Информационно-аналитическое издание

Русское железо Почаева (II)

Версия для печатиВерсия для печати

Часть I

Преподобный жил в трудные для России годы, когда на западных ее окраинах православный народ Волыни и Галиции подвергся церковным и политическим притеснениям со стороны польско-литовских магнатов. Преп. Иов был свидетелем Брестской унии и последовавшего за ней неудержимого наступления католичества, а также все возраставшего влияния протестантизма. Преподобный, будучи игуменом монастыря и пользуясь огромным духовным авторитетом, использовал все свои возможности для борьбы с инославными и еретическими влияниями на народное сознание, для укрепления Православия.

Родился будущий святой на Покутье в Галичине (ныне Львовская обл. неподалеку от г. Коломыя) в благочестивой семье Ивана и Агафьи Железо, принадлежавших дворянскому роду, хранившему верность Православию.

По житию преподобного, написанному преп. Досифеем, известно, что в десятилетнем возрасте Иван, «уклонившись от очей любимых родителей», пришел в Угорецкий Спасо-Преображенский монастырь в Карпатах, где через два года был облечен в малую схиму с именем Иова. Много позднее (очевидно, незадолго перед кончиной, точная дата неизвестна) принял и великую схиму.

Известность о духовном подвижнике широко распространилась по всему краю.

К преподобному стали тянуться вельможи, просившие духовного окормления. Он стал пользоваться особым доверием и покровительством известного защитника Православия на Волыни князя Константина Острожского. Князь Константин обратился к игумену Угорницкого монастыря с просьбой отпустить преп. Иова в его княжеский Дубенский Крестный монастырь. Игумен согласился, и через некоторое время Иов был поставлен во главе Дубенской братии. В сане игумена он пробыл более двадцати лет, именно к тому времени относится заключение Брестской унии и последовавшие притеснения православных. Князь Константин, под защитой которого находился преподобный Иов, имел огромное влияние на Волыни, пользовался уважением польского короля Сигизмунда III и понтифика Климента VIII. Поэтому униаты и иезуиты не решались препятствовать действиям преподобного.

Во время пребывания в Дубне Иов приступил к распространению православных книг. С этой целью он подвигнул сподвижников на переводческую деятельность и переписку книг. По свидетельству жития, преп. Иов и сам участвовал в том труде. По его благословению в 1581-1582 гг. князь Константин издал в г. Остроге первопечатную славянскую Библию, нынче известную историкам и литературоведам мира как Острожская Библия.

Заботы и волнения, связанные с издательскими трудами, а также неприязнь латинян отвлекали Иова от монашеского делания. С Дубенским монастырем преподобного связали без малого 20 лет настоятельства, он, тяготясь игуменством, оставил эту обитель и около 1604 года, стремясь к отшельническим подвигам, нашел пристанище в скромной обители неподалеку — на горе Почаевской, где издавна селились многочисленные рачители безмолвия.

Преп. Иов по просьбе братии стал игуменом, и вскоре Почаевский монастырь упрочил свое положение и возвысился над прочими западнорусскими обителями. Он стал пользоваться материальной поддержкой местных дворян, избежавших отпадения в унию. Так, в 1649 году на средства помещиков Феодора и Евы Домашевских в обители был построен каменный храм во Имя Пресвятой Троицы, в который был передан запечатленный в камне отпечаток цельбоносной Стопы Божией Матери и Ее чудотворная Почаевская икона.

В 1620 году внук скончавшейся Анны Гойской, протестант Фирлей, задумал прогнать иноков с Почаевской горы, для чего отобрал у них земельные угодья, ворвавшись со слугами в монастырь, унес чудотворную икону. После этого дом Фирлея постигли бедствия и болезни, не прекращавшиеся до тех пор, пока икона не была возвращена в монастырь.

С иконы сделано более 300 списков. 

Иов  в течение нескольких лет ездил по судам и конторам, пока не выиграл тяжбу у Фирлея.

В результате огромных усилий удалось вырыть на Почаевской горе колодец и тем самым дать обители воду (соседние источники были отобраны Фирлеем).

Особенно важной для укрепления Православия на Волыни стала книгоиздательская и литературная деятельность преп. Иова. В начале XVII в. в этом крае осталась всего одна славянская типография — Почаевская. Преподобный в целях борьбы с иноверием поддерживал здесь печатание книг обличительного и догматического характера, православных молитв, посланий, особо важные в условиях католической экспансии в Западной Руси.

До 1932 года в Почаевском монастыре хранился труд самого преподобного – «Книга блаженного Иова Почаевского, властною рукою его писанная», содержащая до 80 бесед, поучений, проповедей, а также выписки из святоотеческих, аскетических и полемических сочинений (издана в 1884 г. в Киеве на русском языке под названием «Пчела Почаевская»).

Преподобный присутствовал на Киевском соборе 1628 г., состоявшемся в связи с возвращением в Православие отпавшего в унию архиепископа Мелетия Смотрицкого. Преподобный Иов писал соборное определение, свидетельствующее о верности восточному Православию.

Шла и незримая молитвенная жизнь святого. Одиночество преп. Иов находил в пещере. В нее он удалялся порой на целую неделю, где в строгом посте молился о мире. «В тесной пещере каменней богомыслия ради и молитвы многократно заключался еси» — речет глас Четвертого Тропаря преп. Иову.

Однажды, когда преподобный молился, «необычайный свет вдруг озарил его пещеру и в течение двух часов отражался из глубины ее на противоположной церкви».

Пещерка преп. Иова на горе Почаевской была весьма узкой и крохотной. Сохранилась она и до наших дней.

Кто сподобился побывать в храмовой пещерке Почаевской обители, где покоятся в раках мощи двух столпов Почаевских — преподобных Иова и Амфилохия, тот помнит благоговение, которое охватывает, когда «прислоняешься» сердцем и душой к этому месту, к честным мощам духоносных старцев, стоявших на наших духовных рубежах с разницей в полтыщи лет. Как точно заметил известный русский церковный писатель и паломник А. Н. Муравьев, первоначальную историю горы Почаевской следует искать «не на высоте скалы», а в глубине ее пещер.

Рака с мощами преподобного Иова теперь помещена в природной каменной пещере, рядом с лазом в пещерку преподобного. Тут же – небольшой иконостас, лампады, свечи и собственно мощи. Мощи сокрыты стеклом, но не полностью. Руки нетленных мощей — открыты, и прикладываются к ним как к руке живого праведника. Руки преподобного, нетленного и почившего много веков назад, и сегодня теплы и мягки, как у живого. И источают дивный аромат.

Желающие могут помолиться в пещерке преподобного. Для того выстраиваются в очередь: прихожан тут всегда много. Изустная молва приписывает этому лазу чудесную особенность пропускать свободно людей, чистых сердцем, смиренных, покаявшихся, а вот нераскаявшихся «прихватывает» и не отпускает, покуда не покаются при всех.

Никто не забудет, если нырял (именно нырял, головой вперед и вниз!) в совсем малюсенькую «печерку», через это маленькое отверстие в скале, размером чуть ли не с два кулака. На деле оно немногим-то и больше. И поначалу ты не понимаешь, как туда может проскользнуть взрослый человек. Протискиваешься в полный мрак. Дыхание перебивается, грудь сжимается при вползании во тьму, сердце колотится от неизвестности, словно хочет выпрыгнуть. Внутри тебя поддерживает невидимый служитель. Ты нащупал иконку, прикоснулся губами, с трудом собрался с собой и прочитал три молитвы. Ощущение в молитвенной пещерке преподобного Иова — будто ты упал в десницу Господа, она сжала тебя, как кусок сыра, выжала все лишнее и вновь возвращает в реальный мир. Прямое, полное, ясное ощущение, что пребываешь пред Лицем Господним.

Кроме молитвы и богомыслия, преподобный занимался физическим трудом. Он работал в монастырском саду, при его участии были вырыты два пруда вблизи обители, сделаны плотины.

* * *

В период военных действий Богдана Хмельницкого против Речи Посполитой преп. Иов давал многим убежище в своем монастыре. Известно также, что преподобного избирали своим духовником многие влиятельные люди того времени. Вплоть до 1649 года игуменствовал преподобный Иов. И назначил преемника лишь в свои 98 лет, но и после того участвовал в важнейших делах обители.

21 октября 1651 года Иов получил откровение о своей близкой кончине. 28 октября он, совершив божественную литургию, мирно отошел ко Господу. Преподобный погребен был близ своей пещерки. Над его могилой потом часто видели чудесное сияние. Через семь лет после кончины Иов трижды явился во сне митрополиту Киевскому Дионисию (Балабану) и известил о том, что пришло время открыть его мощи.

Семь лет и 9 месяцев пролежало в земле его тело после погребения. Обретение честных мощей происходило так. 28 августа 1659 года митр. Дионисий возглавил торжественное обретение нетленных мощей («безо всякого истления, как бы того же часа погребенные, и исполненные недоразуменного благоухания») преподобного, на которых остались заметны даже язвы на ногах после отеков от длительного молитвенного стояния. Житие преп. Иова почти ничего не сообщает об этих язвах. Но весьма вероятно, что усвоение за преподобным имени Иова в честь прав. Иова Многострадального, которое он носил, будучи в малой схиме, непосредственно связано именно с величайшим терпением преподобным многих болезней, при соблюдении им глубочайшего смирения и столпнического молитвенного стояния.

Тогда же нетленные останки преп. Иова были перенесены в храм Живоначальной Троицы.

От них произошло много чудес, например получил исцеление смертельно больной Досифей, описатель жития святого. В 1675 году по молитве преподобного Матерь Божия спасла Почаевскую обитель от осадивших ее татар и турок. Пресвятая Богородица явилась над Почаевской горой вместе со святым Иовом; стрелы, направляемые в Нее врагами, возвращались назад и поражали тех, кто их пускал. От ужаса перед чудом мусульмане бежали.

В начале XVIII в. Почаевская обитель отошла к униатам. Но чудеса и исцеления от мощей преподобного Иова не прекращались. И даже униаты уверовали в святость преподобного, составили ему службу с акафистом и стали просить папу римского канонизировать Иова (в чем им было отказано).

В 1831 г. Почаевская обитель вернулась к Русской Церкви. Чудесные исцеления от мощей преподобного побудили Святейший Синод вторично открыть их 28 августа 1833 г.

В 1858 г. на месте пещерной церкви был устроен новый храм во имя преп. Иова.

Акафист преп. Иову гласит: «О всеблаженне и богоносне отче наш Иове, иноческаго ангелоподобнаго жития богомудрый наставниче, веры православныя восточно-кафолическия против лжемудрований запада непреоборимый защитниче и поборниче, богопреданных уставов Церкве и преданий отеческих верный блюстителю и строгий взыскателю, святости и чистоты, целомудрия и нестяжания, трудолюбия и богомыслия, поста и бдения великий ревнителю, долготерпения и злострадания неутомимый и непобедимый ратоборче, образ кротости, зерцало смирения, пример незлобия, постников удобрение, девственников похвало, монахов и схимонахов радосте… Огради нас молитвами твоими от всякаго навета вражия и злаго обстояния, сохраняя и соблюдая всех и каждаго в мире и тишине, в вере нелицемерней и богоугодном жительстве».

* * *

Почаевский Свято-Успенский Богородичный монастырь статус лавры получил много позже священной борьбы преподобного Иова. В 1833 году обитель была удостоена почетнейшего наименования лавры с присвоением ей «четвертого места в числе существующих в России лавр» (Киево-Печерской, Троице-Сергиевой и Александро-Невской). И по сей день Почаевская обитель стоит оплотом русского православия среди земель, непрестанно подвергающихся вражеской атаке.

И не сдается. Благодаря стойкости и нерушимости, положенной в основу Иваном Железо.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору