Информационно-аналитическое издание

Может ли Украина быть «мостом» между Евроатлантикой и Евразией?

Версия для печатиВерсия для печати

В политико-деловых кругах Украины в постсоветский период выработали целый ряд мифов, которыми официальный Киев руководствуется при определении своего места в геополитических конфигурациях в Евразии.

Не так давно президент Украины, выступая на Региональном заседании Всемирного экономического форума в Киеве, в частности, сказал, что «вовлечение Украины в «орбиту» Объединенной Европы - это обретение нового качества еврорасширения. По сути, это не расширение границ Европейского союза на Восток, а обретение Евросоюзом «евразийского плеча». Украина, на территории которой находится географический центр Европы, могла бы сыграть роль «связующего звена» между Европейским союзом и Евразийским союзом, обеспечивая постепенное создание единого Европейского экономического пространства», - сказал глава государства.

А в более широком плане было сказано о роли Украины в качестве «межцивилизационного портала» для стран Евроатлантики и Евразии. По его словам, выполнение Украиной такой миссии возможно при условии создания партнерских отношений как с ЕС, так и с Евразийским союзом с последующей гармонизацией условий экономической деятельности в обоих интеграционных объединениях. «С целью развития партнерских и взаимовыгодных отношений со странами СНГ после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС Украина должна проработать обновленные подходы к торгово-экономическому сотрудничеству в рамках СНГ на принципах суверенного партнерства, равноправия и взаимной выгоды», - подчеркнул В.Ф. Янукович.

* * *

Тезис об Украине как «мосте» стал расхожим штампом в тех кругах, в которых, с одной стороны, не приемлют фанатичный атлантизм с национализмом, как это наблюдалось при Ющенко, а с другой – не готовы идти на тесный политико-экономический союз с Россией в силу неких эгоистических деловых интересов и искажённых политических мотивов.

Данный тезис стал удобным концептуальным обоснованием непоследовательности украинской внешней и внутренней политики, так как позволяет, на первый взгляд, совместить стремление украинских ФПГ интегрироваться в «золотой миллиард» и претендовать на особое отношение с Россией, но без каких-либо долгосрочных обязательств со своей стороны. Эта позиция вроде бы позволяет избежать окончательного ценностного определения и ответственности за него, поскольку предполагает минимум обязательств. Но, как прикидывают в украинских политико-деловых кругах, может обернуться благодарностью (с конвертацией в выгоду) от обоих соединяемых «берегов».

Очевидно, что в сложившейся вокруг Украины внешнеполитической ситуации метафора «мост» используется как концептуальное обоснование геополитического выбора официального Киева на совмещение ассоциации с ЕС и зоны свободной торговли в СНГ вместе с преференциальными отношениями с ТС.

Представляется, однако, что применительно к украинской ситуации подобный концептуальный тезис глубоко ошибочен, а всякие надежды, связанные с его воплощением, – несостоятельны. Он даёт искажённую картину геополитического места Украины в Евразии. Украина никогда не являлась, не могла и не может являться никаким мостом – ни из России на Запад, ни из Европы в Азию и обратно. Более того, у Украины нет никаких оснований и реальных возможностей даже претендовать на роль некоего «моста».

Во-первых, со стороны РФ и всех тех интеграционных объединений, которые вокруг РФ будут складываться, т.е. ТС и ЕАЭС, по объективным причинам просто нет запроса на подобные посреднические услуги Украины или кого-либо ещё.

Россия как субъект мировой политики выстраивала ранее и выстраивает сейчас с Западом и другими мировыми полюсами влияния собственные, пусть и сложные, но самостоятельные отношения и вряд ли кому-либо в какой-либо роли позволит вмешиваться в этот процесс. При всей сложности эти отношения в целом успешны и дают для самой России и для мира конкретные результаты в виде решения серьёзных мировых проблем (свежий пример с Сирией).

Во-вторых, чтобы быть мостом и играть выгодную роль площадки для решения экономических и политических международных (в масштабах конкретного региона или мира) проблем, необходимо иметь международный авторитет в какой-либо области экономики или государственной деятельности, некие эффективные результаты и яркие позитивные примеры. Для «Евроатлантики» (США и ЕС) и «Евразии» (России с Китаем) украинская политико-деловая элита должна сама обладать авторитетом. Метафора «моста», как она понимается в украинских верхах, предполагает и некие третейские, примирительные функции Украины в отношениях между ЕС и ТС; Россией, Китаем и Западом, что также предполагает доверие к украинским верхам.

У украинской деловой и политической прослойки не должно быть никаких иллюзий относительно своей полезности и ценности на Западе. Сомнительные и неоднозначные способы первоначального накопления и текущего обогащения не соответствуют морально-этическим стандартам Запада, да и общечеловеческим также. Но если на Украине иной элиты нет, а существующая уже заняла некую нишу в экономике и работает (просто в силу своего владения целыми отраслями) на пользу страны, то на Западе она быстро станет объектом уголовных расследований и последующего «раскулачивания».

Исходя из изложенного в отношении «моста», следует понять, что политико-деловая элита Украины после распада Союза, видимо, не может быть авторитетом для Запада. А в силу антироссийского курса (скрытого под маской многовекторности) она не является авторитетом и для России. Попытки игнорировать общее историческое и экономическое наследие с РФ, которое и должно быть основанием рационального геополитического выбора украинских верхов исключают доверительный диалог украинских правящих кругов с РФ.

В-третьих, цивилизационный раскол Украины и раскол её политических кругов мешает ей быть долгосрочно предсказуемым партнёром с вменяемой политикой и единым центром принятия решений.

По своей идентичности жители Украины и России представляют собой единый (при некоторых различиях) образец идентичности, основанный на византийско-православном, российско-имперском и советском культурном и политическом наследии, что легко проследить по истории и современности. Россия с западных границ и до Владивостока – европейская, а точнее восточноевропейская страна, такая же как и Белоруссия с Украиной.

Так мостом между чем и чем должна быть Украина?

В логике этой метафоры Украина как единое государство должна стать «мостом», «связующим звеном» между собственными разными частями. А станет таким мостом только в случае, если сможет преодолеть глубокий культурно-исторический, политический и ценностно-мировоззренческий раскол между собственным «Востоком» и «Западом». На этой задаче официальному Киеву и следует сосредоточиться.

В-четвёртых, гармонизация Украиной экономической деятельности в обоих интеграционных объединениях невозможна по определению. Симметрично гармонизировать отношения с ЕС и ТС не получится из-за несимметричных и разноплановых задач, которые стоят перед Украиной на Западе и на Востоке. Эта несимметричность задаётся абсолютно разной историей Украины и Европы и, как следствие, принципиально разным экономическим наследием. Украинская экономика в наиболее важных отраслях тесно интегрирована с экономикой стран ТС. Геополитическая задача официального Киева – вступлением в ТС формализовать эту глубокую интеграцию, существующую в реальности.

Соответственно, партнерские и взаимовыгодные отношения Украины со странами СНГ, построенные на принципах суверенного партнерства, равноправия и взаимной выгоды возможны лишь в процессе евразийской интеграции. Как раз такие отношения исключает Соглашение об ассоциации Украины с ЕС, причём как с ЕС, так и с ТС (в каждом случае по разным причинам).

Попытки украинского руководства выступать «мостом» между Россией и Западом и на этом строить экономическое и геополитическое благополучие  -  такая же утопия (по замыслу-то благая), как и прежняя антироссийская.

Эти попытки официального Киева не опираются на прочные историко-культурные, ценностные, экономические основания, а принимают в расчёт лишь эгоистические стремления узких политико-деловых кругов. Общее с Россией наследие (даже если брать сугубо торгово-экономические аргументы) упорно указывает на преимущества евразийской интеграции для геополитического выбора Украины.

Игнорирование этого факта препятствует усвоению украинскими верхами той мысли, что нужно оставаться вместе с Россией во всех её геополитических начинаниях.

Помочь друг другу твёрдо и однозначно выбрать евразийский курс, укрепить дружественную Россию, иных партнёров по Таможенному союзу и с их помощью укрепиться самим – это рациональный геополитический выбор Украины, не имеющий приемлемых альтернатив.

Но именно политика «быть мостом» вынуждает премьер-министра Украины Н.Я. Азарова заявлять: «Для нас сейчас вопрос урегулирования отношений с РФ, прежде всего торгово-экономических, которые в том числе включают газовые вопросы, являются вопросом первостепенной важности. Для нас является задачей чрезвычайной важности снять все противоречия, которые сейчас имеются в нашей взаимной торговле, вернуться к тем хорошим отношениям, которые у нас были, когда мы заключали договор о зоне свободной торговли в рамках СНГ, когда мы достаточно успешно работали и сотрудничали». И подчёркивать: «Мы не просто не хотим конфронтации, мы ее не допустим. Никогда, пока, по крайней мере, наше правительство и наш президент у власти в Украине, между Россией и Украиной не будет вражды. Это наше принципиальное убеждение».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору