Информационно-аналитическое издание

«Голодоморная» инерция продолжается

Версия для печатиВерсия для печати

27 ноября галицкие националисты и их сторонники чествовали очередную годовщину Голодомора. Накануне Дня жертв голодомора и политических репрессий в электронных средствах массовой информации появились материалы, тиражирующие нелепые слухи и фантастические версии относительно событий 1932-1933 годов.

Говоря по существу дела, историки (именно историки-учёные, а не дельцы от истории) убедительно показали на фактах, что голод 1932-1933 гг. на Украине был составной частью общесоюзной трагедии. Он распространился во всех плодородных районах СССР, не имел спланированного характера, повлёк жертвы среди всех этнических групп без разбора, которые проживали на территориях, охваченных интенсивными хлебозаготовками. А раз так, то голод не был и не мог быть проявлением геноцида украинского этноса.

Экономический характер голода объясняет, почему Украинская ССР пострадала в абсолютном выражении больше, чем, скажем, РСФСР: вся УССР (за исключением небольшой территории на севере) находится в благоприятной для сельского хозяйства плодородной южной зоне, следовательно, на Украине было больше зажиточных хозяйств и потому хлебозаготовки там велись особенно интенсивно.

Та же закономерность прослеживается и в самой РСФСР. Плодородные районы пострадали больше, чем районы с менее благоприятными для ведения сельского хозяйства условиями. Это в основном регионы юга – Кубань, Дон, среднее и южное Поволжье... Кроме этого, успешное сельхозпроизводство было развито на южном Урале и в южной Сибири, где также крестьяне были более зажиточны и где интенсивность хлебозаготовок была такая же, как и на Украине.

Цифры граждан, голодавших и умерших от голода в УССР сопоставимы с аналогичными данными по России. Но, кроме абсолютных цифр погибших, есть и критерий отношения жертв от голода к общей численности населения. По этому критерию больше всего пострадал от голода в СССР 1932-1933 гг. Казахстан. Там было больше всего умерших жителей по отношению к общей численности населения республики.

Стоит ещё раз напомнить истинные причины голода 1932-1933 гг. в СССР, в том числе и на Украине.

Непосредственной причиной голода в СССР 1932-1933 гг. послужило увеличение плана хлебозаготовок на фоне резкого сокращения сельскохозяйственного производства, включая и производство хлеба. Форсирование плана хлебозаготовок являлось неотъемлемым пунктом программы коллективизации сельского хозяйства, а она, в свою очередь - частью радикальных социально-экономических реформ. ВКП(б) ставила цель с помощью реформ добиться экономической и военной самодостаточности СССР, а следовательно, и независимости от внешнего мира. Ключевыми в иерархии приоритетов советского руководства были индустриализация и коллективизация.

Суть индустриализации – создание основанной на передовых технологиях промышленности и обеспечение экономической независимости СССР, что и было к 1937 году сделано. Коллективизация должна была не только повысить производительность труда, но и обеспечить централизованный и в достаточном количестве сбор продовольствия (не только зерна) для нужд индустриализации. Собранное зерно предполагалось экспортировать, а полученные средства вкладывать в индустриализацию (в закупки за границей оборудования, технологий и снабжение продовольствием растущего рабочего класса и городского населения). Отсюда – более интенсивное, начиная с 1930 года, проведение хлебозаготовок в соответствии с повышенными нормами.

Но организационные ошибки в проведении коллективизации, а также ошибки в расчётах роста посевных площадей на фоне сильного неурожая 1931 года в пяти областях СССР - в Западной Сибири, Казахстане, на Урале, на Средней и Нижней Волге (1)  -  вследствие засухи значительно сократили хлебные ресурсы страны. Одновременный с сокращением хлебных ресурсов экспорт зерна урожая 1931 года для получения валюты на разворачивающуюся индустриализацию сделали ситуацию критической.

В 1932 году спад производства продуктов питания продолжился. Больше всего пострадали основные хлебопроизводящие районы СССР – зерновые хозяйства УССР и Кубани, вклад которых в общий объём продаваемого за границу зерна для компенсации его недостачи из-за неурожая 1931 года в остальных регионах СССР увеличился.

Следует также отметить ещё один значимый фактор голода, о котором исторические мифотворцы на Украине и в Северной Америке всегда будут отчаянно молчать – и нынешняя дата не стала исключением, – крестьянский саботаж работы в колхозе. Одним из его проявлений стал забой скота перед массовой коллективизацией.

Только взглянув на общую картину социально-экономических преобразований в СССР того времени, можно понять причину и механизмы появления голода.

Приход здоровых сил к власти постепенно меняет общую гуманитарную ситуацию на Украине к лучшему. Новая власть спокойно, но твердо отказалась от националистической истерии в освещении вопроса голода 1932-1933 гг. в Украине, а материалы средств массовой информации и заявления представителей государственных структур в этом году накануне 27 ноября были более взвешенными, корректными и наконец-то перестали из трагедии народа делать политическое шоу.

На этом фоне ещё резче проявилось нездоровое внимание к данной теме со стороны сторонников геноцидной версии голода 1932-1933 гг. Странную тягу непримиримых националистов к сочинению дополнительных голодоморных кошмаров трагедии 1932-1933 гг. трудно характеризовать как здоровый научный интерес.

Кроме того, есть еще одна серьезная причина активизации националистов в этом вопросе. Один из певцов «голодомора», например, пишет: «…шаги научной, идеологической и популяризаторской проработки проблемы Голодомора растворились в советскости менталитета, исторической амнезии и безразличии большинства жителей регионов, по которым прошла коса страшной смерти.  Иногда создавалось впечатление, что изучение Голодомора больше всего интересовало галичан, нежели самих потомков пострадавших» (2).

Автор, сам того не желая, указал на наиболее вероятное объяснение озабоченности галичан мифическими трактовками голода 1932-1933 гг., хотя в этом крае голода в те годы не было по причине неучастия последнего в советской индустриализации. Именно из Галиции и из галицкой канадско-американской диаспоры уже 20 лет исходят попытки навязать свою модель украинской идентичности всей Украине на основе галицийских историко-культурных этнических ценностей, частью которых является агрессивная русофобия. В эти ценности не входит изучение, знание и уважение общих для украинцев и россиян советской истории и культурных традиций.

Для них не мифы, но объективные, неоспоримые факты советской истории стали непреодолимым препятствием на пути формирования у населения Украины антисоветских и антирусских комплексов. Поэтому, если подавляющее большинство граждан Украины видят в голоде 1932-1933 гг. общую трагедию всех народов СССР, каковой она фактически и была, в Галиции хотят видеть лишь удобную возможность путём подлога сочинить «новую» украинскую национальную идентичность с огромным русофобским комплексом. При этом певцы «голодомора» идут на подлог в прямом смысле слова и весьма охотно.

Председатель Архивного управления Украины О.П. Гинзбург 25 ноября сего года в пресс-центре информационного агентства «Интерфакс-Украина» на пресс-конференции на тему «К вопросу голода в Украине 1932-1933 годов языком документов и глазами историков» рассказала о многочисленных фальсификациях, допущенных при издании сборников документов и исторической литературы, посвящённых голоду 1932-1933 годов, вплоть до использования в качестве иллюстраций фотографий из периода оккупации Киева, в том числе из Бабьего Яра и времён Сталинградской битвы.

«Документы, историческая литература, - сказала она, - однозначно свидетельствуют, что эта циничная кампания инициировалась, финансировалась и навязывалась нам не из Украины. 90 процентов тех, кто пишет сейчас о «голодоморе», зарабатывают на этом тоже не на Украине». О.П. Гинзбург отметила, что в Государственном архиве Украины нет ни одного документа, который бы подтверждал проведение направленного голодомора, а тем более геноцида, против народа Украины.

Более того, уже хорошо известны факты, когда иностранные дельцы от истории «использовали в своих материалах фотографии голода 20-годов в Нижнем Поволжье и в США» (3).

В вопросе фальсификации истории голода 1932-1933 гг. кроме научного и морально-этического аспекта есть еще и правовой. За фальсификацию истории голода 1932-1933 гг., раскручивание политического бизнеса на трагедии собственного народа и построенную на его обслуживании работу государственной машины, спецслужб (как это было при В. Ющенко) должны нести ответственность конкретные лица. Причём как организаторы фальсификации, так и исполнители. Данная фальсификация была построена на прямом и сознательном подлоге документов, на спланированном введении в заблуждение украинского общества, должностных лиц и представителей зарубежных государств. Эта фальсификация в свое время не принесла националистам желаемых политических дивидендов, зато способствовала дискредитации украинской государственной политики на международном уровне, подрыву доверия к стране в целом, что, безусловно, может рассматриваться как прямая угроза национальной безопасности Украины и нуждается в объективной правовой оценке.

(1) «Голод 1932-1933 гг. и его последствия». Материалы пресс-конференции российских историков в Российском медиа-центре 25.10.2006 г.
(2) Голодомор и перспективы политики памяти: http://www.zaxid.net/article/80171/
(3) http://www.cominformua.com/

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору