Информационно-аналитическое издание

Мифы и правда о «Молодой гвардии» (III)

Версия для печатиВерсия для печати

Экспозиция в доме-музее Олега Кошевого в Прилуках, где есть единственная фотография его отца…

Седьмой миф напрямую связан с одноименным фильмом, мол, как экранизированная полуправда – полуложь, искореживший творческую жизнь всех актеров, в нем сыгравших.

Это уж точно полный… миф. Фильм, как известно, художественный и снят по мотивам романа, значит, не может сильно отличаться от написанного. Что касается актерской бригады, то следует пояснить, что экранизированная «Молодая гвардия» дала творческую путевку в жизнь киноискусства таким выдающимся советским актерам, как Вячеслав Тихонов, Инна Макарова, Нонна Мордюкова, Клара Лучко, Георгий Юматов, Тамара Носова, Евгений Моргунов, Людмила Шагалова. Но одно «но». Исполнитель одной из главных ролей – Олега Кошевого, Владимир Иванов после триумфального бенефиса так и остался «актером одной роли». Он потом снялся в нескольких картинах, но, кроме Олега Кошевого, больше ничем не отличился. Вот на одном актере и появился миф, что картина принесла всем проблемы. А мама Олега Кошевого  Елена Николаевна сразу же сказала, что фильм настоящий и герои в нем – восставшие из ада их дети.

Елена Николаевна Кошевая с актером Владимиром Ивановым, сыгравшем роль ее сына

Она с сыном. Фотография мая 1941 г.

Актриса Клара Лучко вспоминала, что когда снимали фильм (1948 год), то самой тяжелой были четыре ночи съемки казни молодогвардейцев. Несмотря на предупреждения и просьбы, к этому же шурфу № 5 пришли родные погибших. И после речей киногероев матери кричали: «Сыночек, не погибай!», «Доченька, будь всегда живой!» … и падали без сознания. А вся киносъемочная бригада просто рыдала.

Восьмой миф – миф о «культе личности» Олега Кошевого. И возник он далеко не случайно, ибо сразу же после первой правды о молодогвардейцах экипажи танков и самолетов писали на бортах: «За Олега Кошевого». На стволах орудий писали: «За Кошевого, за ребят с Красного Дона». Были надписи в память и Сергея Тюленина, и Ульяны Громовой, и Любови Шевцовой. Но «За Олега Кошевого» надписей, действительно, было больше.

Однако никакого «культа личности» не было. Первопричина была в том, что первооткрыватели молодогвардейцев Лясковский и Котов в самом начале книги «Сердца смелых» (напомню, что вышла она из печати к 23 февраля 1944 г. тиражом в 25 тысяч экземпляров) в предисловии написали: «Подвиг молодых героев Краснодона войдет в историю, как одна из ярких страниц мужества, стойкости, бесстрашия и благородства молодого поколения сталинской эпохи. Славные дела юных подпольщиков служат нашей молодежи примером того, как надо беззаветно любить Родину и до последнего вздоха стоять за наше правое дело. Об Олеге Кошевом и его боевых друзьях, без сомнения, будут написаны повести, романы, поэмы. В этой книжке авторы поставили целью дать хронику героической деятельности подпольной комсомольской организации "Молодая гвардия"».

И здесь авторы вынесли имя Олега Кошевого, поскольку знали его лично, знали его юношеский задор и желание бить врага, знали, что он был душой той компании, с которой были военкоры перед уходом из Краснодона. Не стоит забывать, что в период подготовки материала для книги они жили в доме Кошевых на улице Садовой. И понятно, что значительное время проводили в разговорах с Еленой Николаевной, потерявшей единственного сына. Владимир Лясковский вспоминал, что «эта мужественная женщина, потерявшая единственного, горячо любимого сына, по-прежнему оставалась красавицей в своей стати, в своей женской красоте, в своем женском трезвом уме. Сколько новых подробностей узнали мы от нее о подвиге молодых патриотов». Олег Кошевой был не просто комиссаром «Молодой гвардии» (что сегодня оспаривается), он был душой организации, ее лидером в делах и чувствах. И абсолютно не случайно, что его имя ассоциировалось исключительно с именем командира-руководителя.

Девятый миф о «национально-подпольной украинской организации» возник совсем недавно, причем, конечно же, в Украине, но не в донбасских степях.

На почтовой марке, вышедшей, как и книга «Сердца смелых» к 23 февраля 1944 г., указаны все пять руководителей «Молодой гвардии», центрально-верховое место занимает Олег Кошевой. И если Ульяна Громова, Иван Земнухов, Сергей Тюленин и Любовь Шевцова были русские по национальности, то Олег Кошевой – украинец. Да, украинец, причем уроженец не Донбасса, а Черниговщины, родившийся в древнем городе Прилуки. И происходит род Кошевых от старинного старшинского рода полковника Семена Кошевого, служившего верой и правдой Петру Великому. Олег родился 8 июня 1926 г., а в Краснодон семья попала только в 1940 г., прожив перед этим в Киеве, Каневе, Ржищеве, Полтаве, Антраците. Но «национал-историки» все равно делают вывод о том, что черниговский парубок благодаря своим «старшинским корням» и «украинской духовности» смог взять на себя все руководство группой и посвятить свою жизнь борьбе за освобождение Украины.

А в самих Прилуках на улице Киевской стоит дом семьи Кошевых, ставший ныне домом-музеем молодогвардейца Олега Кошевого, которого помнят на Черниговщине как настоящего патриота Отчизны и верного сына Родины, без привязки к национальной духовности или еще чему.

И коль начали мы говорить о личности Олега Кошевого, то следует развеять еще один миф о неполноценной семье Кошевых.

Десятый миф о сиротской жизни Олега Кошевого и роли семьи в его воспитании возник далеко не случайно, ибо есть только Олег и его мама – Елена Николаевна. А как же семья, спросит читатель? Вот об этом и расскажу.

Жизнь юных подпольщиков оборвались в январе-феврале 1943 г. Им не удалось миновать смерть, хотя фронт был уже рядом. История молодогвардейцев – это история и тех, кто их родил и воспитал такими. Касательно жизни и подвига Олега Кошевого, речь идет исключительно об одном человеке – маме. А об отце героя? Мы знаем, что Олег Владимирович унаследовал от отца старинную фамилию Кошевой. Нет ли здесь искажений или чего-то такого в биографии семьи Кошевых, что следовало спрятать?

Я уже указывал, что по совету Лясковского и Котова Александр Фадеев значительный период времени при написании романа жил у Елены Николаевны, и ее личные воспоминания как раз и легли в основу книги. Для этого достаточно сравнить ее «Повесть о сыне» с первой частью «Молодой гвардии».

А многие родные и близкие других молодогвардейцев так и не дождались Фадеева у себя дома, о чем также много упоминаний и намеков на Елену Николаевну… В чем причина? Почему? Ведь до последних дней жизни   (умерла в 1987 г.) она считалась основной хранительницей памяти молодогвардейцев, но при этом нигде и никогда не упоминалось имя мужа и отца молодогвардейца Олега Кошевого. 

Отец Олега Кошевого Василий в старости и в молодости

В романе Александра Александровича все герои-молодогвардейцы – дети шахтеров и колхозников. В отличие от других семей героев Краснодона семья Кошевых имела дворянские корни. Елена Николаевна, в девичестве Коростылева, родилась в поселке Згуровка (ныне райцентр Киевской области). Затем переехала в город Прилуки, работала воспитателем в детском саду, со временем – заведующей. Эта профессия была делом ее жизни. Замуж Елена Николаевна вышла в семнадцатилетнем возрасте за коренного жителя Прилук наследника древнего казацко-гетманского рода бухгалтера Кошевого Василия Федосеевича. В доме, который расположен в центре Прилук на улице Киевской и где сейчас мемориальный дом-музей Олега Кошевого, Елена Николаевна родила Олега. Он стал любимцем не только для родителей, но и для дедушки с бабушкой. Но так сложилась судьба, что брак у Елены Николаевны и Василия Федосеевича был недолгим. Супруги разошлись. Сын воспитывался у отца, но обоих любил безмерно. Благодаря исследованиям историков Журавлева и Лукаш, появилась возможность приоткрыть завесу таинственности в жизни отца героя-молодогвардейца. В книге Кошевой «Повесть о сыне» Елена Николаевна об отце Олега говорит так: «После Нового года мой муж тяжело заболел, его отвезли в Киев, в больницу, и больше домой он уже не вернулся». «Благодаря» этому многозначительному выводу отец Олега везде и всегда считался умершим. И даже экскурсоводы многих музеев «Молодой гвардии» так и говорили на экскурсиях: мол, развелись, а затем он умер. Однако совсем недавно стало достоверно известно, что он после войны работал бухгалтером в Краснодоне, где и умер в 1967 году. А до войны он жил в Боково-Антраците и со своей новой женой воспитывал Олега. И все потому, что Елена Николаевна бросила в прямом смысле слова и мужа, и сына, и свою мать на зятя и уехала с молодым мужчиной по фамилии Кашук, их соседом по дому в Прилуках. И только лишь в декабре 1939 или январе 1940 г., когда новый муж-сожитель умер (по другим данным, был арестован за растраты), она приехала на Донбасс. Причем приехала по просьбе Олега, который сам же ее забрал в Краснодон в дом родного дяди и поближе к отцу. Но все это время отец героя для истории был забыт, и имя Василия Федосеевича – в силу политической целесообразности и вследствие «дружбы» Елены Николаевны с Фадеевым – не называлось ни в прессе, ни на собраниях. Почему же так произошло? Может быть, Василий Кошевой чем-то скомпрометировал себя, имел, как говорится, «плохие анкетные данные»? Был в плену? В ГУЛАГе? Нет, ничего такого не было. В 1939 г. был призван в армию, с которой прошел и освободительный поход в Западную Украину, прошел «зимнюю финляндскую» и Великую Отечественную войну. Его судьба – это судьба человека эпохи триумфа и трагедии, героизма и искалеченных жизней. По меркам морали того времени вся вина Василия Федосеевича заключалась в том, что он развелся с матерью героя, хотя все было наоборот, а затем женился на другой. Из недавно опубликованных источников стало известно, что на всем протяжении своей недолгой жизни Олег, который искренне и по-мужски любил своего отца, постоянно поддерживал с ним связь. А отец как наследник славного казацкого рода всемерно поддерживал сына. Неслучайно одной из любимых книг Олега Кошевого была «Тарас Бульба», с прототипом которого дед подпольщика связывал свою родословную. 

С 1947 г., со времени выхода в свет «Молодой гвардии» и «Повести о сыне», имя родного отца Олега Кошевого было вычеркнуто из истории. А ведь все эти годы, сначала в Антраците, а затем и в Краснодоне, он проживал возле могилы сына. До сих пор старожилы рассказывают, что Василий Федосеевич в Краснодоне работал главным бухгалтером на шахте № 21, которая носила имя его сына. Здесь он и умер в 1967 г. и похоронен недалеко от Олега с товарищами. Но все эти годы он очень тяжело переживал не только гибель сына, но и несправедливость по отношению к себе. Рассказывали о том, как на протяжении многих лет в музей «Молодой гвардии» часто приходил пожилой мужчина, стоял у стены и плакал, когда задавали вопрос: «А кто был отец Олега Кошевого?» Экскурсоводы не давали ответа. А тот, о ком шла речь, просто стоял рядом. Таким же «тихим образом» он посещал родную хату в Прилуках, где родился Олег и где он с Еленой Николаевной прожил самые прекрасные годы. К сожалению, не дожил он до того времени, когда в Прилуках появился музей имени его сына.

Как же случилось, что судьба разлучила отца с сыном навсегда? К матери Олег Кошевой переехал лишь в 1939 году, после окончания Антрацитовской средней школы, поскольку Василий Федосеевич был призван в Красную армию. Больше отец сына не видел. А бывшая супруга, Елена Николаевна, так и не восстановила в памяти людей годы, проведенные сыном у отца. Поэтому и была придумана версия о пропавшем отце…

Об этом ею сказано в книге «Повесть о сыне»: «Цвела сирень. Белые гроздья заглядывали в открытое окно моей комнаты. Это было 8 июня 1926 года в Прилуках, на Черниговщине. В этот день у меня родился сын... Прилуки – шумный и веселый украинский город. Он стоит на берегу извилистой и живописной речки Удай. На картах эта река не помечена, но моя память сохранила ее навсегда. Не раз мы бродили с сыном по шелковым травам левад Удая, перебирались на другой берег, заглядывали в зеркальную воду, смотрели, как играли рыбы, собирали на лугах цветы, сплетали из них венки... Как сейчас, помню день рождения моего сына. Солнечный свет весело переливался на листьях деревьев, тени мелькали на потолке и стенах комнаты. Громко щебетали птицы. Я не сводила глаз со своего первенца. Мне очень хотелось, чтобы у меня родился мальчик, чтоб он был красивый, чтоб у него были длинные, мягкие волосы. Я даже заранее приготовила гребешок... Так и случилось. У сына оказались пушистые, как лен, длинные волосы. С мужем мы решили: родится мальчик – назовем Алексеем, а если девочка – Светланой. Родился сын, да еще такой большущий. Старенький врач спросил: «Как назовете сына?». «Алексей», – ответила я. «О нет, – шутливо запротестовал врач, – не подходит! Такому бутузу и имя нужно богатырское!». Я стала вспоминать всяческих богатырей и остановилась на одном из нашей истории – на Олеге. Отцу понравилось это имя. Зато дедушка и бабушка никак не могли к нему привыкнуть. Им казалось, что Олегом зовут только взрослого человека, а как же называть внучонка? И они придумали для него имя: Олежек. Федосий Осипович никогда и голоса не повышал на Олега: «Наш хлопец – вылитый батька мой Осип Кошевой! Такой же дотошный!». Отец часто рассказывал Олегу о Запорожской Сечи, о нашествии орды на Украину, о разгроме шведов под Полтавой. У Олега тогда загорались его карие глаза. Затаив дыхание, жадно слушал он рассказы старины, а с чудесной повестью Гоголя «Тарас Бульба» впервые познакомился в пересказе отца… Мы жили в Прилуках до 1932 года, когда мужа перевели на работу в Полтаву. Олегу тогда было шесть лет. В Полтаве мы поселились на Октябрьской улице, недалеко от Корпусного сада. Помню, как Олег замер перед памятником, поставленным Петром I в честь победы русских войск над шведами. Побывали мы и на шведской могиле, в краеведческом музее и в других исторических местах, которыми так богата красавица Полтава… Частенько ездили мы с Олегом к моим родным – Коростылевым, жившим недалеко от Полтавы, в селе Згуровка. В этой дружной и гостеприимной семье Олег чувствовал себя вольготно, быстро сошелся с дядей Колей, тогда еще пионером, дедушкой Николаем Николаевичем, моим отцом. Затем были: Ржищев, Киев, Канев. А уже 14 января 1940-го – в Краснодон, к брату мамы. К тому времени мы как родители развелись, тем более что отец Олега пропал»

Так и получилось два Олега Кошевых. Один – реально существовавший человек, герой Великой Отечественной войны, юность которого выпала на страшное военное время, вступивший в подпольную организацию для борьбы с фашистами, второй – персонаж романа писателя Александра Фадеева «Молодая гвардия».

* * *

До последних дней жизни Елена Николаевна Кошевая оставалась главным хранителем памяти «Молодой гвардии».

Эти слова написаны мамой Олега Кошевого. И они настолько пророчески в том, чтобы беречь нашу память, чтобы не было так, как сегодня в Ровеньках, где есть музей «Памяти погибших», а нет музея «Памяти молодогвардейцев»…

Вот для этого и надо помнить «Молодую гвардию».

 

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору