало в щепки и восстановить его нельзя. Настоящим чудом считают неуязвимость икон святого Иоанна Кронштадского – ни одна из них не была уничтожена, даже литография, висевшая на упавшей стене, под которой погибли два человека, даже гранитный барельеф над входом, оказавшийся в эпицентре взрыва, – на него упала часть здания, а икона только пошла трещинами.

Во дворе в вольерах весело щебечут певчие птицы, опасливо косится енот – живой уголок устроен для детей. По мнению настоятеля, из какой бы благочестивой семьи ни был ребенок, ему трудно без отрыва выстаивать долгие службы. Птицы и животные не пострадали, а вот детскую площадку, устройство которой началось до войны, закончить так и не удалось.

Есть на просторном приходском дворе и любимый взрослыми уголок: среди плетущихся растений и цветов высеченный на камне образ преподобного Иоанна Кронштадского. Сделал его заключенный одной из ближайших зон, окормляет которую настоятель. Человек, принесший этот дар, слава Богу, освободился, а отец Георгий продолжает нести послушание благочинного по тюремным зонам, которых в епархии восемь, причем в каждой есть храм, где служит приписанный священник.

Социальное служение не ограничивается тюремным. В кухне, при храме, для пожилых и лежачих больных города ежедневно готовится обед, который волонтеры развозят по домам. Началось служение еще в 2014 году со Славянска, когда закупали продукты, медикаменты и прихожане пробивались по так называемой дороге жизни, стремясь доставить их защитникам и жителям города.

Осенью 2016 года отец Георгий приезжал в Москву и Санкт-Петербург в надежде найти меценатов. Проект будущего храма готов, подписаны все документы и заключения. Проблема в финансировании – местные предприниматели находятся в плачевном состоянии. Самое главное сейчас – вырыть котлован и залить мощную армированную плиту, на которой будет возводиться храм. В Кировском весьма специфический грунт: под городом есть еще один город – пустоты шахт. Ленточный фундамент невозможен. Запланирован цокольный этаж, где будет крестилка, храм воскресной школы – целый комплекс.

Будем надеяться, что боевые действия не возобновятся, но, как показал опыт, хороший подвал никогда не помешает.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору