Информационно-аналитическое издание

Поляки и общественно-национальный конфликт на Украине

Версия для печатиВерсия для печати

Украина есть и была в последние двадцать лет государством, вызывающим у поляков много эмоций и ожиданий. Главный водораздел в общественном мнении пролегает вдоль программных линий ведущих политических партий, а иногда проходит прямиком по семьям. Причиной тому – исторический опыт, податливость влиянию СМИ и польское отношение к России. Значительное влияние на правительственные круги оказывает украинское нацменьшинство, которому с годами удалось протолкнуть своих людей на стратегически значимые государственные посты. Эти группы влияния в переломные моменты польско-украинских отношений оказывают воздействие на медиальную политику польского государства и деятельность его органов власти.

Украинская стратегия влияния в Польше

Украинское меньшинство до 1989 г., т.е. до того, как общественные силы получили возможность оказывать влияние на власти после падения коммунистического правительства, числилось в маргиналах. Из-за своей националистической зацикленности украинское меньшинство было постоянным объектом внимания органов безопасности коммунистической Польши. После 1990 г. представители этого меньшинства становились все влиятельнее, включаясь в политическую деятельность на стороне оппозиционной «Солидарности», а потом – на стороне главных политических партий. Главной целью было внедрение украинских деятелей в правящие партийные движения, согласие со всеми программными тезисами этих партий при одновременной задаче добиться влияния в вопросах, связанных с национальной политикой и политикой Польши в отношении Украины. Среди ведущих деятелей украинства – Влодзимеж Мокрый, проф. Ягеллонского университета (после 1989 г. - депутат польского сейма), Мирослав Чех, депутат и секретарь правящей партии в 1990-х (теперь – журналист украинской газеты  «Наше слово», где публикует апологетические статьи об украинском национализме и УПА), и Мирослав Сыч, депутат правящей партии «Гражданская платформа», и.о. руководителя Комиссии по национальным меньшинствам в сейме Польши (его отец воевал с Польшей в рядах УПА).

Большинство кафедр и институтов украинистики в польских вузах заняты людьми, сочувствующими украинскому национализму и сотрудничающими с украинскими националистическими организациями в Канаде, США и на Западной Украине. Это замкнутый круг людей, и человек с другими взглядами на историю Украины практически не имеет шансов сделать карьеру в области украинистики. Польские же СМИ и проправительственные организации согласуют свою политику в отношении Украины именно с такими националистами. Поэтому украинское меньшинство, насчитывающее всего несколько десятков тысяч человек в Польше, оказывает существенное влияние на ее политику, отстаивая не столько интересы польского государства, сколько интересы националистических организаций.

В Польше выделяется своей активностью представитель «Правого сектора» некто Артем Луцак. Судя по всему, в его планах – создание политического крыла «Правого сектора», в т.ч. с ячейками в восточной Польше, где проживает украинское национальное меньшинство. Не исключено, что посланники «Правого сектора» могут вербовать украинцев, проживающих в Польше, в националистические отряды, участвующие в операции на востоке Украины. Все это происходит при попустительстве польских властей.

Мнение главных политических сил о конфликте на Украине

Правящая «Гражданская платформа» придерживается взгляда на Украину, скорее, как на государство национальное. Это связано с тем, что решение в этом вопросе принимают либо выходцы из украинских националистических организаций, либо те, кто находится с ними в долгих приятельских отношениях. Эти люди некритично поддерживают любую из националистических организаций на Украине.  К таким людям принадлежит, например, Хенрик Вуец (советник президента Польши) или недавно вошедший в этот круг Михал Каминский (бывший шеф канцелярии президента Леха Качиньского, награжденного высшей наградой украинского государства президентом Виктором Ющенко в тот самый период, когда звание Героя Украины получил и Степан Бандера). Упомянутая политическая партия охотно пользуется поддержкой украинских националистов на региональном уровне. Некоторую сдержанность демонстрирует премьер Дональд Туск, сближающийся в своих взглядах с позицией Германии, и министр иностранных дел Радослав Сикорский, связанный через жену с политической элитой США.

Другая партия, имеющая серьезное влияние в украинском вопросе, – «Право и справедливость». Как оппозиционная сила, она уже много лет поддерживает национальные организации на Украине, даже ценой замалчивания преступлений УПА на Волыни. Чтобы получить голоса поляков, проживающих на «кресах всходних», она критикует националистов, но одновременно поддерживает их политически менее публичным способом. Большое влияние имеет депутат Адам Липинский, доверенное лицо Ярослава Качиньского, который отвечает за восточную политику партии. Тот, чьи взгляды в партии отличаются от взглядов А. Липинского, на карьерный рост может не рассчитывать.

Польская крестьянская партия и оппозиционный Союз левых демократических сил имеют ограниченное влияние и пронационалистическое видение конфликта на Украине, поэтому также склоняются к некритичной поддержке властей в Киеве. Но после того как Россия твердо показала свою позицию по украинскому вопросу, в т.ч. в вопросе использования войск, политика этих партий согласуется с политикой союзников Польши по ЕС и НАТО.

В новой партии «Польша вместе» под предводительством бывшего министра юстиции Ярослава Говина наблюдаем противостояние двух фракций. Одной руководит евродепутат Павел Коваль, который всячески поддерживает украинских националистов и выступает как сторонник массированной поддержки Польшей Киева. Вторая фракция очень критично относится к украинскому национализму, выступает за ограниченную ангажированность Польши в украинско-российский конфликт на Юго-Востоке, где у Варшавы нет политических интересов, а только экономические. Наиболее негативно к украинскому национализму относятся партии «Солидарная Польша» Збигнева Зберо и «Новые правые» Януша Корвин-Микке, пользующаяся симпатиями 5% населения.

Польское общество в ловушке дезинформации

Учитывая вышесказанное, отметим, что более 30% поляков считают, что Польша не должна вмешиваться в конфликт вокруг Крыма и на Юго-Востоке, по крайней мере сейчас. Эти люди признают историческое право России на Крым и Юго-Восток. Эти же люди выступают против нарушения прав человека в этих регионах, ведения там боевых действий и, конечно же, признают право людей на самооборону от украинских радикалов. Столько же, т.е. около 30%, некритично поддерживает политику правящих партий.

Все большим влиянием в Польше пользуются организации, состоящие из потомков поляков, изгнанных с «кресов всходних», но не связанные с политическими силами. Общественные организации, учрежденные такими людьми, занимаются сохранением памяти о предвоенной Польше и ее истории. Они говорят в т.ч. и о предательстве этой истории правящими партиями, замалчивающими память о массовых убийствах поляков на Волыни и в восточных малопольских воеводствах. Потомки погибших и изгнанных требуют более адекватного отношения со стороны государства к сохранению памяти о тех событиях. Признанным авторитетом здесь является ксендз Тадеуш Исакович-Залесский. Ценности и программу «кресовых» организаций поддерживает молодежное Национальное движение, ежегодно собирающее десятки тысяч молодых людей на марш в День Независимости Польши 11 ноября.

Пророссийские организации в Польше занимают маргинальные позиции и не играют большой роли в общественной жизни страны.

Для поляков самый животрепещущий вопрос – безопасность со стороны России. Как только поляки чувствуют с этой стороны угрозу, они сразу же занимают антироссийскую позицию. Именно этими границами и определяется отношение поляков  и к конфликту на Украине, и к России. 

 

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору