Информационно-аналитическое издание

Крушение мифа о сказочном Евроленде

Версия для печатиВерсия для печати

Мировой финансовый кризис стал особо ощутимым для новых членов ЕС. Протестные выступления привели к отставке правительств в Латвии, Чехии, Венгрии. Вновь заговорили о возрождении Берлинской стены уже внутри, казалось бы, прочных стен Евроленда.Через два десятилетия после падения Берлинской стены, разделявшей коммунистический и капиталистический миры, Стена вновь возрождается, разделяя богатую и бедную Европу.

Чем объяснить неудачу этого «блицкрига» - движения из бывшего соцлагеря к «богатому брюху» Европы?
 
После самоубийства Союза ССР бывшие страны «социалистического лагеря» устремились на Запад. О пагубности этого пути, слепой веры в автоматическую смену коммунизма магической рыночной системой предупреждали многие западные и российские специалисты. Но, несмотря на это, многим казалось, что «плавильный котел» западноевропейской цивилизации смещается от коммуникационной оси Рейн — Дунай на Восток, где начинается встречный дрейф государств бывшей народной демократии. И осталось мгновение до того момента, когда эти части Европы сольются в экстазе «дружбы народов» и взаимопомощи. Но этого не произошло. В западной цивилизации прагматизм всегда доминировал над славянской сентиментальностью.
 
Прагматичные американцы разделили континент на «старую» и «новую» Европу. Проамериканская ориентация новых членов ЕС после вступления в НАТО усилила конфликтность в ЕС и привела к образованию «двух Европ». В американской интерпретации «старая» Европа отождествляется с чем-то архаичным и устаревшим. В отличие от «новой» Европы — «правильно» ориентированной, занимающей часто проамериканские позиции, например в отношении поддержки войны в Ираке. При этом новых членов ЕС не смущает, что так называемая «старая» Европа во главе с Германией и Францией является основным донором консолидированного бюджета ЕС.
 
Обеспечив относительно высокое качество жизни, западноевропейская цивилизация впервые в истории человечества осуществила, казалось бы, успешную «холодную» экспансию. Интенсификация рынка потребовала либерализации экономики и расширения его «жизненного пространства». Сущность западной экспансии не изменилась за последние пятьсот лет — сделать другие страны подобными себе в социально-экономическом отношении, идеологии и культуре. Это означает включение других стран и народов в сферу западного влияния и эксплуатации.
 
Европейская интеграция по своей глубине и масштабам должна была, как предполагалось, превратить Европейский Союз в сильного игрока на мировых рынках. Расширение на Восток увеличило потребительский рынок Сообщества и улучшила демографическую ситуацию. Однако расширение оказалось чересчур быстрым. Принятие в состав Евросоюза новых членов из числа стран ЦВЕ было чисто политическим решением, ни одна из этих стран не отвечала в полной мере пресловутым «европейским стандартам». Фундаментом сближения с Западом должны были стать «четыре свободы» Евросоюза — свободы перемещения товаров, услуг, людей (рабочей силы) и капиталов. В реальной действительности эти свободы оказались ограничены преимущественным перемещением дешёвой рабочей силы из новых членов ЕС в старую Европу.
 
Хозяйство новых членов ЕС оказалось неконкурентоспособным. Западный капитал в первую очередь осуществил в отношении «новичков» устранение потенциальных конкурентов. Хозяйство стран ЦВЕ было деиндустриализировано. В итоге промышленное производство в Чехии и Венгрии сократилось на 40 %, в Польше и Словакии — на 50 %, в Румынии и Болгарии — на 60 %. Западная Европа оттянула из бывшего соцлагеря дешёвую рабочую силу. В результате миграции опустели многие села в Польше, из Литвы выехало на Запад 15 % населения. Это в свою очередь вызвало в Западной Европе движение против Евроленда — противодействие расширению ЕС и наплыву мигрантов. Из-за мирового финансового кризиса и сокращения рабочих мест в Западной Европе трудовые мигранты из новых член ЕС оказались в западне – без работы за границей, без работы на родине.
 
Бывший «буревестник» рыночных преобразований в ЦВЕ, а ныне профессор Гарвардского университета Янош Корнаи пишет, что множество граждан «новой Европы» разочаровалось в демократии с коррумпированной властной элитой и лживыми обещаниями.
 
Мировой финансовый кризис ещё больше обострил экономическую ситуацию в новых членах ЕС. Сохранились геоэкономические рубежи на Эльбе, углубляется дифференциация между государствами по основным гуманитарным и макроэкономическим показателям. Реальный раскол между «старой» и «новой» Европой стал суровой реальностью. «Старая» Европа на фоне утраты международных позиций вряд ли согласится быть экономическим донором новых членов, ориентированных в военно-политическом плане на США. Проамериканская политика «новичков» ЕС и их иждивенчество вызывают раздражение в Берлине и Париже. Странам с переходной экономикой рекомендуют теперь проявлять «большую ответственность», а не просить из консолидированного бюджета ЕС дополнительных вливаний.
 
Почти треть населения новых членов ЕС превратилась в «новых бедных», в том числе за счёт размывания сложившегося в прошлом среднего класса. «Реформы» уничтожили предшествующие социальные завоевания, а пресловутое всесилие рынка оказалось мнимым. Далеко идущие социально-психологические последствия перехода группы стран из восточно-европейского в западноевропейское экономическое пространство ещё, видимо, в полной мере не осознаны.
 
По оценкам Института международных финансов (IIF), в наибольшей степени от финансового кризиса в Европе пострадали страны Балтии и Украина, объединяемые в последние годы последовательно антироссийской политикой. Стало предельно ясно, что членство в ЕС и НАТО никак не спасает от кризиса. У стран Балтии слишком большие внешние обязательства по кредитам, им не хватает денег даже на обслуживание долга. В Эстонии и Латвии прогнозируют в ближайшие два года отрицательный рост ВВП. Сузился рынок транспортных услуг за счёт утраты транзита российских грузов.
 
Иллюзии того, что антироссийская политика будет экономически вознаграждена Европейским Союзом и Соединёнными Штатами, развеялись. Одновременно стало ещё более очевидным, что в военно-политическом отношении Евросоюз – импотент, что Европа может лишь заседать в международных судах и рождать Монбланы информационного мусора по проблемам «прав человека» и «гражданского общества».
 
Пребывание стран народной демократии в советском геополитическом пространстве, как обнаружилось, сыграло с ними злую шутку. Советский Союз, оказывая союзникам безвозмездную и бескорыстную помощь, нередко списывал долги в интересах «дружбы народов». В Евросоюзе привычка к такому иждивенчеству особенно проявилась в финансовой политике крупных заимствований у международных финансовых институтов. Однако надежда на «дружбу народов» в рядах ЕС не оправдались.
 
Роковой рубеж в Европе, разделённой теперь на «новую» и «старую», прошёл между желанием новых членов ЕС жить не по средствам в надежде на западного «старшего брата» и своекорыстной природой западной экспансии с её приёмами экономического киллерства. После кратковременного периода оголтелого популизма для новых восточноевропейских членов ЕС наступает время отрезвления.
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору