Информационно-аналитическое издание

«Украинское» антиправославие

Версия для печатиВерсия для печати

В этом году дата Крещения Руси «круглая»: 1025 лет как мы стали христианами. Вот и стремятся как-то «обозначиться» возле нее не только раскольники-филаретовцы, с которыми, как говорится, все ясно, но и униаты, как раз в дни юбилея собравшиеся было освящать свой кафедральный собор в Киеве.

Сам перенос кафедры униатов из Львова в Киев в 2005 году вызвал массовые акции протеста православных, не без основания опасавшихся новой волны экспансии иноверцев на Восток. Да и в народе униатский собор весьма метко назвали антилаврой. В принципе, само униатство является антиправославием. Очевидно, что украинские власти поступили правильно, разделив во времени торжества православных и униатов – во избежание конфликтов.

Греко-католики заявили, что освящают свой собор 14 августа. При этом архиепископ Святослав (Шевчук), которого украинские СМИ подобострастно именуют «патриархом», говорит довольно неожиданные вещи. Так, он утверждает, что греко-католики сохранили «древнюю киевскую традицию отмечать День Крещения Руси -Украины» именно 14 августа, а православные в этот день освящают воду и начинают пост.

Отметим, что традиция малого водоосвящения 14 августа – древняя и греческая, отношения к Крещению Руси в водах Днепра не имеет никакого. Это знают даже православные дети. Кроме того, в Русской Православной Церкви и, естественно, ее неотделимой части – Украинской Православной Церкви этот день на протяжении столетий отмечают как календарную дату Крещения Руси. И в этот же день у православных начинается Успенский пост, отличающийся по строгости наряду с Великим, и, конечно, пышные праздники малоуместны. И в этот же день православные чтят память семи Мучеников-Маккавеев и их матери Соломонии, избравших мучительную казнь вместо предательства веры.

Вот сколько православных праздников приходится на один день. А пан Святослав говорит о каких-то якобы полузабытых «киевских традициях»! Понятно, что ему надо как-то оправдаться перед паствой и украинской и, что гораздо важнее, зарубежной.

Однако на самом деле освящение униатской антилавры состоялось не 14, как было заявлено, а 17 и 18 августа. Вечером 17 августа здание освящали снаружи, а утром 18 – внутри. Хотя униатские торжества  -  собор епископов, а также определяемые малопонятными для православных терминами – проща, ночные чування молодежи и т.п.  -  продолжались целую неделю, с 11 по 19 августа.

Но имеют ли отношение униаты к Крещению Руси вообще? Их архиепископ говорит о том, что в те годы Церковь была единой и не разделенной на Восток и Запад. Конечно, так скажем, официального разделения в 988 году еще не было. Но фактически оно существовало: Рим уже требовал от Константинополя подчинения папе как самому главному из всех Предстоятелей Церквей. И на Русь римско-католические послы прибывали неоднократно, причем отдельно от греческих. Княгиню Ольгу они пытались склонить к своей вере, скорее всего, уповая на ее норманнское происхождение и, как говорят сегодня, генетическую близость к Европе. Но успеха не имели. Как известно, князь Владимир в поисках истинной веры сам приглашал к себе послов. Князь Владимир спрашивал у послов не только об их вере, но и о законе. То есть интересовался, как живут люди по своей вере. Римо-католики больше говорили о папе, чем о Христе. Как мы знаем, будущий святой равноапостольный князь отказался принять их веру. Но когда прибыл к нему греческий философ, который читал князю Евангелие, Владимир будто окунулся в годы своего детства, вспомнил свою бабушку княгиню Ольгу, как она ему читала именно это. Рассказ о Любви, о Боге, Который отдал Самого Себя за людей, глубоко поразил его.

Все сказанное выше относится к римскому католичеству и Православию. Униаты не имеют никакого отношения к Крещению Руси. Ибо появились на западных русских территориях только в средние века. Следовательно, не имеют никакого отношения и к первой Киевской митрополии, которая подчинялась Константинополю. Их «украинская история» начинается с митрополита Киевского и всея Руси Исидора, имевшего резиденцию в Москве. Он оказался в числе инициаторов Флорентийской унии 1439 года, за что был изгнан из Церкви, как в наши дни это произошло с Филаретом-Денисенко. Отличие между ними лишь в том, что Исидор был взят «под крылышко» римским папой. Но истинное начало «украинских» униатов – Брестская уния 1596 года.

Необходимо сказать несколько слов об основных побудительных мотивах и причинах заключения этой унии, имеющие и современное прочтение. Как известно, в те годы земли Западной Руси находились под властью поляков и литовцев – это была Речь Посполита. Исконное православное население подвергалось жестокой дискриминации. Православные именовались не иначе как «схизматиками» и поголовно считались людьми даже не второго сорта, т.к. «греческая вера» была вне закона. Польские паны безнаказанно распоряжались имуществом православных, закрывали храмы и соборы или даже сдавали их в аренду евреям. В это же время католики пользовались значительными привилегиями. Местное православное духовенство, в том числе и священноначалие, завидовало благополучию ксендзов. Вот некоторые из них, причем совсем немногочисленные, и решили внешне подчиниться Риму, но сохранить православную обрядность. Как многие любят говорить и сегодня: «Бог один, и Он в душе». Вот так желание чисто земных, материальных благ и стало причиной отступления от той самой веры предков, за которую братья Маккавеи предпочли умереть.

Это как раз и есть день 14 августа, когда униаты «вспомнили» о «Владимировом крещении». Большинство же православных смене веры предпочло унижения, мучения и убиения. Не в мифах ли о европейском благополучии, лежит основная современная пропагандистская идея «свидомых евроинтеграторов»?

То, что имущественное равноправие католиков и принявших унию православных – обман, стало ясно очень быстро. Но было уже, как говорится, поздно. Началось, пожалуй, самое трагичное время в истории нашего народа. Теперь православный люд подвергался двойному угнетению – со стороны польских панов и со стороны желавших выслужиться перед ними униатов. Ведь последние никогда не пользовались уважением ни у шляхты, ни у властей. Их считали неким «междоумком» – не православные и не католики, не русские и не поляки. Причем униаты обращались со своими же соплеменниками настолько жестоко, что власти вынуждены были принимать особые меры по усмирению такого зверства. Не потому, что им было жалко православных, а потому что они боялись народного восстания. И оно не замедлило. Нужно ли говорить о жесточайшем подавлении? Отметим только, что польско-литовское войско Яна Радзивилла дотла разорило Киев. Вот так, что называется «железной рукой», пытались загнать людей в средневековый «европейский рай». Отметим также, что принадлежавшие во времена Речи Посполитой греко-католикам София Киевская и Златоверхий Михайловский монастырь стояли в полуразрушенном состоянии, как и знаменитая Почаевская лавра. Привели их в нормальное состояние именно те, кого нынешние униаты именуют «оккупантами» или «наследниками тоталитарного прошлого». Они же построили «шедевр украинского барокко» - Андреевскую церковь.

Однако вернемся к современным униатам. Безусловно, для них освящение кафедрального собора, да еще в Киеве – событие эпохальное. Молодой руководитель УГКЦ вслед за своим учителем кардиналом Любомиром Гузаром неустанно повторяет, что празднуемое ими ныне событие объединяет их церковь. Не зря в столицу Украины прибыло несколько тысяч униатов, как было заявлено, со всех концов света. Безусловно также, что нынешнее событие – это даже не шаг, а целая дистанция к достижению «патриаршества», идеи фикс УГКЦ. Четкая национальная ориентированность – отличительная черта украинских униатов. Таким образом они стремятся доказать необходимость своего существования. Казалось бы, есть римо-католики и есть православные, зачем еще униаты? Но именно последние претендуют на роль самой «истинной», самой «свидомой», самой «украинской» церкви, ибо такой больше нет нигде. Между тем именно эта узко-национальная направленность и агрессивность униатов не вызывает одобрения и в Ватикане. Не все знают, что униаты захватили на Западе Украины не только православные, но и практически все католические храмы. А чего стоит устойчивое самонаименование униатского верховного архиепископа «патриарх»?! Ведь создание «украинского патриархата» совсем не входит в планы Ватикана. И здесь не имеет особого значения некоторая близость нынешнего папы римского Франциска I к украинским униатам. Однако для них, похоже, не так важно одобрение Ватиканом «украинского патриаршества», кардинал Гузар был готов объявить себя «патриархом», его не пугал даже разрыв отношений с папой римским. Но все же эта идея, видимо, еще не дозрела. Безусловно, Святослав Шевчук продолжает ее осуществление. В случае реализации «униатской мечты» мы можем «получить» не просто еще одного «украинского патриарха», а сплоченную религиозную структуру, которая сможет претендовать на роль «государственной церкви» и которую будут поддерживать не только гиперактивные «свидомые» Украины, но и весьма влиятельная зарубежная диаспора. В качестве примеров обоих типов приведем партию «Свобода» и жену экс-президента Ющенко, связанную с Госдепартаментом США. Впрочем, освящение униатского собора в Киеве не стало особой новостью для светских СМИ – упомянули мельком. Но по этому поводу состоялась встреча посла США Джеффери Пайетта со Святославом Шевчуком. Посол стал обладателем только что изданной книги «Українська Греко-Католицька Церква. Перші кроки. Ісповідництво. Відродження», его также интересовал вопрос: «В какой мере граждане Украины видят своё будущее в европейской общности?»

Сегодня, когда Украина никак не может толком определиться, в каком политическом направлении двигаться, похоже, именно греко-католики мнят себя проводниками пресловутой евроинтерграции: они ведь уже давно «в Европе». Но только в каком качестве?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору