Информационно-аналитическое издание

Новороссия выстояла: киевская пропаганда проигрывает в битве за идентичность

Версия для печатиВерсия для печати

На прошлой неделе в украинских СМИ были обнародованы результаты мартовского социологического исследования по Украине, которое правительство Канады заказало нескольким международным компаниям и украинской социологической компании «Рейтинг». Предметом исследования стали вопросы доверия областных центров Украины к первым фигурам киевского режима, отношение населения к русскому и украинскому языкам, к положению дел в стране в целом. Настроения в 22 областных центрах на март месяц проиллюстрированы весьма детально.

А 19 мая 2015 года в Одессе прошёл круглый стол с говорящим названием «Национальный диалог: преодолевая прошлое, переживая настоящее, строя будущее». Итог можно охарактеризовать так: разного рода «эксперты» путём дискуссии «обнаружили», что «пространства Юго-Восточной Украины не существует». Потому что «идентичность Южной Украины» гораздо ближе к Центральной, чем Восточной. И в этом-де ошиблись «мозговые центры Кремля»: они «не учли фактор разной идентичности». А эта самая идентичность украинских граждан кардинально изменилась, по мнению участников круглого стола.

Нет сомнений: уничтожения «пространства Юго-Восточной Украины» страстно жаждут киевские и примкнувшие к ним региональные идеологи и политтехнологи. Все 23 года госпропаганда работала на отрыв Украины от общего Русского Мира, Русского Пространства и на разрушение общерусской идентичности. То, что не получалось разрушить, маркировалось как недопустимое и отвратительное: донбасское «быдло», слобожанские «совки»…

Взамен навязывалась – посредством образовательных программ, пропаганды в СМИ, культурно-языковой политики, переконструирования исторической памяти – новая, искусственная идентичность «украинства». Основой этой идентичности был этнонационализм, национально-культурная нетерпимость, и опиралась она на исковерканные традиции и мировоззрение очень небольшой части Украины – Галичины.

Именно такую идентичность пытаются навязать всей Украине постпереворотные власти. Сегодня эта галицийская идентичность сузилась до банально-антирусской и антироссийской. Так называемый евромайдан начинался как абсолютно антироссийское мероприятие и продолжился он, переросший в «революцию огидности», прежде всего в антирусском и антироссийском ключе.

Вспомните Одессу 2 мая. Чем оправдывали своё злорадство в отношении погибших украинские «патриоты», когда им указывали, что нельзя радоваться страшной гибели десятков человек? Тем, что погибли якобы исключительно «гэрэушники» и граждане РФ. То есть граждан РФ можно сжигать и выбрасывать из окон.

Потом отключили российские телеканалы. Потом была самообъявленная война, а уход Крыма после референдума назвали «оккупацией». Россию, русских активно делали врагами, на это работали журналисты, политики, эксперты, политтехнологи. Этим занимаются и сегодня, принимая «декоммунизационные» законы (цель, конечно, не коммунизм, а общее прошлое с Россией), «отменяя» Великую Отечественную войну, а также пытаясь отчитываться об «успехах» в изменении идентичности украинских граждан. Но какой бы массовой и безальтернативной ни была сегодняшняя киевская пропаганда, успех её вовсе не однозначен.

Да, многие повторяют чушь про «оккупацию Крыма» и «донбасских террористов». Однако как раз до идентичности, которую обсуждали «эксперты» в Одессе, пропаганда не добралась. Подтверждением тому служит упомянутое в начале статьи исследование в областных центрах Украины. Его проводили канадцы, реализовывали компании мирового уровня, а из украинских участвовала только львовская социологическая группа «Рейтинг». Заподозрить её в искажении данных в пользу «российской пропаганды» сложно, правда?

Исследование среди прочего показало, что официальная киевская пропаганда неумело врёт в отношении родного и бытового языков жителей Юго-Востока. Причём врёт про всю страну, кроме Галичины, но именно про Юго-Восток врёт особенно интенсивно. Картина по областным центрам этого региона такова: Херсон – 11% украиноязычных, 62% - русскоязычных и 25% двуязычных; Днепропетровск – соответственно 8%, 58% и 32%; Запорожье – 3%, 66%, 30%; Николаев – 6%, 71%, 23%; Одесса – 6%, 78%, 15%; Харьков – 4%, 84% (!), 11%.

Юго-Восток – русскоязычный, несмотря ни на что. Это уже само по себе опровергает пафосные заявления об «отсутствии пространства Юго-Востока». Потому что язык – важнейшая, если не центральная составляющая культурной идентичности; такой же важный её элемент, как историческая память. Неудивительно, что именно по языку и исторической памяти и пытаются всё время бить киевские пропагандисты.

Например, активно упирают на то, что, дескать, в «патриотической борьбе» русскоязычные участвуют ничуть не меньше, чем украиноязычные. Телепропаганда демонстрирует болтающих по-русски «киборгов», русскоговорящих «айдаровцев», не способных сказать ни одного украинского слова «азовцев», «украино-немых» Геращенко, Авакова, Коломойского... На первый взгляд, убедительно. Но лишь на первый. Лишь до того момента, пока внимание русскоязычных смещено на пропагандистские шаблоны «российской агрессии» и «единой страны». А как только эта «единая страна» вспоминает об отмене языковых законов, как только Порошенко в очередной раз напоминает о «единственном государственном языке», а Министерство образования берёт под козырёк, закрывая и без того немногочисленные русские школы, - вот тут-то внимание фокусируется на действительно важных для русскоязычных людей вещах.

Языковая, культурно-языковая идентичность – более устойчивое, фундаментальное свойство, нежели эффекты укропропаганды. Пропаганда ослабнет, исчезнет, а идентичность останется. Тому есть конкретное и свежее подтверждение: еще одно проведённое в феврале 2015 года социологическое исследование, по результатам которого КМИС заявил, что Харьков и Одесса в наибольшей степени «подвержены российской пропаганде». Социологи тогда «з пэрэляку» забыли, что доступ к «российской пропаганде» на Украине ограничен. А корреляция проста: «русскоязычные» регионы (Одесса и Харьков) продемонстрировали тогда наименьшее доверие украинским СМИ, наибольшее недовольство АТО (которое называли «карательной операцией»), наибольшую неудовлетворённость властью. Кмисовцы самоубийственно сокрушались: вот-де более всего подвержены российской пропаганде те, кто говорят на русском и считают себя в большей степени русскими. Но дело было не в пропаганде. Дело было в культурно-языковой идентичности.

Конечно, языковой аспект – не единственный, по которому исследование даёт любопытные результаты. Страну заметно «объединяет» недоверие к власти. Из крупных политических лидеров лишь Порошенко может похвастаться частично позитивным балансом доверия/недоверия – и то только по трём городам. Порошенко доверяют больше, чем не доверяют, во Львове, в Хмельницком и в Черновцах. В остальных областных центрах баланс отрицательный: в Одессе доверяет 29%, не доверяет 64%, в Харькове и Житомире (!) – 26% и 60% и даже в Киеве доверяющих меньше, чем не доверяющих: 47% и 50%. У Яценюка и у Турчинова баланс отрицательный везде, даже на Западной Украине (кстати, больше всего доверяющих в тех же трёх городах, что и доверяющих Порошенко, – только вот не доверяющих всё равно больше).

Повальное недоверие, а местами и агрессивное отчуждение от режима – вот реальное «единство» страны. Это её объединяет. А националистическая, антироссийская, милитаристская пропаганда – нет. Абсолютно все областные центры страны дали негативный баланс по вопросу «в правильном ли направлении движется страна». Начиная с Киева (где оптимистов 36%, а пессимистов 47%) и заканчивая Харьковом и Николаевом (соответственно 12% и 73%). И это приговор той самой пропаганде, на которую работают «эксперты», обнаруживающие кардинальное изменение идентичности.

Ещё раз напомним: стержнем навязываемой Украине галицийской идеологии является антирусский национализм в максимально широком его толковании. Жёсткий, но одновременно «гибкий»: если надо, русских определяют по этническому признаку, а в другом случае – по языковому, и по культурному могут, а то и вовсе по политическому. По какому удобнее в данный момент, пока ещё «нэ на часи» прямая борьба с тем же русским языком.

Но именно поэтому даже в галицийских городах – Львове, Ивано-Франковске – нет безоговорочного принятия сегодняшней версии ультрабандеровщины. Уж слишком она иррациональна в своей агрессивности. Что уж говорить о реакции на неё остальных регионов Украины, особенно Юго-Востока.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору