Информационно-аналитическое издание

Доброволец из Германии Сергей Крест готов и защищать, и возрождать Донбасс

Версия для печатиВерсия для печати

Ждать встречи с десантником гражданином Германии Сергеем с позывным  «Крест», приехавшим добровольцем в 2014 году в пылающий Донецк, автору этих строк пришлось довольно долго.

Дело в том, что он не мог просто так оставить подступы к городу в условиях, когда бои идут практически непрерывно.

И все же нам удалось встретиться, удалось поговорить…

- Почему я приехал, бросил сытую Германию и личный бизнес? Да потому, что так воспитан. Горжусь тем, что родился в СССР, являюсь патриотом России. Я там, где наших бьют.

Здесь нахожусь уже полтора года, познакомился со многими людьми. Некоторые из них, подобно мне, приехали благодаря воспитанию, некоторые приехали помогать по другим соображениям. А местные жители, что бы ни говорили бандеровские и западные СМИ о влиянии на них Москвы, действительно встали за русский язык и правду, против фашизма, в защиту исторической памяти, справедливости и человеческого достоинства, которые грубо попирались в судах и чиновничьих кабинетах.

А еще эти люди просто вышли защищать свой дом, свою землю, свою маму.

- Ополченцы сражались и продолжают сражаться в различных воинских структурах, вы целенаправленно выбирали «Восток» или так получилось?

- Я внимательно следил за событиями и изначально просился именно в «Восток».

- Люди о вас говорят, что вы хороший командир, бережете бойцов, насколько это соответствует истине?

- Я многое видел, участвовал в боях по всей линии фронта и пришел к выводу, что нельзя недооценивать противника, который действует против нас, высылает снайперов, разведывательно-диверсионные группы, ставит растяжки, фугасы закладывает…

Опасно переоценивать и собственные силы, особенно учитывая тот факт, что у нас множество солдат без опыта, поэтому, став командиром роты, а до этого у меня штурмовая рота была, перед каждым выходом на задание я веду разъяснительную работу с бойцами, учу их и сам учусь.

Я им говорю: «Хочу в своем расположении вас видеть живыми. Зашли на позиции – растуманились. Будьте туманом, чтобы противник вас не видел, а вы видели все…  Вовремя отрабатывайте, вовремя отходите».

При этом на задания я действительно стараюсь идти первым. Считаю, там, где я прошел, они тоже смогут пройти. А вот пустить какого-то необученного бойца, чтобы он, как пес, собрал на себя все растяжки, этого сделать я не могу.

В то же время, чтобы люди остались живыми,  в некоторых вопросах я проявляю и жесткость, и требовательность.

- Воспитание личным примером очень эффективно, опасно ли оно для вас?

- На войне как на войне. У меня 4 ранения, 26 мелких осколков в теле. Нормально.  Живой.

- Видели ли вы тех, кто воюет против вас и жителей Донбасса, общались ли с ними когда-нибудь?

- Я сейчас нахожусь на … направлении, на линии фронта у нас вторая, после донецкого аэропорта, по степени накала обстановки точка. Стоим мы фактически рядом с неприятелем, нас разделяют метров 50-100. Естественно, видим друг друга. Могу сказать, что там разные есть вояки, некоторые почти дети – 1992-1993 года рождения.

Перед наступлением они кричат: «Сепары, ватники сейчас мы вас….!»

А когда попадают в плен, речи иные, как правило, одни и те же: «Меня заставили, я не хотел, я не стрелял, мама деньги заплатит, не убивайте!»

И мы не убиваем, нам возиться некогда, мы пленных передаем другим структурам.

А вот что касается наших ребят, попавших в плен, то там все не так…. Те, кому посчастливилось вернуться, рассказывают, как у них на глазах убивали их товарищей…

- А изменился ли качественно атошник по сравнению с 2014 годом?

- Сейчас, видимо, Украина зачищает неугодных, собрала вояк, которых ей не жалко из разных структур, добавила турок и поляков и поставила на передок, как раз напротив меня.

У нас каждый день бои, как только сгущаются сумерки, идут обстрелы и работают уже не только минометы, но и танки, ПТУРы, «Утесы», АГС, и т.д.

На этом фоне СМИ по всему миру вещают, что боевых действий нет, что якобы соблюдаются минские договоренности. На самом деле со времени подписания минских соглашений на нашем участке фронта был один, а может, два дня тишины.

Вероятно, в ближайшее время все будет продолжаться в том же духе, наш противник сильно укрепляется, окапывается, подгоняет технику, а еще почему-то меняет тактику ведения боя.

Пока что нет масштабного наступления, но и мира тоже нет.

- А если наступит мир, мы победим, вы останетесь в Донецке?

- Счастлив тем, что приехал сюда и познакомился с командиром батальона «Восток» Александром Сергеевичем Ходаковским. Я видел, как этот человек работает, и проникся таким  уважением к нему, что рядом с ним, если надо будет, стану землю пахать, надо будет сеять – буду сеять, надо будет уголь добывать – пойду в шахту.

Я верю этому человеку, и знаю, что под его командой мы можем не только воевать, но и возрождать.

Фото автора

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору