Информационно-аналитическое издание

Галичина и Русский мỉр

Версия для печатиВерсия для печати

История собирания земли Русской занимает в преданиях нашего народа ключевое место и долгое время была сквозной темой древнерусских летописей. Но недостаточно освещенным остается участие в этом эпохальном процессе самого западного уголка Русского міра – Галичины.

Сегодня в это трудно поверить, но вклад галичан в русскую историю был существенным. С уходом Украины в независимое блуждание «между Западом и Востоком» тема общих усилий малороссов и великороссов по воздвижению фундамента общерусской государственности перестала привлекать исследователей, а уж исторический вклад в это выходцев из Галиции и вовсе остается в тени. И напрасно.

В 1914 г. вышла в свет брошюра видного галицко-русского филолога, поэта и публициста Дмитрия Николаевича Вергуна «Что такое Галиция?».

В ней автор приводит исторические факты, неопровержимо указывающие на общерусские корни Галичины и активное участие предков современных галичан в деле укрепления государства Российского.

О родстве Галичины с остальной Россией говорит сама топонимика

Участие галицких полков в Куликовской битве, поселения галицких дружинников в Костромской губернии (и в Костромской области, и в Галиции есть город с названием Галич), наличие городов с одинаковыми названиями в Прикарпатье и в современной России (Перемышль, Ярославль, Городок) – это только часть фактов.

Еще до Куликовской битвы в Москву прибыл уроженец Равы-Русской (сейчас это Львовская область) инок Петр, ставший позднее митрополитом всея Руси Петром. Еще пребывая на малой родине, он поставил келью на берегу Раты. А позднее он получил имя «Ратенский», в XIV в. был канонизирован Русской Православной Церковью. И почитался как покровитель Московского княжества.

Именно «черовоноросс Петр ясно и сознательно кинул клич о собирании русской земли» (Червонная Русь – одно из исторических названий Галиции). Превращение православной Москвы в «Третий Рим» – не в последнюю очередь и его заслуга.

Сегодня власти Равы-Русской мыслят совсем другими категориями. Они обратились в Европарламент с просьбой подписать с ними соглашение об ассоциации – вопреки позиции официального Киева принять Раву-Русскую в состав Европейского союза.

Миссия Петра Ратенского требовала необоримого духа и удивительной политической проницательности

Червонно-русский баян Митуса пением своим усмирял междоусобную вражду русских князей

«Инстинкт собирания русской земли, инстинкт необходимости племенного единения для сохранения силы составляет отличительную черту всех уроженцев Карпатской Руси, занявших видные места в общерусской культуре», - сообщает нам Д. Н. Вергун. Львовское Ставропигийское общество снарядило в Москву делегацию по случаю прекращения Смуты и избрания нового царя из дома Романовых. В ее состав, кроме прочих, входили епископ Перемышльский Исайя (Конинский) и епископ Львовский Иеремия. В Галицию делегаты вернулись с богатыми подарками для русских монастырей и братств.

Иоанн Вишенский – еще одна легендарная личность, упоминаемая Д. Н. Вергуном. Уроженец Судовой Вишни (сейчас – Львовская область), автор многих ярких богословских произведений, он вел горячую полемику с католиками и униатами, призывая православных быть твердыми в вере.

Первым русским царем, посетившим Галицкую Русь, Д. Н. Вергун называет Петра I. Случилось это, когда царь возвращался из Вены в Москву после получения известия о стрелецком бунте (к слову, свое происхождение от участника стрелецкого бунта, бежавшего в Венгрию, вел русинский будитель Александр Духнович). Петр I проехал через Перемышль, Львов, Раву-Русскую, принимая по пути делегации местных жителей.

Идею обмена Галицкой Руси на некоторые губернии Царства Польского высказывал и Николай I, и Александр II, и Александр III, но геополитические реалии вносили свои коррективы.

Интересны взгляды Д. Н. Вергуна на топонимику Карпатской Руси.

Галиция, будучи разменной монетой австро-германской политики, стала местом реализации Веной двух «политических Пьемонтов» – ягеллонско-польского (по выражению Д. Н. Вергуна) и украинского. Первый предусматривал возрождение Польши «от моря до моря» (это было навязчивой идеей польских королей династии Ягеллонов), второй – Великой Украины «от Карпат до Кавказа».

Мнение Д. Н. Вергуна о внутренней природе т.н. украинского проекта

Но возрождение Польши, от Балтийского до Черного моря, автоматически означало устранение Великой Украины. И, наоборот, появление Украины «от Карпат до Кавказа» сделало бы невозможным появление Польши «от моря до моря». Пока поляки и украиноманы, вцепившись друг другу в горло, продолжали каждый на свой лад действовать против России, Вена и Берлин могли удовлетворенно потирать руки. Взаимная нейтрализация противников обеспечивала Австрии и Германии полное стратегическое превосходство в Центрально-Восточной Европе.

Переломным моментом послужила Первая мировая война. Видя в галичанах «пятую колонну» России, австрийцы устроили настоящий геноцид карпато-русского населения. Концлагеря Талергоф, Терезин – эти названия известны многим. Уничтожали именно тех, кто держался за свое общерусское сознание. Но даже в такую лихую годину в состав русской армии вливались многие галичане, а Ростов-на-Дону превратился в центр галицко-русской эмиграции, куда хлынули сотни тысяч беженцев.

На 2014 г. приходится 100-летие со дня начала Первой мировой войны. В современной Украине, как власти, так и историки, вспоминать события того времени не любят, иначе придется вспомнить и про Талергоф, и про Терезин, и про соучастие первых политических украинофилов в геноциде собственных соотечественников под руководством Австро-Венгрии. О Галичине теперь говорят только как о колыбели украинской националистической идеи (она же и государственная), намеренно вытирая из памяти народа историю другой Галичины – общерусской, о которой Д. Н. Вергун писал: «В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор, откуда виднеется русский простор…»

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору