Информационно-аналитическое издание

Пора отказаться от «газового Чернобыля»

Версия для печатиВерсия для печати

После провала саммита в Вильнюсе, многочисленных скандалов, завываний и погромов «евромайданов» на официальном сайте Евросоюза, чтобы «развеять мифы», наконец-то появился текст Соглашения об ассоциации c Украиной.

При этом содержание еще одного скандального документа (соглашения между компаниями Shell и «Надра Юзовская» о разделе продукции от добычи сланцевого газа на Юзовской площадке в Харьковской и Донецкой областях), подписанного 24 января 2013 года в Давосе, так и остается тайной. На днях Минприроды РФ высказало озабоченность возможным негативным влиянием добычи сланцевого газа на Украине на экологическую ситуацию в приграничных районах России. В сообщении пресс-службы Минприроды РФ говорится о том, что ведомство направило в Министерство экологии и природных ресурсов Украины письмо с анализом экологических рисков при осуществлении проектов добычи сланцевого газа в приграничных с Россией районах, а также с просьбой провести двустороннюю рабочую встречу по этому вопросу.

Голосовали за «кота в мешке»

Между тем это соглашение, подразумевающее развертывание добычи газа нетрадиционных источников, грозит обернуться масштабной экологической катастрофой и вызывает нестихающую бурю протестов общественности, начало которым положили сессии областных советов Донецка и Харькова.

Очевидцы процесса утверждают, что в областях принятие решений по добыче сланцевого газа проходило при явном давлении Киева.

Вот как вспоминает о тех событиях депутат Донецкого областного совета, представитель постоянной депутатской комиссии по вопросам экологии и природных ресурсов Ирина Попова: «В воздухе еще носился аромат хвои и мандаринов, настроение было празднично-новогодним. На этом фоне 2 января из облсовета пришло письмо с сообщением о проведении заседания комиссии.

В повестке дня этого заседания значился вопрос и о добыче сланцевого газа.

На самом заседании чиновники убеждали депутатов в перспективности добычи сланцевого газа, старясь не распространяться о методе его добычи – фрекинге (гидроразрыве пласта) и избегая разговоров о возможных последствиях этого действа.

При этом с текстом самого соглашения, включающего в себя более 200 страниц и 160 приложений, народных избранников так и не ознакомили ни на заседании комиссии, ни на сессии.

Зато 16 января агитировать депутатов за принятие решения по сланцевому газу лично прибыл министр экологии и природных ресурсов Олег Проскуряков.

С высокой трибуны и восторженно он объяснял депутатам, что соглашение о распределении углеводородов на Юзовской площадке, включающей шесть районов области и начинающейся у самого Донецка, - крупнейший в истории украинского государства проект.

Инвестиции в него составляют несколько десятков миллиардов долларов, по базовому сценарию Shell - более $10 миллиардов, по оптимистическому - более $50 миллиардов.

Из слов министра также следовало, что через десять лет компания сможет добывать 10 миллиардов кубометров газа в год, через пятнадцать лет - 20 миллиардов кубометров.

К тому же депутатам сообщалось, что англо-голландский нефтегазовый гигант Shell берет на себя обязательства по соблюдению самых высоких экологических стандартов.

При этом заключений каких бы то ни было экологических экспертиз относительно последствий добычи сланцевого газа депутатам предоставлено не было.

Видимо, увещевания Олега Проскурякова гипнотически подействовали на депутатов, и с нарушением регламента облсовет голосами представителей Партии регионов (все коммунисты высказались против) принял решение о добыче сланцевого газа.

После этого по области прокатилась волна протестов, которые не стихают до сих пор».

Тайны фрекингового процесса

Сразу после сессии представители различных общественных организаций и политических партий забили в набат, вышли на митинги, пикеты, флешмобы, обратились в суды с исками к облсовету, касающимися принятия решения о добыче сланцевого газа.

Масла в этот огонь протестов подлило и то, что власти так и не удосужились объявить народу, сколько же от взаимодействия с Shell будет получать государство. А также то, что в соглашении о распределении продукции была выявлена коррупционная составляющая – участие в нем более чем странной компании «СПК Геосервис», зарегистрированной на трех человек в спальном районе Киева, по слухам, контролируемой представителями семьи Виктора Януковича и в перспективе получающей доход от добычи газа нетрадиционных источников.

В этих условиях народ массово обратил внимание на информацию о «сланцевой революции», прокатившейся по всему миру, и на сообщения о набирающем силу движении противников добычи сланцевого газа, которые с фактами в руках утверждают, что с экологической точки зрения технология гидроразрыва пласта может привести к катастрофическим последствиям, обусловленным целым рядом причин.

Во-первых, тем, что для освобождения природного газа в сланцах или уплотненных песчаниках в вертикальную многокилометровую скважину, от которой расходятся горизонтальные, необходимо под большим давлением закачать тысячи тонн воды вместе с песком и химическими реагентами, а потом все это взорвать.

В результате взрыва в недрах образуются трещины, по которым поднимается высвобожденный газ. При этом взрыв вполне может явиться причиной землетрясения. Например, в апреле-мае 2011 года британская нефтяная компания Cuadrilla Resources была вынуждена приостановить геологоразведку с применением этого способа в Ланкашире из-за того, что после проделанного ею бурения скважин были зафиксированы толчки в 2,3 и 1,5 балла.

Между тем для разработки газового месторождения на Юзовской площадке в густонаселенном Донбассе, где недра и так изуродованы шахтными выработками, из-за чего на поверхности возникают проседания и провалы, нужно будет пробурить тысячи скважин и, следовательно, тысячи раз взорвать. Каковы будут при этом последствия для региона, а возможно не только для него, трудно даже вообразить.

Во-вторых, химические компоненты, которые закачиваются вместе с водой, – токсичны и нужны для разъедания стенок трещин после взрыва, недопущения смыкания пород.

В тексте самого соглашения о разделе продукции, который удалось увидеть отдельным счастливчикам, значится, что формула используемых химических веществ - коммерческая тайна. Сторонники добычи сланцевого газа утверждают, что все безопасно. В то же время экологи говорят, что в закачиваемой смеси воды, песка и «химии» присутствует соляная кислота, поэтому они рекомендуют всем, кто настаивает на их безопасности, выпить стаканчик такого раствора. Желающие пока не нашлись.

В-третьих, для добычи газа нетрадиционных источников требуются огромные объемы воды, которой Донбассу и так не хватает. Подсчитано, что если в соответствии с соглашением добывать 10 миллиардов кубометров газа ежегодно, то потребуется тратить двадцать миллионов тонн воды ежегодно и еще миллион тонн песка. Какая-то часть отработанной воды потом якобы откачивается назад и вроде бы очищается, но остальная-то остается в недрах.

Показательно, что в США использованную воду закачивают в порожние скважины, из которых прежде добывали нефть и газ. А когда скважина наполняется такой водой, на нее ставят цементную пломбу – и все. Больше никаких действий по мониторингу состояния этой скважины и окружающей среды не проводится. Об этом, в частности, говорит Елена Мискун, эксперт Национального экологического центра Украины, которая побывала в США на одной из скважин по добыче сланцевого газа.

Если так же станут действовать у нас в карстовых породах, зараженная вода загрязнит все вокруг. Геолого-гидрогеологические условия на участках недр в радиусе 15-20 км от запланированных к разработке месторождений не позволяют выделить пласты-коллекторы для размещения загрязненных вод обратного притока, что также увеличивает риск негативного воздействия на окружающую среду.

В-четвертых, в районах добычи сланцевого газа повышается уровень метана в питьевой воде. Так, по сообщению английского издания «Гардиан», в штате Пенсильвания и к северу от Нью-Йорка нормальный уровень метана превышен в 17 раз. Это убедительно демонстрирует американский документальный фильм «Газлэнд», где один из жителей открывает воду из крана, а потом подносит к ней спичку, и мойка буквально вспыхивает.

В-пятых, при добыче сланцевого газа достаточно велика вероятность радиоактивного заражения территории, поскольку в воде происходит растворение радионуклидов. Вдобавок к этому вода их как бы «выталкивает» на поверхность, таким образом происходит радиоактивное загрязнение грунтовых вод и окружающей среды.

Выгоды – сомнительны, опасность – высока

Несмотря на всевозможные негативные последствия, украинские власти не собираются сворачивать планы по добыче сланцевого газа в густонаселенном, являющимся самым экологически грязным регионом Европы - Донбассе. Их почему-то не интересует то, что в зону разработки попадут заповедные земли Святогорья, все санаторно-курортные зоны Славкурорта и бассейн реки Северский Донец, которая на сегодня обеспечивает питьевой водой 60 процентов населения области, а затем несет свои воды в Россию.

Не волнует украинских чиновников и то, что произойдет, если воды реки, будут содержать часть жидкости с химической формулой, представляющей «коммерческую тайну», и растворенные, вытесненные из горных пород радиоактивные элементы. Все это может загрязнить воды и Северского Донца, и Дона, в который он впадает, а соответственно, и прилегающие территории, и Азовское море.

В то же время поборники идеи добычи газа нетрадиционных источников вещают о некой экономической выгоде, правда, звучит это неубедительно.

До сих пор, например, никто не смог аргументированно заявить об объемах запасов нетрадиционного газа на Украине, следовательно, речи отдельных индивидуумов о несметных газовых ресурсах похожи на воображения, о которых народ колоритно высказывается: «Дурень думкою богатіє».

Что же касается себестоимости добычи сланцевого газа в США, то, по сведениям разных источников, она составляет 150 - 283 долларов за тысячу кубометров. На Украине, где газ залегает намного глубже, чем в США, его себестоимость будет еще выше – где-то 350 долларов за тысячу кубометров.

В этой связи возникает вопрос о том, насколько рентабельна такая добыча и нужна ли она вообще, тем более в свете масштабных экологических угроз, под влиянием которых от газа нетрадиционных источников уже отказались Франция, Болгария, Чехия, Германия. Даже в той же Америке, которую всегда приводят в пример, сланцевый газ добывают в основном в малонаселенных местах, в пустынях, а власти штата Нью-Йорк, скажем, вообще запретили его разработку.

При этом особое для Украины уже не только экологическое, но и экономическое звучание приобрела тема отказа от газа нетрадиционных источников в свете декабрьских московских договоренностей.

17 декабря 2013 года Россия снизила для Украины цену на природный газ практически на одну треть. Теперь он стоит 268,5 долларов за тысячу кубов.

Именно под влиянием этих договоренностей Украина уже прекратила поставку газа на свою территорию реверсными маршрутами из Европы через Польшу и Венгрию.

Может быть, во имя жизни и безопасности народов Украины и России руководству страны пришла пора отказаться не только от реверса, но и от опасных для людей и природы затей, связанных с добычей сланцевого газа, объемы которого не определены, последствия пагубны, а себестоимость весьма и весьма высока? А пока согласиться на проведение российско-украинской рабочей встречи по этому вопросу.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору