Информационно-аналитическое издание

Как придумываются революции: Украина 1917 г.

Версия для печатиВерсия для печати

В год 100-летия революции 1917 года в России на Украине разворачивается очередная кампания по дезинформации населения о причинах и последствиях тех далёких событий.

«Чрезвычайно важное для нас тематическое направление в 2017 году - это деятельность, направленная на информирование по поводу Украинской революции 1917-1921 гг. Мы были одними из разработчиков соответствующего указа президента. И в марте начинаем ряд мероприятий, задание которых - показать направленность современного Украинского государства, форм государственности, которые были в начале ХХ века», - заявил директор Украинского института национальной памяти (УИНП) Владимир Вятрович.

На самом деле УИНП – это огромная фабрика лжи, где кустари от истории переворачивают факты вверх ногами и  втюхивают этот «винегрет» публике под видом достоверных знаний. Задачи перед УИНП, действительно, стоят масштабные: надо не только исказить ход и итоги революции 1917 г. в угоду текущей политической конъюнктуре, но и вывести в этой искажённой картине на первые роли Украину, сделав её чуть ли не центром революции 1917 г.

Начнём с того, что отдельное понятие «украинская революция 1917 г.» - это новодел в историографии. Впервые о т.н. украинской революции заговорили в 1920-х гг. деятели украинской национал-эмиграции – политические неудачники, не нашедшие себя в новой послеоктябрьской реальности (Д. Дорошенко, Н. Шаповал, П. Христюк и др.).

Чтобы не потеряться в гуще великих событий и на фоне ярких революционных личностей, они принялись сочинять про себя великие истории. И потом эти истории выделять в отдельные концепции и теории, в которых только они якобы были ведущими историческими фигурами.

Революционные вихри 1917 г. охватили всю тогдашнюю Российскую империю. И если ставить во главу угла этнический принцип (а украинские чудо-историки так и делают), тогда можно насчитать в 1917 г. сколько угодно революций: польская, грузинская, армянская, азербайджанская, финская, татарская и т.д.

Весь смысл теорий про украинскую революцию – это доказать самобытность и самодостаточность того, что происходило на Украине 100 лет назад по принципу «овсяная каша хвалилась, будто с коровьим маслом родилась», и потом эту «самобытность» и «самодостаточность» замкнуть на идее национального освобождения Украины от России.

Сразу были выдуманы причины, по которым нельзя «украинскую революцию» считать одной из страниц общероссийской революции февраля-октября 1917 г.:  1) революционные события происходили на землях, не входивших в состав Российской империи и 2) «украинская революция» опиралась на политическую программу, отличную от большевистской.

Утверждения настолько несерьёзны, что даже неудобно их опровергать. Масштабные исторические события всегда выходят за границы того государства, где они случаются. Для украинских историков это, видимо, новость.

Под землями, не входившими в состав Российской империи, украинские национал-историки имеют в виду, очевидно, принадлежавшие Австро-Венгрии Галицию, Закарпатье и Буковину.  Интересно, согласятся ли эти историки признать эти события частью австро-венгерской истории, раз дело было в Австро-Венгрии, а не в России?

Или, может, они откажутся от Донбасса, который очутился в составе Украины по решению большевиков, пришедших к власти в 1917 г.? Раз уж это была чужая революция, то и решения она для Украины принимала чужие, присоединяя к ней чужие земли.

Второе: в 1917 г. какие только программы ни выдвигали различные политические силы. Грузинские националисты то примыкали к народовольцам, то шли под собственными лозунгами. Похожая ситуация была в Армении, Латвии, Эстонии и др. уголках империи. Нам что, каждый из этих уголков выделять теперь в отдельную революцию?

Очевидно, что революция 1917 г. была целостным явлением, её проявления в разных концах империи были обусловлены схожими причинами.

Ныне на Украине стал доминировать подход, занесенный на Украину диаспорянскими историками: на Украине шла национально-освободительная борьба, «украинская национальная революция». И это утвердилось в научном, политическом дискурсе, а также в курсах истории. Образование УССР представляется как нечто чуждое, привнесенное.

Более того, об УССР даже в школьной программе предлагается не упоминать. В 2017 году УИНП и Министерством образования навязано вот такое содержание программы (1914-1921) для школьников 10 класса: «Первая мировая война; украинцы в армиях воюющих держав; экономический и политический кризис и украинские земли; место украинских земель в Версальско-Вашингтонской системе; Украинская революция 1917-1921 годов в эпоху распада империй и образования новых независимых государств в Европе; войны Украинской Народной Республики с Россией; оккупация Украины коммунистической Россией».

Вот такая история…

* * *

Нельзя не упомянуть о моральном облике особо рьяных фанатиков теории отдельной «украинской революции». Так, закончивший жизнь в петле Николай Михновский требовал бороться за свободу, «даже если прольются реки крови». Это он требовал строить Украину для украинцев, от Карпат до Кавказа (!). Впадая в расизм, он призывал украинцев не жениться на женщинах других национальностей и не позволять детям своим «осквернять дом языком чужаков-угнетателей».

Сбежавший в Прагу «публицист» и «социолог», секретарь дипмиссии УНР в Венгрии Никита Сриблянский (Шаповал): «Возрождение Украины – синоним ненависти к своей жене московке, к своим детям кацапчатам, к своим братьям и сёстрам – кацапам, к своим отцу и матери – кацапам. Любить Украину – значит пожертвовать кацапской роднёй…»

К слову, в Первую мировую войну брат Никиты Сриблянского Николай был завербован австрийцами, стал членом Союза освобождения Украины, созданного при поддержке Австро-Венгрии.

Новое дыхание идея отдельной украинской революции получила в 1990-х, после распада СССР. Наводнившие украинскую политику проходимцы срочно нуждались в идеологических инструментах, с помощью которых можно было бы дорваться до власти.

Одновременно с этим про «украинскую революцию» заговорила западная пропаганда. Так создавалась новая политическая мифология, призванная служить идеологическим ориентиром новой самостийной Украине.

И разве удивительно, что через 25 лет независимости Украина оказалась там, где оказалась?

Разве удивительно, что возрождение Украины ставят в прямую зависимость от ненависти к «жене-московке» и «детям кацапчатам», как учил фанатик «украинской революции» Никита Сриблянский? Разве удивительно, что сегодня одна половина Украины ненавидит другую половину, которая-де «оскверняет» Украину «языком чужаков-угнетателей»?

Напрасно любители теорий про «украинскую революцию» идеализируют Украину столетней давности. К власти тогда рвались такие же Ляшко, Порошенко, Аваковы. Были свои Тягнибоки и Яценюки, Яроши и Шкиряки.

Если бы «украинская революция» была не горячечным бредом украинских национал-историков, а реальным жизненным фактом, Украина 1917 г. была бы полным аналогом Украины 2017 г. У неё не было бы других ценностей, кроме ненависти и разрушения.

А в истории Украины все произошло по-другому. Была образована союзная республика в составе СССР. Её территории расширялись вплоть до 1954 года. Благодаря Советскому Союзу.

Не нами сказано, что без прошлого нет будущего…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору