Информационно-аналитическое издание

Резолюция ЕС по Украине: лицемерие и вмешательство во внутренние дела

Версия для печатиВерсия для печати
Европарламент по итогам дебатов “Ситуация в Украине, дело Юлии Тимошенко» 24 мая принял соответствующую резолюцию. 
 
Этот документ даёт негативную оценку действиям украинской власти в области правосудия, соблюдения прав человека, прозрачности политической борьбы. Он повторяет известные тезисы о политической мотивированности преследований Тимошенко и её окружения, а также требует от украинской стороны принятия конкретных решений, направленных на быстрейшее освобождение заключённых.
 
По существу, данная резолюция является продолжением ультимативного стиля общения официальных органов ЕС с украинским руководством, а также, примером лицемерия и двойных стандартов, которые были обозначены в предыдущих резолюциях по Украине. В резолюции ЕС умело использует тот рычаг давления на украинскую власть, который та сама и дала в руки европейских «партнёров-оппонентов»: заинтересованность в программе Восточного партнёрства и стремление заключить соглашение об ассоциации с ЕС:
 
«…ЕС считает эти принципы (т.е. верховенство права, справедливые, беспристрастные и независимые судебные процессы – прим. автора) особенно важными для страны, которая стремится вступить в более глубокие договорные отношения, основанные на политической ассоциации».
 
Отсюда следует прямое требование:
 
«подписание и ратификация Соглашения об ассоциации и её эффективное внедрение требует улучшения ситуации с правами человека, в том числе декриминализации политических решений в реформированном уголовном кодексе, в условиях верховенства права и глубокой демократии, прекращения притеснений политической оппозиции и со свободными, честными и прозрачными выборами»;
 
Евросоюз, играя на заинтересованности украинского руководства в «европерспективах», пытается добиться необходимых для себя целей, в частности, развернуть внутриполитическую ситуацию на Украине так, чтобы обеспечить оппозиционным силам гарантированную победу на парламентских выборах и создать надёжный задел для победы их представителя на следующих президентских выборах. Поэтому, симптоматичен, текст Резолюции, непосредственно обращенный к украинской власти, в котором содержится не просто призыв освободить Тимошенко и её бывших министров, но выдвигается фактически требование, и указываются сроки такого освобождения: «решить ситуацию с узниками, заключенными по политическим мотивам, до начала избирательной кампании». Расчёт делается на активное участие выпущенных на свободу политиков в осенних парламентских выборах, и, в конечном итоге, изменение с их помощью социально-политической ситуации в стране. 
 
Сегодня не без оснований можно говорить о зримых признаках подготовки Западом необходимого инструментария для проведения «цветного переворота» на Украине, и данная резолюция Европарламента вполне вписывается в логику такой подготовки, безотносительно к сути самого «дела Тимошенко».        
 
Реализация данной цели, на этот раз в виде психологического давления на украинские власти, приводит к забавным противоречиям и нестыковкам в тексте резолюции, которые выдают реальные намерения руководства ЕС.
 
Так, настойчивые призывы «к безоговорочному немедленному освобождению всех заключенных, осужденных по политическим мотивам, в том числе лидеров оппозиции» соседствуют с заявлениями о том, что «государства ЕС продолжают делать акцент на необходимости уважать верховенство права, в том числе справедливые, беспристрастные и независимые судебные процессы, тем самым избегая опасности спровоцировать впечатление о выборочном применении судебных мероприятий».
 
Совершенно очевидно, что просто «безоговорочно освободить всех заключенных, осужденных по политическим мотивам» в принципе невозможно, если исходить из необходимости «уважать верховенство права, в том числе справедливые, беспристрастные и независимые судебные процессы». Но ЕС своей резолюцией, как раз циничным и бесцеремонным образом вмешивается в судебные слушания по делам бывших министров правительства Тимошенко и толкает украинскую власть на «выборочное применение судебных мероприятий».
 
Тимошенко была осуждена по определённой, установленной законом, процедуре. Следовательно, по соответствующей законной процедуре должно быть принято и решение о её освобождении, а такой путь принципиально исключает всякую возможность «безоговорочного освобождения». К тому же против нее возбуждены новые уголовные дела. Также, никак не согласуются со стандартами непредвзятого судебного расследования временные требования «к решению ситуации с узниками» - «до осени». Поэтому, максимум, чего ЕС может ожидать от Украины (именно ожидать, а не требовать), это непредвзятого и с соблюдением всех процедурных норм рассмотрения кассации по этим делам и ведения судебного разбирательства по возбужденным делам.
 
Резолюция заранее объявляет возможные новые уголовные дела политическим преследованием. Примечательно следующее место из текста документа: ЕС «настаивает, что все судебные процессы против бывших и действующих высокопоставленных чиновников правительства должны происходить в соответствии с европейскими стандартами справедливости, беспристрастности, прозрачности и независимости; осуждает тот факт, что украинская власть возбудила новые политически-мотивированные дела против Тимошенко и других, что противоречит принципам верховенства права».
 
По каким признакам определена политическая мотивированность этих новых дел, если предметом их рассмотрения являются подозрения в уголовных преступлениях, например, в убийстве Щербаня, или экономических - в деле ЕЭСУ, не понятно. В данном случае, очевидно, что сама резолюция Европарламента с оценками уголовных дел по действиям Тимошенко является сугубо политическим документом, причём, таким, который, вмешиваясь во внутриукраинские дела, открыто призывает украинскую власть нарушить закон.   
 
Но основной вопрос заключается не в путях решения «дела Тимошенко». Он касается необходимости радикального пересмотра приоритетного направления внешнеполитической ориентации. Вопрос этот звучит шире: «Насколько необходима Украине ассоциация с ЕС и, тем более, зона свободной торговли (ЗСТ) с Евросоюзом, чтобы украинская власть позволяла Евросоюзу превратить такую сомнительную необходимость в рычаг давления на себя же? Насколько необходима Украине такая ассоциация ценой репутационных потерь, унижения, шантажа и бесцеремонного вмешательства во внутренние дела?»
 
Очевидно, что сближение с ЕС препятствует украинским властям по наведению порядка во взаимодействии ветвей власти, стабилизации политической системы и решению вопроса о новом, более устойчивом балансе интересов разных политико-деловых групп, что возможно лишь без фактора Тимошенко. Тем более, что ЗСТ Украины с ЕС, где украинская экономика намного слабее, по сравнению с ЕС, а, следовательно, неконкурентоспособна, не может быть выгодна Украине ни с какой точки зрения в принципе.
 
Всё более очевидно, что курс на сближение с ЕС в условиях незавершённости формирования на Украине устойчивого баланса интересов между политико-деловыми центрами, в ситуации выстраивания новой системы сдержек и противовесов, что сопряжено с неминуемыми издержками, которые расцениваются в ЕС, как несоответствие евростандартам в области политической конкуренции и народовластия, вредит самой власти и её попыткам улучшить управляемость государством.       
 
Резолюция несколько завуалировано определила значение Украины для самого ЕС, которое определяет цели Евросоюза на украинском направлении:   
 
«Украина - это страна, которая имеет стратегическое значение для ЕС; поскольку размеры, населения и географическое положение Украины делают ее ключевым региональным игроком, который значительно влияет на безопасность, стабильность и благосостояние всего континента, и, как следствие, должна брать на себя соответствующую долю политической ответственности;
 
«… подписание Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, в том числе соглашения по ЗСТ, имеет важное значение для европейской перспективы; … для ЕС также очень важно иметь на своей восточной границе, значительную часть которого формирует граница с Украиной, зону верховенства права и благосостояния».
 
Но при всех своих недостатках нынешняя власть навела порядок в управлении государством и в отношениях между ветвями власти, что официально ЕС признавал ещё в 2010 году. А безопасность на восточных границах ЕС, видимо, понимается в Резолюции в виде отсутствия непосредственного соседства с Украиной, как сильным во всех смыслах и надежным союзником России. Разумеется, что ключевой региональной игрок с такими характеристиками не должен, по мнению руководства ЕС, быть в одном интеграционном проекте с Россией.  
Держать Украину в серой зоне, блокируя её сближение с Россией и всякое участие в проектах евразийской интеграции, не дать постсоветским странам стать полноценными конкурентами на европейском и мировом рынках – это и есть, скорее всего, конечная цель и смысл политики ЕС на украинском направлении.
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору