Информационно-аналитическое издание

О допросе Януковича: свидетельство вооружённого госпереворота на Украине

Версия для печатиВерсия для печати

Главным политическим скандалом прошедшей недели на Украине стали не сделка «лес-кругляк в обмен на кредит» и вовсе не очередной «футбол» с безвизовым режимом. Безвизовый режим, который лично Порошенко обещает с конца 2010 года, когда он был министром иностранных дел Украины, уже не вызывает ничего, кроме насмешек, а история с уничтожением карпатских лесов – брезгливости к пресмыкающимся перед Европой правителям. Допрос же экс-президента Украины Виктора Януковича в рамках уголовного дела о расстреле протестующих на майдане всколыхнул всех – и сторонников, и противников евромайдана.

* * *

То, что Янукович является желанной жертвой организаторов госпереворота 2014 года, известно давно. Он слишком много знает о событиях тех дней, поэтому представляет для них реальную опасность: выложи он всё, и многим из них придётся если не до конца жизни прятаться под чужим именем или поменять уютное властное кресло на тюремные нары, то навсегда распрощаться с политической карьерой. Именно поэтому за ним началась охота, едва он покинул переговоры с оппозицией, закончившиеся под утро 21 февраля 2014-го, а одиссея Януковича завершилась в российском Ростове.

Естественно, после захвата власти путчистами попытки расправы над беглым президентом не прекратились, но перешли несколько в другую плоскость. Против него были возбуждены многочисленные уголовные дела, украинский суд принял постановление о его аресте, а в феврале 2015-го Верховная рада лишила его пожизненного звания президента страны.

Именно поэтому вызов Виктора Януковича в Святошинский суд Киева в качестве свидетеля по делу о массовых убийствах на майдане, в которых обвиняются бывшие бойцы спецподразделения «Беркут», прибудь он на него, закончился бы арестом. Но Янукович предпринял неожиданный ход, согласившись участвовать в допросе путём видеоконференции с Ростовским областным судом. Такая форма судебных действий соответствует международной судебной практике, и он воспользовался этой возможностью ответить на вопросы следствия и защиты.

Сам факт того, что бывший президент сумеет донести какую-то информацию о событиях зимы 2013-14 годов, отличную от официально принятой версии, вызвал настоящую истерику у нынешней власти Украины. Первая попытка проведения видеодопроса была сорвана. Официальная версия – «неизвестные» протестующие из числа боевиков «Правого сектора» заблокировали возможность доставки подсудимых из следственного изолятора в здание суда. Хотя вскоре выяснилось, что в следственный изолятор на тот день не поступало никакой заявки о транспортировке этих людей. Сомнительно выглядит и невозможность разблокирования ворот, «охраняемых» двумя десятками «активистов», в интересах которых, как не раз заявляли их лидеры, скорейшее завершение суда.

Повторная попытка видеодопроса увенчалась успехом 28 ноября: Виктор Янукович на протяжении шести часов давал свидетельские показания, хотя и прокурор Александр Донской, и прибывший во время перерыва генпрокурор Юрий Луценко пытались изменить его статус свидетеля на статус подозреваемого в соучастии.

* * *

Сам факт допроса Януковича украинским судом вызвал настоящий ажиотаж как среди сторонников евромайдана, так и среди их противников. Но, как показал ряд миниопросов в соцсетях, подавляющее большинство из них либо не смотрели видеозапись допроса вообще, либо видели её частично. Что, в общем-то, вполне понятно, поскольку шесть часов кряду следить за ходом судебного процесса способен далеко не каждый.

Общий итог видеотрансляции допроса закономерен. Украина наконец-то объединилась в негативном отношении к своему бывшему президенту: противники евромайдана из-за того, что Янукович не предпринял никаких мер для предотвращения государственного переворота, а те, кто стоял на майдане, из-за того, что он прямо и открыто назвал его отстранение от власти антиконституционным вооружённым госпереворотом.

Любопытно было также отношение к бывшему главе государства и самих участников процесса. Большинство адвокатов профессионально исполняли свою работу, будучи вполне нейтральными к высокопоставленному (пусть и в прошлом) свидетелю. Председатель суда, как мне показалось, проявил даже некоторую симпатию к экс-президенту. При этом прокурор явно пытался продемонстрировать свою осведомлённость, требуя от Януковича отчитаться обо всех действиях свидетеля, с момента которых прошло около трёх лет, с точностью едва ли не до секунды и содержимом телефонных разговоров с абонентами доброго десятка телефонных номеров. И он, и особенно свидетели обвинения откровенно «жаждали крови» допрашиваемого, время от времени переходя на обвинительный эмоциональный тон.

* * *

О чём же, собственно, рассказал Виктор Янукович, вспоминая события ноября 2013 – февраля 2014 гг.?

Рефреном его ответов, как и во время взятых ранее интервью и пресс-конференциях, был тезис «Я всеми силами пытался предотвратить кровопролитие».

Тезис весьма спорный, поскольку именно его бездействие, нежелание пресечь массовые беспорядки и привело к массовому кровопролитию в начале на прилегающих к майдану улицах, а потом и по территории всей страны. Беспорядки и попытки переворотов – отнюдь не редкость в нашем мире, и вечные уступки людям, которые открыто провозглашают своей целью насильственное свержение правителя вооружённым путём, никогда успеха не приносили. Тем более Янукович признался в том, что он и руководители силовых ведомств были прекрасно осведомлены о наличии оружия на майдане.

Знал он и о том, что так называемые лидеры майдана совершенно не контролируют боевиков «Правого сектора» и прочих радикалов, а все достигнутые на переговорах договорённости из-за этого не могут быть выполнены.

Экс-президент в числе радикалов, призывавших прибегнуть к оружию вместо мирного разрешения конфликта, назвал и нынешнего генерального прокурора Юрия Луценко, который 28 ноября прибыл в зал Святошинского суда, при неработающей видеосвязи пытался предъявить Виктору Януковичу обвинение в гибели людей именно в те дни, когда сам Луценко призывал прибегнуть к оружию против действующей власти.

Если раньше информация о том, что стрельба по участникам евромайдана велась из зданий, контролируемых «лидерами майдана», появлялась лишь в отдельных СМИ, то во время допроса Янукович перечислил здания, из которых вели огонь «неизвестные снайперы». И указал на то, что без ведома руководителей протестов в здания никто посторонний не мог попасть. То есть обвинил в организации кровопролития тех, кто пытается его осудить. Именно их он обвинил и в немедленном срыве подписанного фактически утром 21 февраля в присутствии трёх министров иностранных дел европейских стран соглашения с оппозицией, сообщив об обстреле из автоматического оружия президентского кортежа по пути в его резиденцию.

Бывший президент Украины не оставил двусмысленности и в вопросе «законности» его отрешения от власти. Это происходило не просто с грубейшими нарушениями процедуры, но и под физическим и психологическим давлением на депутатов. Собственно, в этом не так давно признался в своём интервью и узурпатор Александр Турчинов. Попутно Янукович и опроверг ложь «революционеров» о том, что он «самоустранился от исполнения президентских обязанностей», поскольку на момент отрешения находился в Донецке, а незадолго до этого по приказу Турчинова его пытались арестовать вооружённые люди.

К величайшему неудовольствию бывших соратников прозвучало и то, что многие из них предали своего бывшего лидера по команде олигарха Дмитрия Фирташа, экс-главы администрации президента Сергея Лёвочкина и одного из регионалов Сергея Тигипко. При этом, отвечая на вопросы о разгоне майдана 30 ноября, Виктор Янукович не рискнул прямо обвинить в этом Лёвочкина, как об этом говорят уже многие расследования.

Именно к событиям той ночи относится и более всего взбесившая его бывших сторонников фраза Януковича о том, что, по его мнению, «Беркут» превысил свои полномочия. Оставим её на совести экс-президента, в ходе последующих ответов на вопросы выразившего благодарность беркутам за стойкость и мужество во время майданного противостояния. Впрочем, это вовсе не оправдывает того, что именно из-за позиции бывшего верховного главнокомандующего Украины эти люди так и не смогли исполнить свой служебный долг – защитить граждан страны от толпы взбесившихся беспредельщиков с майдана.

* * *

Сложно в небольшой по объёму статье передать всё, о чем рассказал экс-президент. Да о многом он не сумел внятно ответить, хотя и пытался. Например, кто ему мешал прочесть Соглашение об ассоциации Украины с ЕС не после того, как запущенная именно им пропагандистская кампания успела обмануть миллионы людей, впоследствии вышедших протестовать после решения об отказе от его подписания? В ходе допроса Виктор Янукович несколько раз принимался рассказывать о том, какой он сторонник заключения этого соглашения, что вовсе не отказывался идти по пути, приведшему Украину к нынешнему плачевному состоянию экономики, а всего лишь чуть-чуть замедлил бег к пропасти.

По-видимому, целью Януковича, согласившегося на видеодопрос, была попытка донести кусочек правды до жителей Украины, которым запрещено знать что-либо о событиях вокруг евромайдана, выходящее за рамки официальной пропаганды. Прямо скажем, ему удалось это сделать. Но сделал он этим и другое – вынес себе как государственному деятелю приговор, убедив людей в том, что в силу своего личного характера изменить что-либо в череде произошедших событий он был не в состоянии, а произошедший вооружённый госпереворот стал закономерным итогом этого.

Фото: НТВ

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору