Информационно-аналитическое издание

Необыкновенное происшествие в Киеве, на Владимирской горке

Версия для печатиВерсия для печати
На днях в Киеве прошёл круглый стол, посвящённый тревожной теме – реституции. Оказывается, ряд стран имеют к Украине имущественные и территориальные претензии. Было отмечено, что в кругах украинской элиты зреет идея решительных контрмер. Украина должна заявить свои права на Кубань, Воронежскую область, Таганрог, и, вообще, все земли, исторически вышедшие из Киевской Руси.
Из ленты новостей.
 
Скажи мне, кудесник…
А.С.Пушкин, «Песнь о Вещем Олеге»
 
 
 
1.
 
В тот день собирался державный Совет,
И Пётр (отнюдь не великий)
На горке Владимирской, грустный от бед,
Был сумрачен взором и ликом.
Владимира рядом стоял пьедестал,
И князь с высоты на собранье взирал.
 
– Панове, – элите сказал президент, –
Волнуюсь, вон руки трясутся!
Настал для державы критичный момент,
Грозит нам волна реституций.
На месте, любимом для всех киевлян,
Собрал вас, чтоб встречный мы приняли план.
 
Арсений-премьер был суров, как всегда:
– Довольно уступок! Отныне
Москва и Европа, земля и вода –
Всё нужно вернуть Украине!
У нас на планету достаточно прав,
И Ющенко в этом, признаем, был прав.
 
– Израиль нам взять бы на абордаж, –
Заметил парламентский Гройсман, –
Ведь там же народ ну практически наш –
Наследник культуры трипольской.
Эх, сколько же здесь замутилось бы дел!
И он на премьера хитро поглядел.
 
– А я тут причём?! – грозно взвизгнул премьер, –
Считаю, что все, кто входили
В ужасный диктаторский СССР,
Все – наши, как Саакашвили.
– Конэчно, – кивает одесский грузин, –
Однако хочу я возглавить Кабмин.
 
Но тут, как шипенье змеи, голосок:
– Не слишком ли вы размахнулись?
За речи такие бывает и срок.
В кустах где-то спряталась Юля:
– Вы страны спросили, державные пни?!
Хотят ли входить в Украину они?
 
Аваков с Турчиновым мучили мозг,
Но Пётр вздохнул горько-горько:
– Да, видно, спасёт от смертельных угроз
Лишь чудо. Владимирской горки
Немало хранится в народе легенд…
И скушал конфетку «Рошен» президент.
 
2.
 
И вдруг, как мираж, то ли явь, то ли сон.
О, взгляд его невыносим был!
Из мощной груди будто вырвался стон,
Как будто бы ожил Владимир.
С ним рядом гусляр был, старик и слепец.
И слово такое промолвил мудрец:
 
«Безумные вы, и безумен ваш план.
Но Русь не стоит на обмане.
Я знаю, рассеется злобный туман,
Единый народ вновь восстанет.
Я верю, пробьёт на Руси братства час,
Но только случится всё это без вас».
 
И старец седой, в одеяньи простом,
На миг озарившийся светом,
Державных мужей осенил вдруг крестом,
И сгинули члены Совета.
Как мелкие бесы, как вихрь пыли
Исчезли они с украинской земли.
 
И всё так случилось, как мудрый предрёк, –
Очистились наши просторы.
«Панове» попрятались где, кто, как смог,
Забилися в схроны и норы.
Лишь где-то в сетях вспоминают те дни,
Как Русь победить попытались они,
Как были при власти, сильны, ого-го!
Да только не вышло у них ничего.
 
Рисунок: Илья Гельд
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору