Информационно-аналитическое издание

Восточная политика Польши – ”вал Адриана” против России и Германии

Версия для печатиВерсия для печати

Публикация на сайте WikiLeaks аналитического отчета американского посольства в Варшаве под заголовком ”Польша: естественный союзник США в восточной политике” (1) привлекла внимание в Беларуси и Украине, главным образом, тем, что польское руководство хотело бы превратить две соседние страны в ”санитарный кордон”, отделяющий Польшу от якобы ”все более агрессивной России” (2).

Кто бы сомневался! Это и без WikiLeaks было понятно. Но есть смысл более подробно остановиться на той роли, которую в стратегии Польши играет политика Восточного партнерства ЕС. Этой польско-шведской инициативе в анализе посольства США уделено немало места.
 
Во вступительной части отчета американские дипломаты пишут: ”Как и мы [т.е. США], Польша стремится подтянуть ключевые страны на восточной границе Европы, такие как Украина и Грузия, к западным структурам. …Несмотря на периодические перегибы, восточная политика Польши – отличное дополнение к нашей собственной политике, и проекты типа Восточного партнерства будут пользоваться нашей поддержкой” (3).
 
Из бесед с польскими коллегами посольство США сделало вывод, что основные внешнеполитические цели Польши в Центрально-Восточной Европе следующие:
 
- противостоять влиянию России в Восточной Европе (хотя Россия официально приглашена к участию в ВП);
 
- активизировать отношения ЕС с восточными соседями на фоне усталости от расширения;
 
- соблазнить бывшие советские государства принять западные демократические принципы и принципы свободного рынка, предлагая взамен материальную выгоду - особенно зону свободной торговли и со временем безвизовый режим” (4).
 
Пока что усилия Польши успешны лишь в части ”соблазнения”. С остальным, особенно с принятием ”восточными партнерами” западных принципов демократии и свободного рынка, у нее пока напряженка.
 
В ноябре 2009 года Беларусь и Украина, к примеру, подписали совместный «Меморандум о взаимодействии в реализации взаимовыгодных проектов в рамках инициативы Европейского Союза ”Восточное партнерство”» (5). О демократии и свободном рынке в нем упомянуто вскользь, да и то лишь в связке с обустройством пограничных переходов на деньги ЕС. Зато чуть ли не все остальные статьи меморандума содержат положения, нацеливающие дипломатию Беларуси и Украины на поиск зарубежных финансов, особенно для ”разработки, продвижения и дальнейшей реализации инфраструктурных проектов, в частности энергетических и транспортных”, с припиской: ” ...в случае появления соответствующих возможностей в рамках «Восточного партнерства»”.
 
А в следующем абзаце увлеченные поиском денег подписанты уже вообще забыли об этом партнерстве, зато подчеркивают важность работы ”на двустороннем и многостороннем уровнях по организации и увеличению объема транзита нефти и газа территориями Украины и Республики Беларусь” (6). У всех свои интересы. Не всегда они совпадают.
 
В отличие от Киева, где имеют больший опыт сотрудничества с западными партнерами и потому быстро сориентировались в выгодах польско-шведской инициативы, в Минске идея ”Восточного партнерства” поначалу была воспринята весьма сдержанно. Оно и понятно. Белорусское руководство без всяких утечек американской дипломатической переписки хорошо представляет себе цели польской политики. Они очевидным образом проявилась в недавнем конфликте властей с частью местной польской общины, которую подзуживали из-за кордона. Тем не менее потом из открывающихся перспектив был сделан правильный вывод: текущие на халяву деньги брать, все остальное можно отложить на потом. Не такие уж эти деньги и большие. Запад не обеднеет. Тем более что, если судить по отчету американского посольства в Варшаве, Польша не против даже собственные средства вкладывать в ”демократизацию” соседей.
 
Так, например, в 2008 году Польша потратила 8,7 млн. долларов на Беларусь и 5,3 млн. – на Украину, и все ради ”укрепления независимых радиовещательных медиаресурсов”, а также ”[на] приграничную кооперацию, общественное управление и контакты между людьми” (7).
 
7,8 миллиона Варшава отстегнула Грузии за период с 2008 по 2010 год (на что именно, в отчете умолчали, но не трудно догадаться).
 
Не ахти какие деньги на фоне западных субсидий, но вместе с финансами, выделяемыми на поддержку польской восточной политики, к примеру американскими фондами, это дало Варшаве возможность в последние годы создать на территории ”восточных партнеров” целую сеть контролируемых Польшей общественных организаций, ”аналитических” центров и институтов, которые продвигают идеи ”демократии” и ”свободного рынка” туда, где ”идеями” сыты и так по горло, тем более что либеральную экономическую модель уже хоронят даже в странах ”развитого капитализма”.
 
А это значит, что вопрос не в демократии и не в моделях экономики. Судя по отчету посольства США, Варшава готова сотрудничать даже с Александром Лукашенко, которого недавно клеймила как ”диктатора”, если только он однозначно выберет прозападный курс. Главное – втянуть Украину и Беларусь в НАТО или хотя бы превратить их в надежных военно-политических партнеров, которые присоединятся к польско-шведско-американской политике противостояния ”возрождающейся России” (to counter a resurgent Russia).
 
Но если не ограничиваться только этой публикацией WikiLeaks, а посмотреть шире, к примеру на деятельность польского Центра восточной политики (OSW - Ośrodek Studiуw Wschodnich, The Centre for Eastern Studies), то оказывается, что ”восточная политика” Варшавы не ограничивается странами - осколками бывшего СССР, а почему-то распространяется и на Балканы, и, что особенно интересно, на Германию.
 
Центр, который полностью финансируется из государственного бюджета, создавался в 1990 году исключительно для изучения политики постсоветских государств. Но в 1998 году он начал работать также по Балканскому региону. А в 2005 году в составе Центра появился и Департамент по Германии (8).
 
 
 
 
 
 
 
 
Причина такого расширения круга ”научных” интересов Варшавы видна из недавней публикации OSW под названием ”Немецкие сети на Востоке. Немецкая ”мягкая сила” в Восточной Европе, Центральной Азии и на Южном Кавказе: политика – управление – культура – наука - общество” (9). Автор, Юстина Готковская, пишет: ”Немецкая активность в этих странах… является частью долгосрочной стратегии, имеющей целью укрепить позиции Германии как ключевого европейского экономического и политического партнера для этих государств” (10).
 
Казалось бы, ну и что? Германия – член НАТО и ЕС. Ее влияние на ”восточных партнеров” Варшава, по идее, должна только приветствовать. Ведь способность Германии противостоять ”возрождающейся России” значительно превышает возможности Польши, даже если учитывать всего лишь такой фактор, как заинтересованность Минска или Киева в привлечении немецких инвестиций и расширении присутствия германского бизнеса в Беларуси и Украине. Пишут же американские дипломаты в своем отчете, что ”с экономической точки зрения польские чиновники верят, что большее представительство западного бизнеса в таких странах, как Беларусь и Украина будет альтернативой компаниям, которые контролируются Россией” (11). Так в чем же дело?
 
Складывается впечатление, что Польша озабочена немецкой активностью в восточноевропейском регионе не меньше, чем российской. Присутствие американской и британской ”мягкой силы” на этой же территории ее почему-то не волнует. Судя по всему, Варшава никак не может отказаться от восприятия Европы и Евразии в традициях геополитических концепций двух предыдущих веков. Она все еще ведет войну ”на два фронта” - с Германией и Россией. К счастью для поляков, пока только с применением ”мягкой силы” и за чужие деньги.
 
Только ли трагический опыт истории Польши тому виной? Вряд ли. Едва народившись, Третья Речь Посполита полностью встроила свою политику в архитектуру англосаксонской глобальной стратегии. Поэтому и могут американские дипломаты уверенно писать, что ”восточная политика Польши – отличное дополнение к нашей собственной политике” (12). Но даже в переписке между собой американцы стесняются поставить все точки над і и сказать, что Вашингтон с помощью Варшавы пытается всячески мешать дальнейшему сближению России с Европой и прежде всего – с Германией. Хотя зачем в отчете посольства писать то, что в Госдепартаменте все и так понимают?
 
Если польские лидеры мыслят в терминах средневековья, то, видимо, и автору дозволено будет обратиться к примерам давней истории.
 
Размышляя над ”восточной политикой” Польши, США и Великобритании, в голову приходит следующая реминисценция.
 
Во втором веке Римская империя расширилась настолько, что легионов для охраны ее границ уже не хватало. Тогда император Адриан решил окружить империю стеной, которая затруднила бы вторжения ”варваров”. Британцам это должно быть знакомо. Именно на их острове была сделана первая попытка удержать племена пиктов от набегов на покоренную римлянами территорию с помощью ”вала Адриана”. Не помогло. Империя развалилась изнутри.
 
Вот и с современной англосаксонской стратегией, которую Вашингтон и Лондон реализуют с помощью Варшавы, может получиться то же самое. Увлекшись возведением ”вала Адриана” между Россией и Европой, Варшава как-то не думает о том, а как Россия и континентальная Европа себя поведут, когда внутренние проблемы вынудят США втянуть свои растянутые по планете щупальца и сосредоточиться на спасении от развала себя, любимых.
 
Может быть, OSW целесообразно создать у себя еще один Департамент, американский? Чтобы изучать тенденции не только во внешней политике, но и во внутриполитической ситуации в США. Тогда, чтобы почувствовать себя, наконец, полноценными европейцами, а не американцами, у польских лидеров будет больше мотивации. А может, даже соблазна.
 
________________________________________________
 
(1) ”Poland: a Natural U.S. Ally on Eastern Policy”, 2008-12-12, confidential, http://213.251.145.96/cable/2008/12/08WARSAW1409.html
 
(2) См. например, http://www.pravda.com.ua/news/2010/12/8/5654132/ и http://afn.by/news/i/145255
 
(3) http://213.251.145.96/cable/2008/12/08WARSAW1409.html
 
(4) Там же.
 
(5) http://www.mfa.gov.ua/data/upload/publication/mfa/ua/31638/memorandum11.doc
 
(6) Там же.
 
(7) Там же.
 
(8) http://www.osw.waw.pl/en/mission-statement
 
(9) Justyna Gotkowska, NIEMIECKIE SIECI NA WSCHODZIE. Niemiecki soft power w Europie Wschodniej, Azji Centralnej i na Kaukazie Poіudniowym: polityka – administracja – kultura – nauka – spoіeczeѓstwo (англ. GermanNetworksintheEast. German soft power in Eastern Europe, Central Asia and the South Caucasus: politics – administration – culture – science – society, http://www.osw.waw.pl/en/publikacje/osw-report/2010-10-12/german-networks-east-german-soft-power-eastern-europe-central-asia-)
 
(10) Там же.
 
(11) http://213.251.145.96/cable/2008/12/08WARSAW1409.html
 
(12) Там же.
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору