Информационно-аналитическое издание

К чему приведут румынские претензии к Украине

Версия для печатиВерсия для печати

Досиживающий последние дни в кабинете на Банковой Виктор Ющенко весь свой пятилетний президентский срок проводил политику, направленную на дестабилизацию политических и экономических связей с Россией взамен на попытки обрести членство в НАТО и ЕС. В то же время оранжевые СМИ наперебой убеждали граждан Украины в том, что Россия имеет территориальные претензии к Украине, готовит агрессию, хотя официальная Москва ни разу не заявляла своих территориальных претензий Киеву.

Реноме России как возможного «завоевателя» Украины подогревалось также стараниями западной прессы. Чего только стоило заявление небезызвестного издания The Wall Street Journal: «Самой вероятной мишенью, судя по всему, станет Украина. Киев неоднократно сердил Россию и бросал ей вызов, поскольку проводит внутреннюю политику демократизации и решительно ориентируется на Запад, а его руководство жаждет вступить в НАТО».
 
А вот о том, что на юго-западе Украина граничит с Румынией, которая имеет свои взгляды на территориальную целостность Украины и реально претендует на «кусок украинского пирога», в отличие от мифических притязаний России, демократические СМИ писать и вещать как-то стесняются.
 
Придется нам восполнить этот пробел. В январе 1992 г. Румыния признала независимую Украину, но тут же, как по мановению волшебной палочки, все без исключения ведущие политические партии Румынии включили в свои программы тезисы о восстановлении «исторической справедливости» и возвращении «исконно румынских земель» в состав Румынии.
 
Основными объектами территориальных притязаний Румынии являются Северная Буковина (часть Черновицкой области) и Бессарабия (часть Одесской области). Эти территории Украины были оккупированы Румынией в короткие исторические промежутки времени: 1918 – 1940 гг. и 1941 – 1944 гг., что тем не менее не мешает заявлять Бухаресту, что это исконно румынские территории, принадлежавшие румынам сотни лет.
 
Концепция «Великой Румынии» разрабатывалась в начале ХХ века. С этой целью переписывалась история, что позволяло тогда и позволяет теперь Румынии заявлять свои географические и «исторические права» на часть территории, ныне входящей в состав Украины. Но особенно «великодержавные» аппетиты Румынии выросли после того, как она в ноябре 1940 г. выступила как союзник фашистской Германии. До начала нападения Германии на Советский Союз Гитлер и маршал Антонеску согласовали все вопросы, касающиеся совместных действий против СССР. Гитлер пообещал Румынии в качестве награды Северную Буковину, Бессарабию и южные районы Украины.
 
Вместе с тем, как развивались военные успехи фашистской коалиции, росли и территориальные притязания Румынии. На тот момент, когда германские и румынские армии дошли до Волги, румынская пресса пестрела требованиями установить границу Румынии по Уралу, так как Великая Румыния должна простираться до самой Азии.
 
С тех пор, как Румыния «мечтала» с помощью Гитлера завладеть половиной Европы, а затем, когда конец третьего рейха был предопределен, не отягощая себя союзническим долгом, повернула штыки против бывших товарищей по оружию, прошло более 60 лет. Казалось бы, сейчас можно только посмеяться над тогдашними амбициями румынских политиков. Но это действительно было бы смешно, если бы не было так серьезно. Своих территориальных претензий к Украине Румыния не оставила. По крайней мере, проблема «утраченных территорий» используется сегодня в Румынии как действенное средство борьбы за власть. Но можно ли считать этот вопрос безобидным проявлением внутренней политики Румынии?
 
Румыния все 18 лет независимости Украины предпринимает действия, направленные на интеграцию Северной Буковины и Бессарабии в состав «румынского диаспорального поля», а затем и в состав Румынского государства в политическом, экономическом и культурном планах.
 
Только в Черновицкой области действует около сотни румынских школ и полсотни детских садов, функционируют более 10 общественных организаций и столько же выпускается газет, транслируется несколько телеканалов на румынском языке, ведется служба более чем в 100 церквях. Такая тактика румынской диаспоры и правительства Румынии не вызывает у украинских властей никакой тревоги, в то же время ведется ожесточенная борьба против использования русского языка, в том числе и в СМИ. Русских школ в Черновицкой области практически не осталось. Русские общественные организации ни регионального, ни всеукраинского масштаба не имеют практически никакой возможности серьезно обеспечивать здешнее русскоязычное население периодическими изданиями на русском языке, не находя (в отличие от Румынии) необходимой широкой поддержки соотечественников.
 
За время правления Виктора Ющенко количество русских школ на Украине сократилось в 20 раз! В 2004 году их было около 20 тыс., а к концу 2009 г. осталось всего 1300. Даже в столице Украины осталось только 6 русских школ, что же говорить о Северной Буковине и Бессарабии…
 
На фоне катастрофического сокращения населения Украины  прирост румын составил за последние 18 лет почти 50%. При этом румыны уже не хотят, чтобы по отношению к ним применялся термин «национальное меньшинство», так как численность румынской диаспоры достигает 200 тыс. На этом фоне все чаще раздаются призывы к созданию национальной автономии. И хотя аналогии не всегда уместны, как тут не вспомнить о гонениях официального Киева в отношении русинов, Подкарпатской Руси. Сколько упреков, карательных санкций, вплоть до «профилактических мероприятий» СБУ выдержали они только за то, что хотели в рамках Украинского государства создать культурно-национальную автономию! Нет, не моги! А вот в отношении заявлений и притязаний румынской стороны, румынской общины – гробовая тишина. Не дымит! Так ли это?
 
Чего только стоит вопрос о предоставлении гражданам Украины румынского гражданства! И хотя согласно Конституции, граждане Украины не могут иметь двойного гражданства, по мнению экспертов, у населения Северной Буковины, Бессарабии и других областей на руках находится порядка 100 тыс. румынских паспортов. Кстати, никакой адекватной реакции официального Киева на этот счет не было. Зато опять же широко раздувалась шумиха о мифической выдаче российских паспортов всем желающим жителям Крымского полуострова.
 
В то же время намерения румынской дипломатии абсолютно понятны – раздать как можно больше румынских паспортов, что позволит сторонникам «Великой Румынии» требовать пересмотра государственной принадлежности Бессарабии и Северной Буковины. И это как раз тот случай, когда территориальные притязания, как фиговым листком, прикрываются румынским паспортом. Нет, не о европейской интеграции и евроатлантическом векторе Украины заботятся иные румынские политики. Они спешат «застолбить» желанные территории, даже не задумываясь о последствиях подобных откровенно экспансионистских действий, подрывающих имидж не только собственной страны, но и ЕС в целом.
 
Насколько «бесхребетно» действует украинская дипломатия в решении спорных украинско-румынских проблем, настолько агрессивно настроены румынские дипломаты. Так, постоянные жалобы Румынии в различные инстанции Евросоюза о нарушении прав румын на Украине даже спровоцировали расследование ОБСЕ, которое, впрочем, показало, что румыны на Украине живут гораздо лучше, чем украинская диаспора в Румынии.
 
Украинские дипломаты просто «боятся перечить» Румынии. Они все еще надеются, что Румыния поможет Украине в вопросах вступления в НАТО и ЕС. Конечно, поможет, но при одном условии: «Ты мне – я тебе!» А если украинская сторона будет показывать свой норов, можно обойтись и без ее согласия.
 
Показательным в этом отношении является десятилетний спор за остров Змеиный в Черном море. Спор главным образом шел вокруг определения, что такое Змеиный – остров или скала. Если остров, значит, он и его прибрежная зона с обнаруженными залежами нефти и газа принадлежат Украине. Статус скалы с обнаруженными поблизости месторождениями углеводородов передавал её в ведение Румынии. В 2009 году Международный суд в Гааге вынес свое решение, и черноморский шельф острова был непропорционально разделен в пользу Румынии. Пока украинские политики рассказывали о многочисленных переговорах и консультациях, которые «успешно продвигаются», Румыния подала иск в суд и фактически этот суд выиграла.
 
Еще один эпицентр противостояния между Украиной и Румынией – канал «Дунай – Черное море». У Украины сегодня нет глубоководного выхода в Черное море, проложенного по своей территории, из-за чего украинские суда вынуждены пользоваться румынскими каналами, уплачивая за это немалые средства. Киев уже завершил первый этап строительства канала, в результате чего возможно судоходство кораблей с глубиной осадки 5 м (глубина канала 5,5 м). Второй этап строительства предусматривал углубление канала до 7,5 м, что сделало бы возможным проход более крупных судов и переориентировало часть грузопотока с румынских каналов в канал «Дунай – Черное море». Это принесло бы дополнительные доходы в бюджет Украины. Но Румыния заблокировала дальнейшее проведение работ, мотивируя это тем, что Украина не провела экологическую экспертизу на предмет нанесения вреда окружающей среде дноуглубительными работами...
 
Дипломатическое противостояние Украины и Румынии ведет к экономическим потерям. И проигрывает в этом противостоянии пока что только Украина. Если украинские политики не будут более твердо отстаивать интересы своего государства, кроме уже существующих потерь и проблем, рано или поздно встанет вопрос о спорных территориях, а к тому времени, глядишь, румыны вспомнят еще о какой-нибудь «исторической справедливости».
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору