Информационно-аналитическое издание

Храм святого праведного Ионна Кронштадского: легендарный и настоящий

Версия для печатиВерсия для печати

Слухами и легендами обрастает порой самоотверженность многих жителей Донецка. Находясь уже второй год под системными артиллерийскими обстрелами со стороны ВСУ, они отказываются покидать свои рабочие места и дома. Ярким воплощением легенд, основанных на реальности, может служить сообщение сарафанного радио о том, что на окраине города, в поселке шахты «Трудовской», ставившей в советские времена мировые рекорды по добыче угля, люди не только не уезжают, но и сооружают под руинами храма святого праведного Иоанна Кронштадского подземную церковь.

Храм святого праведного Иоанна Кронштадского до обстрела украинскими войсками из «Градов» 25 августа 2014 года.

* * *

Разобраться с этими слухами я попыталась на местности и отправилась к местам боев – к храму.

Дорога к нему оказалась поразительно легкой и одновременно печальной. Выяснилось, что добраться в эти места можно на автобусе. На территории постоянно обстреливаемого поселка работает городской транспорт, функционирует автостанция «Трудовская», правда, ее окрестности местами напоминают унылые кадры из фильма Арсения Тарковского «Сталкер».

Дело в том, что бои на подступах к поселку начались еще весной 2014 года, потом здесь разворачивались и танковые бои, и совершались обстрелы минометами, а параллельно прилетали снаряды «Градов» и «Ураганов». Покоя здесь так и нет, тишину периодически прорезают автоматные очереди и взрывы.

Здания автостанции имеют потрепанный вид, стоят в запустении без крыш и окон, с уже не украшающими, а устрашающими, покореженными войной вывесками.

На прилегающих улицах практически не находится ни одного не поврежденного осколками или снарядами дома или подворья. Окна домов наглухо заколочены хозяевами, уставшими вставлять то и дело вылетающие от взрывов стекла и рамы, обновлять, чинить заборы и ворота, перекошенные войной и посеченные осколками, словно решето.

Кое-где бродят оставшиеся бесхозными мурки и тузики, с которыми уцелевшие, изнуренные обстрелами жители делятся чуть ли не последним куском хлеба.

В таком окружении и стоит храм Ионна Кронштадского. Еще летом прошлого года в него влетел «Град», взрывом снесло крышу, кресты и купола, внутри все выгорело до угольков.

Чудесным образом не пострадали люди, и остался невредимым уголочек – маленькая крестильня. Вот в ней сейчас, в любую погоду и при любой обстановке идут, не прекращаясь, службы, символизирующие силу духа и бессменного настоятеля храма отца Александра, и прихожан.

О силе духа местных жителей, не опустивших руки даже в таких суровых условиях, можно судить и по асфальтовой дороге к храму. Еще весной она была покрыта множеством дыр от падения мин и прочих снарядов, а теперь налицо преобразования – все залатано и вычищено.

Преобразования видны и на территории храма, откуда исчез уродливый шрам – воронка от «Града», верующие ее просто сровняли с землей и запахали. О том, как это место выглядит, теперь можно составить представление по фотографии.

При этом сам разрушенный храм внешне как бы и не изменился. Как и год назад, стоит разрушенный, лишь аккуратная груда «свежих» камней намекает на некие изменения.

Об их масштабах можно судить, если заглянуть во внутрь.

Там, где в прошлом году торчали головешки, пепел, осколки кирпича и крыши, теперь строительство.

О восстановлении храма для читателей «Одной Родины» без утайки рассказывает мой давний знакомый отец Александр:

«Кого нам ждать… сами все начали делать, а откуда слухи пошли не знаем... слышали, что говорят будто бы строим мы подземную церковь. Между тем мы просто восстанавливаем храм и расчищаем подвалы, которые находились под ним. Подвалы планируем использовать для хозяйственных нужд и для того, чтобы во время обстрелов в них могли бы спастись люди.

Конечно, нам многие помогают.

Например, наши местные прихожане жертвуют на восстановление храма, и жители Украины тоже присылают, но в основном, конечно же, помогает Россия – Санкт-Петербург, Москва, Кемерово, Шахты и Новошахтинск Ростовской области. Спасибо всем за доброту и отзывчивость».

Об укреплении веры на фоне войны, об увеличении количества прихожан отец Александр рассуждать не стал, лишь заметил, что «вера действительно укрепляется испытаниями, а на судьбу жителей Донбасса их выпало множество…».

* * *

В подтверждение его слов, как бы еще раз испытывая веру, у поселка шахты «Трудовской» вечером заговорили танки.

И уже под раскаты этой басовито-оглушительной танковой беседы я думала о том, что, может быть, благодаря самоотверженности, подобной той, с которой служит отец Александр и которую демонстрируют многие жители поселка, как раз и рождаются легенды. И укрепляется вера, и воскресают мечты, главной из которых безоговорочно является мечта о мире.

Уверена, она когда-нибудь сбудется. Мир, конечно, когда-нибудь придет на эту истерзанную нашествием ВСУ донецкую землю. Тогда беженцы вернутся в свои покинутые дома. И в уже восстановленном храме святого праведного Ионна Кронштадского смогут крестить своих детей. Точно так же, как и я окрестила здесь своего ребенка. В мирное время, до войны.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору