Информационно-аналитическое издание

Москва и крымские татары: шаги навстречу

Версия для печатиВерсия для печати

Крымские татары разочаровались в официальном Киеве. По всей видимости, вскоре политическая логика приведёт значительную часть этого народа к осознанию того, что за решением своих проблем следует обращаться ещё севернее – в Москву. Условно пророссийские настроения части крымских татар, три-четыре года назад являвшиеся сугубо маргинальными, заметно усилились. Многие крымские татары, хотя бы на уровне рассуждений (о чём несколько лет назад ещё не могло быть и речи), уже отдают себе отчёт в абсурдности упований на украинские государственные власти. Следующий шаг – выбор другого «маяка» - пока не сделан, но он неизбежно произойдет, и будет практически безальтернативным.

***

Скорой переориентации крымских татар на Россию мешают как многовековые исторические стереотипы («Российская империя уничтожила Крымское ханство и лишила нас государственности», «Россия устроила депортацию, в ходе которой погибла половина нашего народа»), так и неопределенность, расплывчатость московской политики. «Понимать бы, насколько серьёзны изменения в Кремле, происшедшие с приходом к власти команды Путина - Медведева, действительно ли Россия настроена отстаивать свои национальные интересы, в том числе в Крыму, - рассуждал руководитель одной из городских партячеек «Милли Фирки» (Национальной партии), убеждённый, что «между татарами и русскими никакой вражды и ненависти нет и быть не может». - Знать бы, к кому в Москве обращаться, чтобы это тут же не стало известно в нашей СБУ» (Службе безопасности Украины). 

Председатель совета «Милли Фирки» Васви Абдураимов в сентябре прошлого года направил президенту РФ Дмитрию Медведеву, премьер-министру Владимиру Путину, а также президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву обращение с просьбой «защитить коренной и другие малочисленные этносы Крыма от непрекращающегося геноцида со стороны националистически настроенных официальных властей Украины». Официальной реакции на него не последовало, зато была неофициальная. Весьма вероятно, к открывающемуся осенью новому политическому сезону (Украине вскоре предстоят президентские, Крыму – парламентские выборы) в Москве, наконец, сформулируют отсутствующую на данный момент стратегию в отношении полуострова и конкретно крымских татар. 

Ожидают этого – естественно, в первую очередь, применительно к себе - и лидеры русских организаций Крыма. Осознание необходимости диалога с крымскими татарами для объединения в борьбе за общие интересы, против абсурдной политики украинского государства в его нынешнем виде (зашедшего в идеологический и социальный тупик, ставшего посмешищем на международной и даже внутри-СНГ-шной арене, да попросту несостоявшегося государства) чётко проявляется и у русских, ранее категорически отметавших такую возможность. 

Характерно, что в первых рядах сторонников поиска общего языка – недавние непримиримые противники, бившиеся стенка на стенку в кровавых событиях лета 2006 года в Бахчисарае. Поводом для выяснения отношений между русской и крымско-татарской общинами формально стал тогда спор из-за рынка, захватывавшего часть территории, на которой находятся мусульманские святыни. В действительности – спустя три года те события, чудом обошедшиеся без жертв, обе стороны оценивают именно так – крымские татары и русские глобально мерялись силами. «Бахчисарай наиболее ярко отражает процессы, происходящие в Крыму, - говорит русский вожак. – Три года назад мы показали, что можем дать отпор не только власти, но и татарам». «Эти события напугали всех, показав, что можно заиграться и не остановиться», – согласен с ним крымско-татарский лидер. «А впечатляет, правда?» - смеются оба, вспоминая подробности противостояния, вылившегося в массовые драки, конец которым положило лишь введение в Бахчисарай бронетехники и внутренних войск. 

«Отмечая День Победы, мы также возложили венки и цветы к открывшемуся на днях мемориалу на Аллее героев Советского Союза – крымских татар, тем самым выразив свое уважение к их подвигу, – рассказывает лидер «Русского блока» Александр Свистунов. – С татарами надо договариваться, а не драться». Но пока непросто даже разговаривать, тем более что словосочетание «Русский блок» (как и имя Олега Родивилова – депутата крымского парламента, убежденного, что все крымские татары настроены одинаково антирусски и антироссийски) является жупелом для крымско-татарского населения Крыма. Накапливавшееся десятилетиями взаимное недоверие трудно преодолеть за краткий период. «Возложение цветов и венков в школе Каменки активистами русской общины – добрый знак, несомненно, ведущий к мирному сосуществованию жителей Крыма разных национальностей, - комментирует шаг русских организаций «миллифирковская» газета «Полуостров». – Но еще уместнее эта акция выглядела бы в день открытия Аллеи» (днем ранее). Даже здесь не обошлось без критики… 

«Смягчение нравов» отразилось и в цифрах. Согласно данным соцопроса, проведенного в конце апреля - начале мая среди студентов государственных и коммерческих вузов Симферополя (объем выборки составил 1007 респондентов), решение Государственного комитета обороны СССР, принявшего в мае 1944 года постановление о выселении крымских татар с территории Крыма по причине якобы массового сотрудничества с немецко-фашистскими оккупантами, поддерживают 41,5% опрошенных. Категорически осуждают его 34% студентов, не имеют своей точки зрения – 18,5%. 6% сказали что-то другое, в частности, что «предатели были со стороны не только крымских татар, среди них были и герои» или что «выселить следовало виноватых, а не грести всех под одну гребёнку». На первый взгляд, число участников опроса, одобривших депортацию крымских татар, весьма значительно, но еще пять лет назад таковых было около 70%, о чем постоянно напоминал в своих интервью национальный лидер крымских татар Мустафа Джемилев. 

Несмотря на изменения крымского общественного ландшафта, позиция меджлиса (парламента) крымско-татарского народа официально остается более чем жёсткой. «Крымские татары в настоящее время являются основной организованной силой, противостоящей русскому сепаратизму, сторонниками строительства сильного демократического украинского государства, интегрированного в евроатлантическое сообщество, - заявил на первом всемирном конгрессе крымских татар, прошедшем в Крыму 19-22 мая, председатель меджлиса Мустафа Джемилев. – Мы также считаем, что в целях обеспечения своей национальной безопасности и территориальной целостности Украине следует добиться скорейшего вывода из Севастополя российского Черноморского флота и стать полноправным членом НАТО. Большинство же русскоязычного населения полуострова, примерно 70%, настроены пророссийски, а их лидеры открыто выступают за присоединение Крыма к России. …Крымские татары в настоящее время являются политическими оппонентами русскоязычного большинства в Крыму, поскольку у нас совершенно противоположные видения будущего Крымского полуострова». Отметим, что сейчас они составляют около 13% населения региона. 

«Будущее нашего народа неразрывно связано с будущим украинского государства, и наш долг защищать интересы также и Украины», - завершил свой доклад национальный лидер. Одновременно Мустафа Джемилев не скрывает разочарования, испытываемого крымскими татарами в результате общения с «оранжевой» властью. «Украинское государство официально признаёт преступление против крымско-татарского народа, принимает регулярные программы, направленные на решение социальных проблем депортированных, - заметил он в одном из недавних интервью «Росбалту». - Но если сравнить с тем, что необходимо, то это мизер. …Государство говорит: мы будем решать ваши социальные проблемы в меру своих возможностей. Во-первых, возможности ограничены, а во-вторых, не придаётся этой проблеме должного значения». Он осуждает госструктуры за то, что они избегают термина «крымско-татарский народ», считает это «шовинизмом», «пагубной вещью» и «пренебрежением», которое «может вызвать раздражение». «Короче говоря, неразумная, непоследовательная и нелогичная политика Украины по отношению к крымским татарам», - констатирует Мустафа Джемилев.

В своё время меджлис поддержал «оранжевую революцию». По словам Мустафы Джемилева, на майдане стояли около трёхсот крымских татар, в том числе и он сам. «Стояние» за Виктора Ющенко явилось осознанным выбором: на посвящённом этому вопросу курултае (национальном съезде) «доводов в поддержку Януковича не было». Однако, как прямо сказал Мустафа Джемилев, «Ющенко нам ничего не обещал, мы на эту тему с ним и не говорили». «Мы просто исходили из того, что этот человек — демократ, один из наиболее порядочных людей того политического бомонда, который существует сейчас в Украине», - так он объяснял выбор значительной части крымских татар. 

После утверждения на высшем государственном посту «демократ» и «порядочный человек» Виктор Ющенко сначала долго откладывал встречу со своими крымскими союзниками, а потом недвусмысленно потребовал от лидеров меджлиса отказаться от принятой в 1991 году Декларации о национальном суверенитете крымско-татарского народа. Резоны президента Украины понятны: в документе провозглашается, что «политическое, экономическое, духовное и культурное возрождение крымскотатарского народа возможно только в его суверенном национальном государстве». И хотя в последние годы Мустафа Джемилев постоянно повторяет, что Декларация принималась «ещё в годы советской власти», была «направлена против реальных сепаратистских тенденций» (присоединения Крыма к России), а ныне целью крымских татар является «восстановление нашей национально-территориальной автономии в рамках независимого демократического украинского государства», скепсис руководства Украины вполне объясним. На самом деле абсолютно все крымские татары, ориентируйся они на Киев, Москву, Анкару или международные организации, грезят собственным государством. 

Достаточно сравнить программные положения и публичные высказывания меджлисовцев, «миллифирковцев», да и просто рядовых татар, как это становится совершенно очевидным. Разница в том, что одни мечтают поднять над Бахчисараем крымско-татарский небесно-голубой флаг с золотой тамгой в качестве государственного при своей жизни, другие предполагают, что «это будет ещё не вскоре». В этих условиях пойти на отмену Декларации – значит совершить политическое харакири, жёстоко обмануть надежды и чаяния своего народа. 

Очевидно, что договориться с Киевом, где к власти без малого пять лет назад пришли ультрарадикальные галицкие шовинисты, физиологически не воспринимающие не только интересы, но и само существование на Украине иных народов, крымским татарам по определению не удастся. Понимание этого постепенно претворяется в конкретные политические шаги. Завершая траурный митинг 18 мая, посвящённый 65-й годовщине депортации крымских татар из Крыма, первый заместитель председателя меджлиса Рефат Чубаров, через несколько дней избранный президентом новосозданного Всемирного конгресса крымских татар, прямо заявил: или Украина и крымские татары вместе «построят демократическое государство, или мы не будем в этом государстве, и это надо очень прекрасно понимать». Собравшиеся на центральной площади Симферополя около десяти тысяч крымских татар со всех концов полуострова поддержали его возгласами одобрения. 

Чубаров не стал подробно раскрывать свою мысль, однако на заключительной пресс-конференции по итогам конгресса на хорошем украинском заметил, что «украинским политикам придется достаточно быстро определиться с их подходами к решению крымскотатарской проблемы». «Нам не нужно изменять свое отношение к Украине, - констатировал Рефат Чубаров, которого называют наиболее вероятным преемником Мустафы Джемилева на посту главы меджлиса. - Мы за территориальную целостность Украины, мы за дальнейшую евроинтеграцию Украины, но мы все же ожидаем откровенной позиции украинских политиков». Какой ответ даст официальный Киев, покажет ближайшее будущее.

«Я за то, чтобы у Украины и РФ были нормальные, добрососедские отношения, но для этого необходимо забыть о том, что есть старшие и младшие братья, - заявил в майском интервью Мустафа Джемилев. - В конечном итоге, все мы братья». 

Напомнив, что «украинцы действительно боролись за свою независимость», он подчеркнул: «Поэтому не нужно мечтать о том, чтобы опять вернуть Украину в имперское стойло. Это только нанесет вред взаимоотношениям Украины и России. Дай Бог ума и им, и нам, чтобы у нас были нормальные добрососедские взаимоотношения». В этих высказываниях сквозят настороженность, предубеждение, но нет ненависти по отношению к России. Показательно, что и лояльно относящиеся к России сторонники «Милли фирка» пока не знают, как одновременно учесть интересы русской и татарской общин полуострова, отговариваясь, что соответствующая стратегия «сейчас разрабатывается». Это действительно не так просто, но другого выхода, похоже, нет: или крымские татары совместно с русскими отстоят в Крыму свои национальные права, или вместе же растворятся в украиноговорящем море.

Представляется, что Москве следует без промедления сделать шаг навстречу условно пророссийской части крымских татар, не оставляя без внимания и тех, кто ориентирован на меджлис и лично Мустафу Джемилева. Решить вопрос государственной принадлежности Крыма без учета интересов крымско-татарского народа не удастся, а, принимая во внимание необходимость базирования российского Черноморского флота в Севастополе и после 2017 года, именно эта проблема вскоре станет ключевой в российско-украинских отношениях. Заокеанские аналитики сориентировались значительно раньше: всеобщее внимание на всемирном конгрессе крымских татар привлекла доктор конфликтологии из Мэйсоновского университета США Идиль Измирли, проводящая в рамках программы Фулбрайта специальное исследование перспективности контактов татарского движения с пророссийскими организациями. Так кому больше нужен Крым – Америке или России?
 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору