Информационно-аналитическое издание

25 лет без СССР: исчезновение украинской дипломатии

Версия для печатиВерсия для печати

22 декабря на Украине отмечается День работников дипломатической  службы. В отличие от большинства республик СССР Украине, как правопреемнице УССР, одной из основателей ООН, посчастливилось на момент обретения независимости иметь собственную дипломатическую службу. Немногочисленные, но весьма профессиональные кадры, прошедшие суровую школу ООН, составили тот костяк, вокруг которого впоследствии образовалось полноценное министерство иностранных дел. Дипломатическому ведомству удалось решить ряд важнейших вопросов, но к началу 2017 г. внешняя политика Украины подходит в состоянии краха. Каким же образом удалось за короткие 25 лет достичь таких «успехов»?

* * *

Как известно, министерства иностранных дел лишь реализуют, но не определяют внешнюю политику страны. После развала Советского Союза Украина, вопреки положениям Декларации о государственном суверенитете, которая предполагала нейтральный статус Украины, тут же взяла курс на Запад. Уже в 1993 году этот вектор внешней политики был закреплен в постановлении Верховной рады «Об основных направлениях внутренней и внешней политики Украины», где целью провозглашалось вступление в ЕС. А в 1994 г. Украина стала первой из стран бывшего СССР, подписавшей программу сотрудничества с НАТО «Партнерство ради мира», а в 1997 г. – хартию особого партнерства с альянсом.

Одновременно отсекались любые инициативы интеграции на постсоветском пространстве. Став учредителем СНГ, Киев так и не ратифицировал устав организации. Такое неполноценное участие в СНГ привело к тому, что страна ратифицировала договоры с восточными партнерами с оговоркой, что они действуют лишь в той мере, в которой не противоречат европейским устремлениям Украины. Другим негативным последствием «получленства» стали постоянные внутриполитические скандалы, возникающие при любой попытке углубить сотрудничество с бывшими союзниками по СССР. Среди самых ярких можно вспомнить борьбу с ЕЭП, подписание Харьковских соглашений и присоединение Украины к работе Межпарламентской ассамблеи СНГ.

Русофобский характер внешней политики страны был заложен ее первым президентом в момент принятия Л.Кравчуком клейнодов от «правительства» УНР в изгнании и провозглашения Украины таким образом правопреемником петлюровского националистического режима. Хотя юридически это наследие так и не было оформлено, символизма такого шага вполне хватило для того, чтобы на годы задать антироссийские приоритеты работы внешнеполитического ведомства и общую направленность внешней политики.

* * *

Когда задача поставлена, найдутся и исполнители. Министерству иностранных дел в первые 15 лет его деятельности в условиях независимой Украины повезло хотя бы в том, что его работой руководили профессионалы. С другой стороны, специфика дипломатической службы состоит в том, что какие бы взгляды ни исповедовал дипломат, он будет руководствоваться в своих действиях внешнеполитической доктриной страны.

Многие аналитики условно подразделяют министров иностранных дел Украины на пророссийских и прозападных. К первой категории относят А.Зленко, К.Грищенко, Л.Кожару. Ко второй – всех остальных, кому удалось побывать в министерском кресле. Но деление это весьма условное, поскольку, кто бы ни представлял внешнюю политику Украины, МИД ни на шаг не отступил от заданного прозападного вектора. Например, при А.Зленко велись переговоры о подписании Договора о партнерстве и сотрудничестве с ЕС, на долю К.Грищенко пришлась «защита» Тузлы и противодействие подписанию соглашения с ЕЭП, а Л.Кожара завершал процесс подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом, которое ввергло Украину в экономическую катастрофу и гражданскую войну.

Отдельного упоминания заслуживает Г.Удовенко, которого старая гвардия министерства до сих пор вспоминает с благодарностью и ностальгией. Хотя покойный министр и сблизился с Народным рухом, став впоследствии и депутатом от «оранжевой» команды, именно благодаря его работе был подписан Большой договор с РФ и соглашения о разделе Черноморского флота.

В целом даже во времена правления Б.Тарасюка, в кабинете у которого висел плакат «Кляті москалі» и который своим циркуляром под угрозой увольнения запретил сотрудникам говорить на русском языке, украинская дипломатия все же «держала марку». Благодаря высокому профессионализму руководства министерства были и успехи, и прорывы, и относительное здравомыслие в отношениях с РФ, не выходящее за рамки приличий.

Настоящей катастрофой для внешнеполитической службы Украины обернулся «оранжевый» государственный переворот. Именно с него стартует эра вопиющего непрофессионализма и «дипломатии истерики».

* * *

Хотя после переворота МИД в очередной раз возглавил профи Б.Тарасюк, изменился сам характер внешней политики Украины. От защиты национальных интересов и сложной многоплановой игры на противоречиях страна перешла к политике, которую лучше всего характеризует популярное в соцсетях слово «слив». В одностороннем порядке был отменен визовый режим для «развитых» стран, включая ЕС, Украина стала буквально «лезть» в НАТО, а отношения со странами СНГ были испорчены поддержкой Киевом цветных переворотов. Именно перу Бориса Ивановича принадлежит и пресловутое «Содружество демократического выбора», в которое был преобразован антироссийский ГУАМ режимов победивших цветных переворотов.

Как оказалось, это было еще не самое худшее, что приготовил МИД. Вслед за Б.Тарасюком в министерство хлынула толпа варягов, не имевших ни малейшего понятия ни о дипломатии, ни о международных отношениях. Это не замедлило сказаться и на международных позициях страны. Был потерян черноморский шельф, российско-украинские отношения сопровождали постоянные свары, из-за которых тогдашний президент РФ Д.Медведев даже был вынужден отозвать посла, начались переговоры о подписании колониального соглашения об ассоциации с ЕС. О министрах-однодневках даже вспомнить нечего, кроме анекдотов о визитах мажора Яценюка в столовую и патологической жадности Порошенко.

К слову, о Яценюке. Если В.Огрызко потерял черноморский шельф, то А.Яценюк едва не утратил Договор о дружбе и сотрудничестве с РФ, «профессионально» предложив начать переговоры о подготовке нового договора. Благо, немногочисленные оставшиеся в министерстве профессионалы удержали ретивого дилетанта от шага, который мог привести к пересмотру границ.

Краткое возвращение в МИД К.Грищенко и работа Л.Кожары, хотя и оздоровили отношения с Россией, уже не смогли переломить тенденцию к развалу дипломатической службы.

О «кадрах майдана», простите, даже говорить не хочется, поскольку сложно что-либо добавить к меткой характеристике, данной С.Лавровым отельным представителям СМИ.

* * *

Не обошли процессы деградации и кадровый потенциал дипслужбы. Причин тому много.

Дипломатия, несмотря на громкую трескотню о важности внешнеполитического измерения в судьбе Украины, всегда была падчерицей государства. Нищенские зарплаты, старая разбитая мебель 70-х гг. прошлого века, хроническое недофинансирование и коррупция при раздаче должностей привели к оттоку из министерства квалифицированных кадров. О чем говорить, если даже бумагу выдают по взятым с потолка нормам, а проекты документов печатаются на обратной стороне уже использованных листов?

Атмосферу в коллективе здоровой тоже назвать сложно. Требуя постоянных переработок и труда в выходные дни, руководство министерства в середине 2000-х гг. установило на входе турникеты, жестоко преследуя дипломатов за малейшее опоздание. При этом заработная плата молодого специалиста не превышает 1500 грн., а советника 4500-5000 грн. Заграничные командировки мало исправляют ситуацию, поскольку после возвращения дипломаты должны долго и униженно бродить по департаментам в поисках работы. Унижения, запугивания, угрозы, психологическое давление, конфликты в посольствах, назначения «блатных» давно стали визитной карточкой украинского МИД.

В этом «вымаливании места» уравниваются послы и третьи секретари. А тем временем, пока заслуженные профессионалы и главы диппредставительств работают советниками или отсиживают на «кладбище слонов» в качестве послов по особым поручениям, неизвестно откуда взявшиеся выскочки возглавляют департаменты и становятся заместителями министра.

Как таковой специализации дипломатов по регионам нет. Их вполне могут отправить из европейского департамента на Ближний Восток, потом в Африку, следом в Китай, дальше в Аргентину, завершив «турне» Австралией. Не отсюда ли вопиющий непрофессионализм украинской дипломатии?

Тяжелые условия и постоянный цейтнот выдерживают далеко не все. Ваша покорная слуга в свое время была активным участником шутливых дискуссий, что работу в МИД выдерживают лишь наркоманы внешней политики.

* * *

Из этого, собственно, вытекает другая системная проблема, связанная с кадровым потенциалом. Действительно, остаются люди идейные. Но их идея, ставшая «законом» внешней политики Украины – гэть від Москви. Любой ценой. МИД стал одним из самых русофобских и политизированных органов власти Украины. Для меня, например, было большим открытием, что подавляющее большинство коллег активно поддержало акции «Украина без Кучмы», став, по сути, на сторону государственного переворота, будучи государственными служащими. В 2004 г. это вылилось в вопиющее заявление «Дипломаты с народом», которое подписали несколько сотен дипломатов, а во времена Януковича – в открытый саботаж проектов по развитию отношений с Россией.

Усиливает негативный эффект и то, что на Юго-Востоке Украины так и не было создано научной базы для подготовки специалистов в сфере международных отношений, что создало перекос в региональном представительстве работников дипслужбы.

В целом МИД пережил несколько исходов профессионалов, не согласившихся с откровенно русофобским и предательским по отношению к национальным интересам страны внешнеполитическим курсом. Первая волна – противники сдачи ядерного и оборонного потенциала Украины в 90-х гг., вторая – противники оранжевого переворота, третья – уставшие от постоянных шараханий и нищеты в межреволюционный период, четвертая – не признавшая неонацистский переворот 2014 г., а также те, кого объявили российскими шпионами. Есть и такие, которые считают ниже своего достоинства работать под руководством Дещицы и Климкина.

Поддается ли дипломатическая служба Украины восстановлению, вопрос сложный. Утеряны кадры и школа, пропаганда давно уступила место профессионализму, условия службы ужасающие и могут привлечь лишь людей, которым больше нигде нет места, или фанатиков.

Результатом 25-летнего хозяйствования стал не только крах внешней политики Украины, но и самой дипломатической службы. Об этом, в частности, свидетельствует то, как МИД Украины и нынешний украинский президент отреагировали на убийство посла Российской Федерации в Турции…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору