Информационно-аналитическое издание

Федерализация Украины – веление времени (II)

Версия для печатиВерсия для печати

Часть I

Децентрализация или провокация?

Чем же отвечает власть на требования Юго-Востока? Повторяет в значительной мере то, что уже пытались внедрить на Украине в 1994 году. Тогда под давлением массовых выступлений шахтёров президент Украины Леонид Кравчук пошёл на ликвидацию своих представительств в регионах, которые выполняли функции органов исполнительной власти на местах, и согласился с передачей этих функций исполкомам областных и районных советов. Председатели этих советов, фактически становившиеся главами областей и районов, были избраны непосредственно населением.

Тогда ещё действовал принятый в советские времена закон о языках, но на полную катушку уничтожалось образование на русском языке, но он тем не менее сохранял возможность судопроизводства на родном для Юго-Востоке языке. Русский язык ещё не был запретным на телевидении, в кинотеатрах, в рекламе, в инструкциях на лекарства и т.п. Поэтому гуманитарные вопросы не стояли так остро, как сегодня.

Путчисты после прихода к власти заявили, что немедленно отменят закон Украины «Об основах государственной языковой политики», принятый при В.Януковиче. «Русская весна» и отрицательная зарубежная реакция на такие планы заставили их временно приостановить свои попытки по вытеснению русского языка из всех сфер общественной жизни на Украине. Но после случившегося поверить обещаниям хунты о возможности в будущем проводить в регионах свою гуманитарную политику, в том числе относительно русского языка, способны только полные идиоты.

К тому же Киев, обещая расширение полномочий местным органам самоуправления, тут же пытается подстраховаться введением института надсмотрщиков в виде префектов.

Можно сделать вывод, что предложения нынешней киевской власти по децентрализации государственного управления - даже не дежавю. Это желание всучить Юго-Востоку вместо тушки кролика дохлого кота, как в известной байке Павла Глазового: «Ти купуй, - говорить дядько, - не жалій грошей. М'ясо свіже, він учора ще ловив мишей». Все на Украине прекрасно помнят, как подобная «децентрализация» в 1994 году просуществовала всего лишь несколько месяцев, а затем была выхолощена вновь избранным президентом Леонидом Кучмой.

Какая федерализация нужна Юго-Востоку?

Возникает вопрос, а какая форма федерализации сегодня будет соответствовать требованиям Юго-Востока, чтобы она реально закрепила права его жителей, но не была затем ликвидирована киевской властью, как это уже было с Республикой Крым. Ответ на этот вопрос дают последние события, происходящие в этом регионе. Дело в том, что реальность во многом не совпадает с тем, как ранее видели процесс федерализации Украины многие его «кабинетные» сторонники.

Среди федералистов доминировал подход, что Украине как европейской державе в наибольшей степени подошел бы опыт ФРГ или Австрии. Эти государства сформированы по территориальному, а не по национальному признаку. И представляют собой классические симметричные конституционные федерации, в которых земли наделены фактически равными правами. Поэтому сторонников федерализации Украины волновали не проблемы раздела полномочий, какие функции будут только в ведении субъектов федерации, а какие - совместные с центром, какие из налогов и какой процент будет оставаться в местных бюджетах. Это, считали они, надо просто переписать из немецких конституций, а на сколько земель или краёв разбить территорию страны, тут каждый изгалялся по-своему. Вот и получалось, что большинство из вдохновителей федерализации дальше раскраски карт не шло.

У противников федерализации всё звучало ещё проще. У них фактически господствовал один бездоказательный аргумент: федерализация развалит «соборну» Украину. Но как показал опыт Крыма, именно такой скудоумный подход и приводит к её необратимому разрушению.

Творчество масс, вставших на борьбу за свои права на Юго-Востоке, уже рождает разные формы возможных будущих федеративных субъектов Украины. Вначале появилась Донецкая народная республика (ДНР). Конечно, для этого была хорошая историческая основа в лице Донецко-Криворожской советской республики, созданной в 1918 году. Идеи такой республики с 2005 года в Донбассе также активно начала пропагандировать общественная организация «Донецкая республика». И сегодня уже есть политическое и военное руководство провозглашенной ДНР, которое готово отстаивать права и интересы её жителей.

На уровне деклараций о своем провозглашении уже заявили о себе Луганская народная республика. Слобожанская народная республика в Харькове, Одесская народная республика Новороссия, республика Подкарпатская Русь. И хотя в этих республиках еще нет руководящих органов, против них активно ведут борьбу не только киевская власть, правоохранительные органы, но и местная коллаборационистская элита. Вполне очевидно, что здесь созревает перспективная форма организации своих территорий как будущих субъектов федерации.

Очень сложная обстановка в других областях Юго-Востока. Там киевской власти с помощью националистов и местных коллаборационистов пока удалось сбить волну народных выступлений, но нарастает объемный социально-экономический кризис, впереди - новая волна протестов, которые обязательно поставят в повестку дня и вопрос об участии этих регионов в федерализации страны.

Республики Юго-Востока пока однозначно ещё не заявили, в какой форме в будущем они видят себя в составе Украины. Но, учитывая сегодняшние реалии, понятно, что это может быть только асимметричная договорная федерация, где каждый субъект федерации подписывает свой договор с Киевом. Между прочим, в ст. 9 Конституции Республики Крым 1992 года констатировалось: «Республика Крым входит в государство Украина и определяет с ней свои отношения на основе Договора и соглашений». Это, наверное, хороший пример и для вновь созданных республик.

Также важным является вопрос координации действий народных республик в их взаимоотношении с Киевом. Конечно, это может быть механизм двухсторонних договоров между ними. Более интересным представляется вариант, когда эти республики могут создать федеративное образование Юго-Востока даже со своим президентом и органами управления. Примером подобной организации является Босния и Герцеговина: союзное государство равноправных республик – Федерации Боснии и Герцеговины и Республики Сербской. Дейтонское соглашение (1995) положило конец гражданской войне со 100-тысячными жертвами и с двумя миллионами беженцев. В соответствии с ним 43 % четырехмиллионного населения составляют боснийцы, 31 % сербы, 17 % хорваты, при этом Федерация Боснии и Герцеговины состоит из 10 кантонов.

Это наши, во многом теоретические, рассуждения. Но что интересно, ссылки о возможном варианте федерализации Украины по боснийскому сценарию, хоть и с долей скепсиса, появились 30 марта в западной прессе и связаны с именем госсекретаря США Джона Керри.

* * *

Федерализация Украины – это не искусственно инспирированная извне проблема, а потребность, вызванная глубоким кризисом украинской государственности. Унитарное построение страны больше не устраивает, по крайней мере, половину её жителей. События на Юго-Востоке являются ярким тому подтверждением. Вопрос в том, сможет ли украинская элита найти мирное решение этому процессу. В противном случае народ Украины постигнут непредсказуемые катаклизмы, которых очень не хотелось бы никому: ни её жителям, ни ближайшим соседям.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору